Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Олег Базалеев,
руководитель департамента по социальным вопросам компании «Кресент Петролеум» (Ближний Восток), кандидат социологических наук

Роль ESG-эксперта, а уж тем более начальственная должность в этой сфере – вещь для российской промышленности пока не самая привычная.

А для многих бизнесов такое и вовсе в новинку.

Неудивительно, что многим вновь назначенным руководителям по устойчивому развитию приходится самим отвоёвывать себе место под солнцем – в не всегда дружелюбных корпоративных джунглях.
Где-то высшее руководство не до конца понимает роль новых назначенцев, где-то ESG-должность может попасть в водоворот офисных игр, а где-то новой функции придётся толкаться плечами с отделами экологии и социальных вопросов, давно вросшими в плоть организации.

Неудивительно, что примеряющий капитанскую ESG-фуражку вполне может оказаться в организационной западне, из которой ему (или ей) надо выбираться — иначе нельзя толком приступить к работе.
Поговорим о некоторых из самых типичных таких ловушек. И, разумеется, о способах, как из этих ям выкарабкиваться.

Первая ловушка: «Писарь при штабе».

Как это ни парадоксально, оказаться в такой западне можно не потому, что компания ни в зуб ногой по части социальных и экологических стандартов. А наоборот, стать «писарем при штабе» можно только в организациях с приличным опытом соответствующих программ.

Представим, что есть большая компания, которая много лет исправно занималась социальными инвестициями – и охраной природы тоже. Не то чтоб, конечно, никогда не слышали присказку «Не беда, заплатим штраф», но про мероприятия по снижению вредных выбросов тоже не забывали.
Руководители компании горды её успехами в социально-экологических делах – и тут перед ними начинает маячить новая ESG-повестка.

Начальники предполагают, что надо просто назвать старые вещи новыми правильными словами. Посовещались – и вот уже у всех в головах желаемый профиль нового сотрудника: смышленый и толковый переупаковщик.

Эдакий «писарь при штабе 2.0».

Разумеется, что в описании должности, по которой нанимают нового руководителя, написаны совсем другие, правильные слова. Что и немудрено, учитывая, что типовую должностную инструкцию, не особо заморачиваясь, обычно скачивают с интернета.

И скорее рано, чем поздно у приступившего к работе ESG-деятеля наступает минутка когнитивного диссонанса. Сев за офисный стол с ворохом амбициозных планов на будущее, он вдруг обнаруживает, что ему предстоит, образно говоря, просто разливать старое вино по новым бутылкам.
И даже если готовить новые проекты, то впереди маячит не более чем вспахивание всё той же борозды, что и раньше – но под шелест новых, ESG-шных или ЦУРовских флагов.

Впрочем, новые проекты надо ещё заслужить… Раз не предполагается, что новый ESG-руководитель оказался в головном офисе, чтобы make a change (совершить изменение), то и другие отделы будут относиться к новой функции так, как будто её не существует.

Через несколько месяцев работы такой ESG-бедолага может обнаружить себя запертым на пятачке между составлением годового отчета и заполнением анкет для целого пучка рейтингов. Фронт работ вполне нормальный для ESG-специалиста, однако вряд ли достойный звания руководителя.

Что же делать ESG-начальнику, если он вдруг обнаружил себя в столь незавидной ситуации?

— Во-первых, не проиграешь в драке на тёмной улице, если не будешь ходить по тёмным улицам. То есть ещё до того, как принимать оффер на позицию в сфере социальных, экологических и управленческих вопросов, неплохо бы во время собеседований поинтересоваться: чего именно ожидают начальники от нового рекрута? И отличается ли видение новой должности у одних ВИПов от точки зрения других начальственных лиц?
(К слову, если вам с порога скажут, что у компании вообще нет никаких проблем в сфере устойчивого развития, то это даже не тревожный звоночек, а длинный и громкий гудок тепловоза).

— Во-вторых, надо хорошо разбираться в терминологии. Если вы хотите убедить старших по рангу товарищей, что работать по ESG – это не сравнить с тем, что было раньше, то вам придётся много рассказывать и обосновывать. Например, чем три буквы ESG отличаются от трёх букв ЦУР, как всё-таки перевести на русский язык термин triple bottom line и почему так и не пошла в народ концепция shared value (общей ценности).

— В-третьих, надо понятно и доходчиво уметь объяснить, в чем практическая выгода бизнеса от работы по принципам ESG – и в чём риски, если этого не делать. И лучше бы, чтобы примеры и кейсы были из российского опыта и основаны на отечественных реалиях – а не принесены с Лазурного берега Франции или с обратной стороны Луны.

(продолжение следует)

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: