Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экономика
Социальные инвестиции
380
Читать: 17 мин.

На всех этажах общества

Сегодня крупные и средние компании все чаще присоединяются к ЦУР ООН, поддерживают ESG-принципы. Бизнес, который следует им, должен беречь окружающую среду, оказывать позитивное влияние на общество, улучшить качество управления компанией. То есть работать на всех этажах общественной системы. Есть ли он в России? Конечно!

Сокровища на земле и на небе

Примером такого бизнеса может служить сеть школ иностранных языков «ВКС – International House». Ее владелец Михаил Бондарев считает себя не теоретиком, а практиком как в сфере бизнеса, так и в сфере благотворительности, и убежден в том, что компания, поддерживающая ESG-принципы,  должна быть доброй. А что это такое — добрый бизнес?

Просто люди должны быть доброжелательными по отношению не только к клиентам, но и к обществу, к природе, планете в целом, поддерживать друг друга, — говорит он. —  Это мое убеждение в течение многих лет, и я всегда старался ему следовать. У меня во Владимирской области, в поселке Сосновый Бор, есть отель «ВКС-Кантри», элегантные небольшие коттеджи. Наш архитектор внимательно изучал территорию и строил эти домики так, чтобы не срубить ни одного дерева. Там ни одного пня не выкорчевано. По тем же принципам мы строили и реабилитационный лагерь для детей, перенесших тяжелые заболевания. Я пытался внедрить в строительство мое отношение к природе. Мы тогда купили аппарат для переработки пластика, хотели весь использованный пластик перерабатывать во вторичную продукцию. Мне объяснили: для того, чтобы это сделать, нужно очень много пластика, иначе будет нерентабельно. Я даже предлагал купить аппарат для переработки пластика, но мне объяснили, что мы его не загрузим, слишком много потребовалось бы бутылок и банок собирать со всей округи. Сейчас мы стараемся развивать эту технологию, но пока это получается медленно.

С природой более-менее понятно, а как оценить «доброту» корпоративного управления? Как ко всем относиться по-доброму, ведь люди — сложная материя.  Тут, по мнению Михаила Бондарева, кроется противоречие. Зарплата определяется не директором и не отделом персонала, а рынком. Людей приходится покупать на рынке труда. Если на место слишком «дорогого» сотрудника можно нанять такого же или лучшего исполнителя за меньшие деньги, то рынок и экономика потребует от работодателя взять того, кому можно платить меньше. Люди хотят получать больше, а в интересах работодателя платить адекватную зарплату, иначе он разорится. Ведь на зарплату уходит основная часть дохода, от 30 до 70% оборота.

Интересы работодателя и подчиненного совпадают в том, чтобы второй получал высокую зарплату заслуженно. Для этого надо создавать хорошие условия труда, не жалеть средств на обучение, организовать рабочее место так, чтобы оно было удобным, светлым, эргономичным. Это и есть доброта работодателя, которая, в результате, приносит пользу делу. Преподаватель высокого класса, которому компания платит условные 100 тысяч, привлечет гораздо больше клиентов, чем два преподавателя среднего уровня, получающих по 50 тысяч.

Немного из истории бизнеса. Когда началась перестройка, многим ученым пришлось просто торговать на уличных рынках, чтобы прокормить себя и семьи. В их числе был и Михаил Бондарев, научный сотрудник МИФИ, обладатель звания «Изобретатель СССР».  То время лучше всего иллюстрировало китайское слово «кризис», состоящее из двух иероглифов: опасность плюс возможность. Самые смелые и предприимчивые и воспользовались возможностью и создали первый в стране бизнес. Михаил открыл свою частную школу иностранного языка. Спустя некоторое время он пришел в офис международной компании «International House» в Лондоне, и ему предложили присоединиться и стать аффилированным лицом. Процедура аффилиации означает, что одно предприятие или компания входит в структуру другой без изменений в руководящем составе. Это более мягкая форма, чем франчайзинг.  «International House» – это клуб, где главное не деньги, а добрые отношения и качество предлагаемого товара. За 25 лет московская «ВКС – International House» стала одной из самых лучших в системе, теперь у нее разветвленная сеть школ в Москве и Подмосковье.

«ВКС – International House» работает на трех уровнях. Первый –  это подготовка студентов, второй – обучение преподавателей, а третий –  подготовка тех, кто учит преподавателей. Школе удалось изменить подход к преподаванию: когда-то самыми сильными преподавателями английского считались иностранцы, в основном британцы и американцы. Сейчас российские педагоги давно уже не уступают им в качестве преподавания, многие знают английский даже лучше самих англичан. Студенты держатся за своих преподавателей, а школа ценит их профессионализм и качество работы: фактически каждый второй заработанный рубль идет на их зарплату.

Теперь уже неважно, являются ли они носителями языка или нет. Тем более что у носителей, по мнению Михаила, есть большой минус: некоторые из них за всю жизнь не выучили ни одного иностранного языка и не понимают тех трудностей, с которыми сталкиваются студенты.

Кроме сети языковых школ, Михаил Бондарев открыл еще и реабилитационный центр «Шередарь» для детей, перенесших онкологические заболевания. Каждый год в России их диагностируют примерно у 5000 детей. Благодаря современным методикам лечения, 90% заболевших полностью вылечиваются. Но болезнь не проходит бесследно: длительное пребывание в больничной изоляции, физические страдания, уход товарищей по несчастью накладывают серьезный отпечаток на психику ребенка.

Михаил занялся реабилитацией больных детей, потому что пропустил через свое сердце слова Евангелия от Матфея. Его поколение поздно, годам к 30, пришло к слову Божьему, но главное — прочесть вовремя и правильно.  Его поразили слова Нагорной проповеди, где сказано:  «Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше». Он с детских лет любил помогать слабым, ездил в детский дом, носил деньги в церковь. А потом сотрудница привела его в РДКБ, где лечились дети с онкологией, и он стал там волонтером. Как-то больницу посетил Путин, который тогда был премьером, к его приезду подготовили много всяких просьб и предложений. На этой встрече врачи говорили, что России нужен реабилитационный центр для того, чтобы дети могли полностью излечиваться и возвращаться к учебе и нормальной жизни.

Тогда такого центра в России не было, и маленьких пациентов приходилось отправлять в Ирландию. Михаил вспоминает то время со стыдом: маленькая бедная страна, весь Дублин — как микрорайон в Москве. А центр реабилитации у них есть, и приходится просить — возьмите наших детей на реабилитацию бесплатно! И так зародилась идея открыть центр реабилитации на владимирской земле, где течет река Шередарь. По имени реки его и назвали.

Принцип Бондарева таков: «Не знаешь, что придумать, сделай хорошую копию и совершенствуй ее». Примером для него послужил любимый американский актер Пол Ньюман, за свою жизнь собравший и пожертвовавший более 250 миллионов долларов на образование и благотворительность. В 1988 году в память об умершем сыне он построил в США первый реабилитационный центр для детей, перенесших тяжелые онкозаболевания. Затем Ньюман стал открывать подобные центры и в других странах, в том числе и в Ирландии. Так возникла сеть реабилитационных лагерей Hole in the Wall Gang Camp, до сих пор продолжающая свою деятельность по всему миру.  А бывший директор ирландского центра обучал методикам реабилитации российских коллег. За обменом опытом команда «Шередаря» ездила и в Венгрию, где реабилитационные программы на еще более современном уровне. Постепенно «Шередарь» стал похож на европейские и американские центры, основанные Ньюманом.

– Когда мы заложили центр, он был коммерческий и принадлежал мне, – говорит Михаил Бондарев. – А через некоторое время я задался вопросом: что будет с ним через 30 лет, когда я отойду от дел? У нас ведь часто бывает так: уходит владелец или руководитель, и дело рассыпается, потому что нет структуры, все в руках одного человека. И я учредил благотворительный фонд и передал центр в собственность этого фонда. Теперь я не имею права перепрофилировать или продать центр. Главная защита для сотрудников, волонтеров, пациентов – общество, которому он нужен.

«Шередарь» для Михаила Бондарева не просто дело для души, но и один из двигателей его бизнеса. Каждый предприниматель решает сам, куда потратить прибыль. Он может себе купить дворец или яхту, а дело подчиненных – работать и получать зарплату.  Но когда они осознают, что прибыль идет на хорошее дело, то начинают уважать и своего работодателя, и место, где служат. И второй момент – когда ты серьезно, а не напоказ для пиара, занимаешься благотворительностью, у тебя лучше складываются отношения с чиновниками любого ранга. Становится просто проще работать.

90% средств на содержание фонда дает компания «ВКС – International House», а остальные 10% складываются из средств Фонда президентских грантов и частных пожертвований. Однако «Шередарь» становится все более самостоятельным. Отель «ВКС-Кантри», который находится там же, в скором времени станет собственностью фонда. Передать отель фонду напрямую нельзя, но можно учредить НКО, которая возьмет отель на свой баланс. Тем более что отель работает все более успешно, особенно сегодня, в пандемию, когда границы закрыты и в турбизнесе происходит импортозамещение. Люди все чаще приезжают на отдых именно сюда, в Петушинский район, чтобы побродить в нагретых солнцем сосновых лесах и полюбоваться на голубые ленты рек.  Владимирская земля очень щедрая. Тому, кто умеет собирать сокровища, они открываются и на земле, и на небе.

Пачка «Геркулеса» как двигатель для бизнеса

В любом гипермаркете «Лента» при входе всегда можно видеть тележку с аккуратно уложенными продуктами. Это совместная благотворительная акция компании «Лента» и благотворительного проекта «Дари еду!». Покупатель, даже если он спешит, всегда может купить лишний пакетик крупы, муки, чая или детского питания и положить в специальный бокс, а кто-то получит еще один сытый день и хорошее настроение. Чтобы заниматься благотворительностью, совсем не обязательно перечислять миллионы на счета фондов или тратить время на волонтерские поездки. Можно это делать на бегу, между утренним кофе и неотложными служебными звонками.

Если говорить об устойчивом развитии, то «Лента» всегда уделяла пристальное внимание вопросам снижения потенциального негативного воздействия на окружающую среду в ходе собственных операций, — говорит директор по связям с общественностью и государственными органами компании «Лента» Мария Филиппова. — И благотворительность всегда была на повестке. В последнее время на нашу деятельность мы смотрим сквозь призму ESG и ЦУР ООН, сформулировали стратегию ESG, которая сейчас находится на рассмотрении Совета директоров. А если конкретно, то, что касается E (окружающая среда), у нас есть множество проектов, направленных на снижение вреда для природы. В течение нескольких лет мы наблюдаем рост интереса к «зеленой» этике со стороны покупателей, расширяем не только ассортимент экологичных товаров, но и «зеленые» инициативы компании. Недавно в партнерстве с компанией «Балтика» открыли очередной пункт по раздельному сбору отходов на парковке одного из наших магазинов в Ярославле, всего таких пунктов у нас более 30 в нескольких городах России. Мы реализуем эти проекты с разными партнерами. Это еще один шаг к формированию грамотного обращения с отходами и экологичных привычек у населения.

И это далеко не все. У компании есть много альтернатив пресловутым пластиковым пакетам, которые активно продвигаются, к примеру, многоразовые сумки. Недавно здесь отказались от тонких полиэтиленовых пакетов на кассах, которые использовались для упаковки штучных товаров. За два с половиной года покупатели сдали на переработку в аппараты по приему тары более 120 тонн пластиковых бутылок и алюминиевых банок. В магазинах компании размещены информационные материалы о маркировках пластика и их значениях. А недавно компания подвела промежуточные итоги ежегодной экологической акции «Неделя сбора батареек», проходившей в 43 городах. За три месяца было собрано в специальные контейнеры и отправлено на переработку 35,8 тонны элементов питания, а также старые мобильные телефоны, планшеты и прочая мобильная электроника. Сырье без вреда для окружающей среды перерабатывают на заводах-партнерах: ГК «Мегаполисресурс» в Челябинске и «НЭК» в Ярославле. Полученные материалы будут использованы в производстве.

Что касается внутренней экологической политики «Ленты», то здесь используются специальные энергосберегающие двери на холодильниках, LED-освещение вместо люминесцентных ламп. Перерабатывается 100% упаковочной пленки и картона, которые приходят вместе с нашими товарами. Перечислять экологические инициативы «Ленты» можно еще долго.

— Что касается социальной политики, то наш основной принцип — это развитие повышение качества жизни сотрудников, — продолжает Мария. — Есть программы по развитию сотрудников, мы их обучаем в различных форматах. У нас трудятся около 200 человек с ограниченными возможностями здоровья, они занимают самые разнообразные должности в компании, мы только приветствуем таких кандидатов, которые, несмотря на ограничения, хотят работать. И, конечно, у нас большое количество благотворительных инициатив и акций, механика которых в основном сводится к перечислению с каждой покупки денег в пользу того или иного фонда. Традиционно мы очень большое внимание уделяем акциям, проходящим с участием покупателей. Наши магазины посещают много людей, мы выступаем площадкой, на которой можем общаться с покупателем и формировать определённые привычки. Нам важно вовлекать граждан в благотворительную деятельность, служить ее проводником, воспитывать доверие к НКО и фондам. Так развивается культура благотворительности.

Кроме благотворительности с участием покупателей, «Лента» поддерживает деятельность НКО напрямую. Компания помогает людям в трудной жизненной ситуации, особенно больным детям и сиротам, потому что качество их жизни снижается, когда их настигает несчастье. Например, компания сотрудничает с детским хосписом в Санкт-Петербурге: кондитеры пекут торты к дням рождения подопечных. Оплачивается покупка продуктов для мероприятий московского хосписа «Дом с маяком». Недавно прошел конкурс детского рисунка на тему защиты окружающей среды, эксперты отберут лучшие рисунки и сделают по ним игрушки, деньги от продажи которых компания перечислит благотворительному фонду «Антон тут рядом».

Кроме этих небольших, но приятных добрых дел, «Лента» делает и большие: например, ежегодно собирает в школу воспитанников детских социальных учреждений и детей из малоимущих семей. В этом году благодаря акции «Помоги собрать ребенка в школу» 16 тысяч ребятишек получили новенькие портфели со всем школьным содержимым. На Новый год многим воспитанникам детских домов и интернатов вручаются подарки по их собственным мечтам и желаниям; их приобретают покупатели, компания оплачивает половину подарков для детей, а волонтеры-сотрудники формируют наборы и поздравляют детей в учреждениях. Многие возвращаются на рабочее место растроганные искренней радостью и благодарностью малышей.

Что выигрывает крупная компания от пачки «Геркулеса», положенной в тележку для больного ребенка из отдаленной деревни, или упаковки фломастеров для детдомовца? Служат ли эти «мелочи» двигателем для бизнеса?  Так исторически сложилось, что бизнес должен помогать, это одобряемо обществом, является хорошим тоном. Но в последнее время выросло новое поколение, которое проявляет невиданную доселе дотошность в отношении защиты природы, ЗОЖ, благотворительности. Для многих немыслимо бросить батарейку в обычную урну или купить лишнюю майку, они внимательно изучают ингредиенты на упаковках «молочки» и заполняют залы фитнес-клубов… Представители этого поколения все больше придают значение социальной активности компании, в которой они работают или покупают продукты.

– Наши сотрудники часто говорят, что горды работать в компании, которая помогает людям, – говорит Мария. – И это не просто красивые слова. Совершая добрые дела, компания помогает тем, кто нуждается в помощи, и укрепляет лояльность сотрудников и клиентов. Социальная повестка неотделима от бизнеса. Если бизнес хочет играть вдолгую, то она становится неотъемлемой частью его деятельности.

Услуга влияет на результат

— Список ЦУР максимально универсален для всего земного шара, – уверена старший менеджер КСО международной консалтинговой компании КПМГ Юлия Богданова. – Это не просто декларация, это то, что инкорпорировано во все наши программы КСО и ведение бизнеса. Мы как социально ответственный бизнес также помогаем клиентам становиться более социально ответственными через наши услуги оценки операционных рисков и устойчивого развития.

По мнению Юлии, компании КПМГ в какой-то мере «повезло»: аудит как бизнес не оказывает прямого негативного воздействия, у него нет производств, которые используют природные ресурсы или создают вредные отходы. Мы даже свою деятельность строим на принципах ответственного обеспечения работы офисов, которые постепенно двигаются к нулевому углеродному следу – потребления ресурсов, необходимых для работы офиса. Например, путем сокращения излишнего количества командировок сотрудников. Наши услуги и поведение сотрудников – это коммуникация деловому сообществу и обществу в целом. И, конечно, КПМГ как практика оказывает услуги клиентам: как им стать более «углеродно-нейтральными», перестраивать свои производственные циклы, менять цепочки поставок.

КПМГ во всем мире поддерживает общество на уровне сообществ, работает на всех «этажах» этого глобального здания. Это означает помощь не только третьему сектору, но и другим гуманитарным секторам — образованию, здравоохранению. Во всех регионах присутствия компания поддерживает разные НКО, которые работают со всем спектром проблем, а сотрудники участвуют  в большом количестве волонтерских программ для разных уязвимых групп: это и  молодежь, и люди старшего возраста, у которых есть трудности с изменением делового трека. Люди в разных местах живут очень по-разному, и позиция «большого брата» тут неуместна: в компании считают, что необходимо слушать людей, вникать в то, как они живут, и участвовать в проектах максимально сензитивных к их реальности и условиям.

Что же касается управления, то КПМГ уделяет этим вопросам огромное внимание, ведь часть услуг компании – это корпоративное управление, она помогает другим компаниям развивать лучшие практики управления себя. В самой компании во главе угла стоит этический кодекс, который определяет корпоративную культуру и деловое поведение всех сотрудников.  Внутри компания использует все виды современного управления, это необходимо, чтобы она оставалась лидером на рынке, внедрять инновации и новые услуги, которые будут помогать клиентам компании становиться сильнее, а обществу в целом развиваться.

– В социальной сфере наш стратегический фокус – развитие услуг профессиональной помощи уязвимых детей из групп риска, – рассказывает Юлия Богданова. – Сюда относятся дети-сироты, у которых благополучие нарушено по социальным причинам, и дети из групп биологического риска, с риском отставания в развитии, чье благополучие нарушено ввиду разных заболеваний или иных биологических причин. Мы поддерживаем провайдеров профессиональной помощи. Для нас это продолжение нашей бизнес-стратегии. Ведь мы сервисный бизнес и прекрасно знаем, как услуги влияют на рост и успехи наших клиентов. В социальной сфере услуги, их качество и доступность определяют тот результат, которого мы как заказчики и часть общества хотим добиться: чтобы дети пошли в детсад, в школу, у них развивалось исследовательское поведение, которое помогает им, как и их сверстникам, осваивать этот мир, чтобы их родители вернулись к работе, задумались о рождении других детей, и чтобы жизнь семьи нормализовалась, насколько это возможно.

Флагманская программа КПМГ «Уверенное начало», сервис раннего вмешательства, относится к программам первого выбора во всех развитых странах. Первые программы раннего вмешательства появились в США более 50 лет назад. Сегодня они интегрированы в экономику всех ведущих стран мира и являются золотым стандартом помощи уязвимым детям. КПМГ скрупулезно изучила американский опыт с нуля, на месте. А затем построила полноценный качественный и доступный сервис в Москве, действующий в партнерстве с надежными фондами: «Пространство общения», «Физическая реабилитация» и ЦЛП. Сегодня это самая большая программа раннего вмешательства в формате домашнего визитирования в стране.

С момента запуска программы более 400 малышей младше трех лет стали ее клиентами. Она направлена на развитие функциональных навыков у ребенка, профилактику вторичных осложнений, повышение качества жизни ребенка, создание терапевтического альянса с семьей. По каждому ребенку собирается огромная аналитика, около трех тысяч параметров.  Об эффективности программы говорит такой факт, что в программе используются только практики с доказанной эффективностью, работа ведется по индивидуальным целям в SMART формате, достижимость целей около 70%, важно, что за время работы Программы ни один ребенок не был отдан в интернат. Дети учатся решать свои ежедневные задачи развития, с учетом тяжести состояния, от овладения альтернативной коммуникацией до независимого перемещения с помощью ТСР.

– Мы высокоинтеллектуальный бизнес, и наши услуги дорого стоят, поэтому все, что мы делаем, должно быть соответствующим, – подводит итог Юлия Богданова. – Мы предлагаем рынку сложные услуги по нашей основной деятельности, и поддерживаем такие же сложные социальные технологии. На рынке известно, что двойных стандартов не существует, и все, что делает КПМГ, имеет высокое качество независимо от направления. Мы работаем с экспертизой, привозим ее в страну и делаем ее доступной для локальных специалистов и провайдеров, а в конечном итоге благополучатели видят реальные изменения в своей жизни. Серьезные игроки делового мира выбирают услуги КПМГ, консультируются с нами не только по основной деятельности, нас часто спрашивают и про программы КСО, потому что доверие к нам опирается на высокое качество и экспертизу.  Я думаю, что наши высокие этические стандарты добавляют нам ценности и повышают доверие. Ведь все мы – часть единого мира, и понимаем, что вклад любой компании в благополучие этого мира может быть гораздо шире, чем ее основной бизнес.

Проект реализуется с использованием средств гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: