Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Олег Базалеев,
руководитель департамента по социальным вопросам компании «Кресент Петролеум» (Ближний Восток), кандидат социологических наук

№47 #заметки_ESG_начальника

В ноябре на одной из конференций я говорил, что в ближайшие месяцы мировую ESG-погоду будут определять на американском континенте. Именно в Соединенные Штаты, судя по всему, перемещаются наиболее интересные и знаковые события, которые определят перспективу эколого-социально-управленческого концепта на месяцы, если не на годы вперёд.

А может, и каким-нибудь неожиданным образом изменят его судьбу.

Пока что так оно и выходит.

Недавно я рассказывал почему фонд управления активами Vanguard «самовыпилился» из альянса по нулевым выбросам, куда «авангардисты» с большой помпой вступили двумя годами ранее.

Но более важный ESG-сюжет прошлого года – это перипетии, связанные с корпорацией BlackRock («чёрная скала», если по-нашему).

Это имя на слуху у любого, кто работает в сфере корпоративной социальной ответственности. Трудно переоценить ту роль, которую эта крупнейшая в мире инвестиционная корпорация (сейчас управляет активами более чем на $10 трлн) играла в продвижении ESG-повестки.

Последние несколько лет и сам финансовый левиафан, и его глава Ларри Финк не за страх, а за совесть продвигали принципы «экономика-социалка-управление» в стратегическое и тактическое управление компаниями.

Три года назад американские финансисты активно обсуждали воззвание генерального директора BlackRock Ларри Финка к крупнейшим публичным корпорациям. В своём письме тот призвал компании не только стараться процветать за счет улучшения финансовых результатов, но и задуматься о том, какой положительный вклад они вносят в развитие общества.

— Устойчивое развитие должно быть нашим новым стандартом при инвестировании, — не без нотки мессианства писал тогда харизматичный финансист.

«В результате гигант в сфере управления активами стал главным корпоративным голосом в эколого-социально-управленческом движении», — констатирует информационное издание Блумберг.

То, что любовь к природе и правам человека проникла в сердца руководителей инвестиционного фонда, с самого начала вызывало скепсис экоактивистов. Они подозревали финансистов в «зелёной отмывке» (гринвошинге) прозаичного инвестирования.

Но, положа руку на сердце, а когда активисты не обвиняли промышленников и финансистов за дело или без?

Так что ESG-инвестирование двигалось вперёд полным ходом, прирастая в объёмах год от году.

У BlackRock всё могло бы и получиться, как они прогнозировали. Дела шли неплохо и все были довольны. Но лишь пока сформированные на принципах ESG инвестиционные фонды давали максимальную прибыль.

Так что идеальный план «пошёл по рукаву» сначала из-за начавшегося в 2021 году европейского энергетического кризиса, а потом из-за российской спецоперации.

Сначала увлекшиеся «зелёным переходом» европейские функционеры слишком рьяно стали избавляться от собственных предприятий «старой» энергетики, будучи уверенными, что ветряки и солнечные батареи не дадут их в обиду. Но в результате ослабленная «зелеными» кровопусканиями европейская энергетика пропустила гол в свои ворота, банально не «потянув» восстанавливающуюся после ковида экономику.

В результате в 2021 году вдруг неожиданно оказались всем нужны мощности «традиционных» отраслей типа нефтегаза или угольной энергетики. А ценные бумаги этих компаний вдруг резко прибавили в цене.

Тут уже забеспокоились инвесторы и вкладчики. Американские пенсионные фонды стали обвинять менеджеров BlackRock в том, что те заботятся не о максимальной прибыли для ушедших на покой американцах, а мыслят в каких-то абстрактных категориях. Тем более, что финансисты «Черной скалы» и сами не отрицали, что не собираются зарабатывать прибыль любой ценой.

Из-за этого же инвестиционная стратегия BlackRock попала под жёсткий прессинг со стороны консервативных кругов США и законодателей из числа республиканцев. Тех насторожило, что бойкотировались отрасли, связанные с ископаемым топливом.

Стали громче голоса тех, кто называл Ларри Финка чуть ли не леваком-социалистом. А это серьёзное обвинение в американской внутриполитической культуре. Там прослыть «социалистом» или человеком левацких взглядов – это примерно, как в российском контексте начать восприниматься как «пятая колонна».

Поняв, что сгущаются тучи, BlackRock решил сдать назад. В ежегодном обращении к главам компаний в прошлом январе Ларри Финк поменял тон. Вместо былых мессианских воззваний, куда надо перекладывать деньги для спасения планеты, он говорил только про капитализм.

А от всего иного он решительно отмежевался: «Капитализм стейкхолдеров – это не про политику. Это не социальная и не идеологическая повестка»

Возможно, этот финт на вираже и спас бы ситуацию для BlackRock, но в феврале 2022 года началась российская специальная военная операция. Связанные с нею санкции и противосанкции, ещё сильнее толкнули вверх спрос на энергоносители. Туда же, вверх, улетела и цена «энергетических» акций.

Инвесторы (многие из которых до того клялись в опросах про ценности, что готовы снять с себя последнюю рубашку на благо земного шара) тут же побежали забирать деньги из ESG-фондов и перекладывать их в нефтегазовые и угольные ценные бумаги.

Результат известен: по итогам 2022 года десять крупнейших американских ESG-фондов показали двухзначные убытки.

Тучи сгущались всё сильнее.

То, как и куда инвестиционный гигант вкладывает свои деньги, стало предметом ряда расследований. «Черной скале» пришлось оправдываться, и наружу выплыли некоторые удивительные вещи.

Имидж принципиального борца с нефтегазовым змием, оказывается, был во многом имиджем.

Прижатые к стенке техасскими законодателями, финансисты из BlackRock в мае написали расследователям из американских госорганов официальное письмо, где признались, что никогда не собирались вредить компаниям, добывающим ископаемое топливо. Заявление инвестиционного фонда уведомляло, что под их управлением вполне счастливо существуют активы на 310 млрд долл. в энергетические фирмы, причем больше трети из них вложены именно в техасские предприятия.

Нетрудно догадаться, что подобное признание разъярило экологических активистов, ратовавших за скорейший энергопереход.

Американских консерваторов, напротив, подобные признания не успокоили.

В мае 2022 года «Чёрную скалу» жёстко «пропесочил» бывший вице-президент США Майк Пенс: мол, финансисты следуют «радикальной ESG-повестке» и преследуют левацкие цели.

Он же припомнил Ларри Финку активисткую кампанию 2021 года, в результате которой из совета директоров американского нефтяного гиганта Exxon Mobil Corp. «выдавили» трёх человек. Их заменили на более восприимчивых к эко-соц-повестке людей. По мнению критиков, новоприбывшие оказались чуть ли не «засланными казачками», которые «сейчас работают, чтобы подорвать компанию изнутри».

Казначейства некоторых штатов и некоторые американские пенсионные фонды стали выводить свои деньги из кубышек BlackRock – речь про сотни миллионов и миллиарды долларов.

В начале лета инвестиционная фирма снова попыталась сбить волну негатива. В одном из интервью Ларри Финк заявил, что не собирается быть «экологической полицией» и не несёт ответственность, защищают ли компании в его портфолио планету или наоборот.

Потом по всем Штатам запустили рекламу о том, как финансисты BlackRock ответственно хранят и приумножают сбережения 35 миллионов американских пенсионеров.

Но это мало помогало. Уже к осени газеты писали, что уважаемая финансовая корпорация «находится под перекрёстным огнём» со стороны как республиканцев, так и демократов, а также стала «боксёрской грушей» и даже «бабой-ягой» (bogeyman) из-за своей ESG-политики.

Ноябрь 2022 года принёс Ларри Финку новые заботы.

После восстановления контроля республиканцев над Палатой представителей на ноябрьских выборах, те вознамерились присмотреться повнимательней к делам инвестиционных фондов, которые «политизировали размещение капитала, что наносит ущерб американским рабочим, пенсионерам и является дискриминацией американских энергопроизводителей».

Жирную точку в итогах года поставила Флорида, которая 2 декабря решила вернуть из сундуков BlackRock два миллиарда долларов собственных средств.

Пока подчиненные Ларри Финка отдавали деньги, прилетел хлёсткий комментарий от главного финансиста южного штата Джимми Патрониса: «Использование наших денег, чтобы спонсировать проект BlackRock по социальному инжинирингу – это не то, под чем Флорида когда-либо подписывалась».

Надо сказать, что отъехавшие флоридские миллиарды не опустошили счета финансистов. Глава BlackRock, выступая в январе на Давосском форуме сказал, что в течение 2022 года группа по управлению активами получила 230 миллиардов долларов от клиентов из США – то есть концерн выиграл гораздо больше денег, чем проиграл.

Однако происходящее явно беспокоит Финка хотя бы потому, что, по его словам, «впервые в моей профессиональной карьере нападки теперь носят личный характер».

В декабре многие стали писать, что, мол, BlackRock не прогибается под изменчивый мир, потому что в заявлениях компании по-прежнему звучат отсылки к устойчивому развитию как приоритету. Также именитые финансисты не отступают от своих заявлений, что климатический риск – это инвестиционный риск.

Вот и агентство Рейтерс в конце прошлого года написало, что BlackRock не планирует больших изменений по части того, как будет взаимодействовать с компаниями по социальной и экологической повестке.

Но это тот случай, когда детали имеют значение.

Ещё полтора года назад BlackRock хотел выступать именно драйвером ESG-трансформации американских и мировых бизнесов, фактически пытаясь перевести их на «зелёные» рельсы, хотят те того, или не хотят.

А сейчас инвестиционный гигант официально заявляет, что модель и стратегия компаний (в том числе и насчёт устойчивого развития) – это личное дело акционеров фирмы. Финансисты же готовы помогать тем советом и призывами, но не собираются вмешиваться во внутреннюю «кухню».

Отказ «Черной скалы» от эко-мессианства может стать большой вехой для продвижения ESG-повестки в реальном секторе – вплоть до торможения в этом вопросе.

Но поживём – увидим. Пока вся эта история ещё в развитии – нас ждут новые события в ближайшие недели и месяцы.

#социальный_антрополог_на_службе_у_корпораций

Приглашаю на мой Телеграмм-канал «Заметки ESG-начальника» https://t.me/notes_of_ESG_boss

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: