Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.

Высказывание главы Росприроднадзора о том, что«ESG-повестка в половине случаев является фейком чистым, еще в половине случаев является фейком не сильно осмысленным» вызвало бурные обсуждения.
В начале октября Светлана Радионова дала  интервью РИА НОВОСТИ, где подробнее объяснила свою позицию.
Приводим несколько цитат из него:

Почему нам все время нужен какой-то надсмотрщик, чтобы говорить, как можно делать, а как нельзя? Помыть кружку – нормально, но слить все нечистоты из своей лодки в Байкал – это уже за пределами нормы. Надо сдавать их и платить. Пусть будет патент, как на такси. Возможно, это будет плата, которую мы соберем и будем чистить. Но только Байкал чистят волонтеры.
Каждая компания, когда двигается в Арктику, защищает свой финансовый план. Ни в одном финансовом плане, ни одному финансовому институту никто не говорит, что мы туда завезем оборудование и бросим. Наоборот, демонстрируется ответственное потребление. Мне бы хотелось, чтобы со мной не дискутировали по поводу ESG-повестки (ESG, environmental, social, governance – экологическая, социальная и управленческая ответственность – ред.), а чтобы финансовые институты, как ответственные начали спрашивать у нас, что делает кампания.
– Есть какие-то компании, которым вы пересчитали плату, а они вам спасибо сказали?
– Кажется удивительным, но есть. Есть очень ответственные компании. Как только Росприроднадзор пересчитал платеж «Фрутоняне», и они поняли, что ошиблись с расчетом, они заплатили в один день. Сами позвонили, извинились и заплатили. Они, правда, лучше в своем регионе (Липецкая область – ред.).
Компании уже начали движение в сторону экологичности. Нам необходимо менять менталитет. Нарушать должно быть неприемлемо и дорого. А платить за нарушение – нормой. И еще важно, чтобы из уст ни одного руководителя предприятия не могло прозвучать: «черная металлургия потому и черная». Этого не может быть в сознании тех, кто руководит предприятиями. Технологии изменились, уже можно позволить себе меньше загрязнять окружающую среду.
– Что с онлайн доступом к информации об опасных производственных объектах?
В целом важно усилить межведомственное взаимодействие. К примеру, Росприроднадзор готов подключиться к расследованию происшествия с розливом нефти в Новороссийске. Но коллеги из Ростехнадзора произошедшее в Черном море не квалифицируют как аварию.
– Недавно вышел доклад Международной сети по ликвидации загрязняющих веществ (IPEN) о пластиковом загрязнении в России. Помимо прочего речь в нем идет о том, что пластик – это не только механическое загрязнение, но и токсическое. Конвенции, которые вы упомянули, в большей степени о токсическом загрязнении. Как вы будете с этим разбираться?
– Мы будем этим заниматься. Я сама лично прочитала все конвенции, изучила протоколы. Мы берем фундаментальные вещи, которые давно приняты и всеми эксплуатируются. Основные документы – Монреальский протокол, Базельская конвенция, Женевская конвенция (Конвенция ЕЭК ООН о трансграничном загрязнении воздуха на большие расстояния – ред.) – их никто не отрицает. Контролер может обращать внимание на одномоментные нарушения, но его работа должна обеспечивать глобальное выполнение страной курса на чистое будущее, не только внутри страны, но и согласованного с международными соглашениями, которые мы сами и приняли. Мы хотим объединяться с бизнесом, чтобы мы могли жить в этой стране. И здесь время решает многое, нельзя тянуть. Мне с детства жалко потраченного зря времени, потому что это самый дорогой ресурс. С тем упорством, с которым занимаются маркетингом в рамках ESG, хотелось бы действий по этой повестке.
Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: