Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Репутация
455
Читать: 7 мин.

Нефинансовая отчетность по ESG в России: объективная реальность или фейк?

Алексей Костин,
исполнительный директор НП «КСО – Русский Центр», к.э.н.

Начнем с того, что недавно, 5 сентября, с неожиданной критикой по поводу соблюдения российскими компаниями принципов ESG и отчетности выступила глава Росприроднадзора Светлана Радионова. И данная статья написана в ответ на спорные оценки, высказанные молодым руководителем этого важного ведомства.

ESG в последнее время активно используется в российской бизнес-повестке, и эта аббревиатура прочно вошла в лексикон топ-менеджмента крупнейших российских компаний. ESG, если коротко, это свод показателей и параметров, на которые ориентируется бизнес при разработке и реализации стратегий устойчивого развития.

Очень важно отметить, что ESG, как и понятие устойчивого развития, касается не только бизнеса, но и властей разного уровня: федерального, регионального и местного. При этом первые два уровня это исполнительная власть, а последний уровень – это муниципальная власть. При принятии любых решений власти всех уровней обязаны принимать во внимание эти самые аспекты и проблемы ESG, дабы придерживаться практики устойчивого развития в своих регионах.

С критикой по поводу соблюдения российскими компаниями объективности в раскрытии показателей ESG выступила глава Росприроднадзора Светлана Радионова. По ее словам, «ESG-повестка (нефинансовая отчетность об экологической ответственности компаний. – РБК) в половине случаев является фейком чистым, а еще в половине случаев – фейком не сильно осмысленным». «Для нас большинство вещей, которые там читаем (в ESG-отчетах компаний), – это некая декларация о намерениях. Ни одна аудиторская компания, ни одно рейтинговое агентство не обратились к нам, чтобы поговорить, как мы это видим».

Тут возникает первый вопрос: а почему и зачем рейтинговому агентству обращаться в госструктуру под названием Росприроднадзор? За советом или разрешением? На что? О чем этому независимому агентству надо советоваться в государственной организации? Обычно рейтингующие агентства имеют открытую методику. И госорганы пользуются результатами рейтингов, как и компании из бизнеса. Вот кого из госорганов должна интересовать эта информация, так это госбанки и банки с госучастием при рассмотрении заявок от компаний на кредитование (если оно у этих банков хотя бы частично зеленое).

Позиция главы Росприроднадзора неудивительна и имеет оттенок неполной компетентности или недостаточного знания предмета полемики, т.к. политикой УР и ESG у нас правительство всерьез не занимается. К сожалению, наши госчиновники очень плохо себе представляют тему УР в целом и этой нефинансовой отчетности, в частности. Нет ни одного официального поручения правительства или Президента в области УР и ESG. Руководители компаний, давшие интервью РБК, не лукавят, фейки в этой области — исключения. Большинство без какой-либо подсказки от госорганов работают серьезно по международным стандартам (где основной GRI), а их нефинансовые отчеты аудируются и верифицируются ведущими международными аудиторскими фирмами или профильными НКО. Плюс к этому компании, практически все, проводят общественные слушания — диалоги по представлению проектов или готовых отчетов. И реально учитывают критику и возникающие у стейкхолдеров вопросы и сомнения. И представители территориальных филиалов Росприроднадзора регулярные участники таких встреч, могу это подтвердить со знанием дела, т.к. сам участвовал в них в период 2006-2016 гг.

И в принципе заявлять, что нефинансовые отчеты наполовину фейковые представляется крайне неэтичным по отношению к российским и зарубежным компаниям, работающим в России. Раз уж имеется такое негативное сложившееся впечатление, то тогда необходимо его серьезно обосновать с примерами таких отчетов так негативно оцененных, как компаниям, так и организациям – верификаторам данных отчетов. Тогда можно будет обсудить конкретно каждый кейс и определить, представляет ли он гринвошинг и/или фейк.

Глава Росприроднадзора Светлана Радионова добавила еще в своем интервью: «Мы предлагаем «большой четверке» (PwС, Deloitte, EY, KPMG. – РБК) и другим компаниям, которые занимаются составлением подобных документов, прийти и послушать, что думает государство», – добавила Радионова. По ее мнению, необходимо учитывать требования государства, а не просто брать данные от компаний. Удивительная позиция чиновницы, которая считает, что компании и рейтинговые агентства должны интересоваться мнением чиновников, хотя все они работают в рамках российского законодательства. И этого вполне достаточно. Если чиновникам не нравится качество нефинансовой отчетности, то они имеют право и все возможности инициировать новые законодательные изменения, направленные на улучшения качества отчетов и обязательств компаний по направлениям ESG.

Конечно, такое категоричное и во многом малодоказательное утверждение одного из ведущих госведомств в области ООС не могло не вызвать дальнейшую цепочку комментариев и оценок. В частности, Александр Козлов, министр природных ресурсов и экологии заявил: «Я не хочу комментировать чужие высказывания. В 2017 году была утверждена концепция развития публичной нефинансовой отчетности, а также план мероприятий по ее реализации, но до сих пор предоставление такой отчетности добровольное. Однако Министерство экономического развития сейчас развивает это направление, в том числе готовит законопроект о публичной нефинансовой отчетности. Мне кажется, это полностью изменит подходы к работе с такой информацией». Вот министр более компетентен и объективен в своей оценке. Главное, что он признает, что нефинансовая отчетность в России дело добровольное, основанное на доброй воле и инициативе самих компаний. И что он в курсе концепции развития публичной нефинансовой отчетности, которая в 2017 году согласовывалась с Минприроды. Так что у Светланы Радионовой есть все возможности подключиться к разработке законодательной инициативы на основе утвержденной концепции и сделать нефинансовую отчетность «как надо», по ее мнению. Интервью министра подробнее на РБК.

Далее последовал очень правильный и объективный комментарий Александра Шохина, президента Российского союза промышленников и предпринимателей: «Она (Светлана Радионова. – РБК) не права в том, что это фейки. Многие компании по-разному понимают отчетность по ESG. Большинство ведут нефинансовую отчетность, куда входят экология, здоровье на рабочем месте и т.д. В связи с модой на ESG они стали переименовывать свои нефинансовые социальные отчеты в отчеты по ESG. Но поскольку в России нет общепринятых стандартов ESG, а есть множество рейтингов и стандартов, я бы не обвинял компании, а направил бы вопрос Центробанку и соответствующим ведомствам, чтобы сформировать тот стандарт, который отвечает требованиям ESG.

Герман Греф, президент – председатель правления Сбербанка: «… проблема фальсификации ESG-отчетности существует и это будет одним из ключевых моментов повестки создаваемого ESG-альянса. Такая проблема существует, и она объективна. ESG-отчетность в мире только начинает формироваться, ещё не сформированные ни стандарты, ни методы верификации. Как реагировать на эту проблему? В середине 2022 года в РФ должны появится первые проекты стандартов по этой отчетности, я думаю, что эта проблема уйдет в прошлое. Это, в том числе, будет одной из ключевых тем создаваемого альянса», — сказал глава Сбербанка. Надо понимать, что все эти дискуссии о ESG напрямую связаны с так называемыми ответственными инвестициями. ESG-инвестиции – это вложение денег в компании, которые ведут бизнес на принципах экологичности, социальной ответственности и высокого качества корпоративного управления. А это уже вопрос развития российской экономики и финансирования так называемого зеленого перехода.

Мне пришлось лично участвовать во многих слушаниях по подготовке и представлению ежегодных отчетов по КСО и УР российских компаний, и компании представляли публично информацию (верифицируемую независимыми профильными аудиторами и НКО) о своих изменениях и результатах за год. Бывает, конечно, что выдают желаемое за действительное, но не так часто. Например, показатели международного стандарта GRI хорошо иллюстрируют движение по траектории УР и их «подделать» непросто, а разоблачение фальсификаций чревато для имиджа. Так что большинство наших крупных компаний уже давно в положительном международном тренде, надо отдать им должное. Компании сами заинтересованы в объективном отражении своей работы в этой области: международный имидж, повышение осведомленности стейкхолдеров внутри и вовне России, рост привлекательности и капитализации и т.д. Я бы не утверждал бы этого со всей уверенностью, если бы сам лично не участвовал во всех этих процессах.

И еще один очевидный факт: первые нефинансовые отчеты появились в РФ в начале 2000-х и уже двадцать лет ведущие российские компании из года в год разрабатывают, верифицируют и публикуют эти отчеты. Это непростая работа бизнеса и консультантов основывается обычно на наиболее употребляемых в мире стандартах GRI, OHSAS, ISO 26000, AA 1000 и других. Российские компании делают это добровольно в рамках международной конкуренции, где факторы ESG и устойчивого развития уже давно серьезно влияют на имидж и конкурентоспособность компаний, возможность привлечения ответственных инвестиций и на их капитализацию в конечно счете.

Наиболее содержательную работу по внедрению и верификации нефинансовых отчетов проводит Совет по нефинансовой отчетности Российского союза промышленников и предпринимателей, созданный в 2009 году, возглавляемый известным специалистом Еленой Феоктистовой. За прошедшие годы выпущено уже более 1200 отчетов 200-ми компаниями с официальной внешней верификацией — https://рспп.рф/activity/social/registr/.

Подробнее мнения всех ведущих руководителей по ESG и нефинансовой отчетности на РБК.

 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: