Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Социальная ответственность
Филантропия/благотворительность

КСО – это выгодно!

Инна Лунёва для «Бизнес и Общество»

«Управляющие бизнесом – люди, конечно, не злые, просто слегка «зашоренные». Думают только о прибыли, вернее о быстрой прибыли, бонусах, карьере, потому что в обществе, именно так привыкли измерять «успешность», через богатство и должности. Корпоративная социальная ответственность и корпоративная благотворительность для них – это баловство, дело личное или кем-то навязанное. Однако постепенно, как правило, с низов, это тема все равно приходит и конкуренция подстегивает к тому, чтобы помимо денег, были другие мотивационные форматы в бизнесе. КСО (я, правда, предпочитаю термин «социальные инвестиции») добавляет что-то новое, яркое и настоящее в жизнь компаний!».

Илья Зибарев – финансист, банкир (работал в «Альфа-Банке», банках «ДельтаКредит», «Хоум Кредит», «Русский Стандарт», СКБ и др.) филантроп, соучередитель фонда в «Общее дело», член попечительского совета в благотворительном фонде К. Хабенского, бизнес – консультант по стратегии бизнеса НКО

– Что такое корпоративная социальная ответственность для вас, как банкира, с большим опытом работы в финансовом секторе?

– Для меня – это возможность помогать не только лично. В свое время я разработал программу «Повседневная благотворительность». Суть ее в том, чтобы компании, в рамках своей социальной отвественности, предоставляли возможность клиентам и сотрудникам быть благотворителями или волонтерами. Для этого, компания интегрирует в свои продукты, которые пользуются спросом или популярностью благотворительную составляющую. Возьмем банковские продукты – это карта с кешбеком, накопительные счета, депозиты, страховки, РКО, сдача на кассах и т.д. Если мы говорим о карте с кэшбеком, то часть его, клиент мог сам, при подписании договора с банком, направлять в любой благотворительный фонд, чтобы человек, а не банк решал, куда направить средства. Задача банка в этом случае – предоставить платформу, через которую клиент может удовлетворить потребности в благотворительности. Это очень важная система корпоративной социальной отетственности, когда компании предоставляют такую возможность, используя свою инфрастурктуру, либо продукты. В «Повседневной благотворительности» важно, чтобы размер отчислений был небольшим, а вот число клиентов, которые выбирают продукт с благотворительной составляющей росло. Розница, одним словом! Вторая составляющая – коллектив, мы не только вместе работаем, у всех нас есть потребность делать добрые и понятные вещи! Это формирует лояльность не только к компании, но и друг к другу. Компания не должна быть местом, где ты только негатив получаешь, ведь работа – это стресс, обязательно нужно что-то для души. Сегодня вы можете быть жестким в корпоративной дисскуссию с коллегой, а затра, вместе едете на «Русский север» волонтерить, жить в палатках, у костра сидеть. Там поймете, что вы люди нормальные, когда не совсем зашоренные бизнесом, конкуренцией, KPI и т.д, вы вполне можете договориться, у вас есть общие интересы, но этих форматов сейчас компании не предоставляют, кроме редких корпоративов или стратегических сессий. Поэтому, КСО помогает добавлять что-то новое, яркое и настоящее в жизнь компаний.

– Почему не хотят писать, говорить про КСО: новый тренд для бизнеса, нечем гордиться, не принято говорить на эту тему или что-то другое?

– Я думаю – это путь точно такой же, как у благотворительности. Инертность. Прежде всего, бизнес – СМИ пишут про бизнес – лидеров, а они сами не говорят про эти вопросы, кому-то не о чем просто рассказать, кто-то считает, что это лишнее. Кейсов не так много, мало толковых спикеров, они не умеют интересно донести, людям неизвестен термин КСО. Я сам только некоторое время назад узнал о нем. Абревиатура КСО непонята. Я занимаюсь этой деятельностью много лет, еще до того, как про КСО в России стали говорить. А многие, вообще не понимают, зачем это надо? Все задаются вопросом, а зачем это для бизнеса, в чем выгода для компаний? Многие ждут прямой выгоды…

– Можно ли посчитать «условный доход» компаний, который может приносить концепция КСО?

– «Условный доход» можно посчитать, но это не случается быстро, в течение полугода вы его не увидите. Но если вы построили благотворительные, волонтерские программы внутри, то вы заметите повышение лояльности сотрудников компании, увидите улучшение климата, это поизойдет через год – полтора. А если есть понятный рейтинг работодателя, то такая компания станет заметнее на рынке, работать в ней захотят больше людей, текучка сократиться, это как раз доказанные западным опытом факторы, которые  лего посчитать и у нас. Почему Яндекс на слуху, как работодатель? Потому что конкуренция в IT колоссально высокая. Им нужно создавать атмосферу комфорта внутри, там меньше подсиживаний, самодурства и, соотвественно, больше дискуссии, потому что эти люди не будут выдерживать ситуации неконструктивного давления, там так не работает. Поэтому и формат Ajaile так успешно работает в IT-компаниях, где команда Ajaile формируется не сверху, указом руководителей, а на основе привлекательности задачи, интересных людей и хорошей мотивации.

«Условный доход» обычно считается в продаже, здесь тоже можно посчитать, если вы предлагаете карту, которая почему-то интереснее, чем обычная карта и со временем люди поймут, что карта с благотворительной составляющей – выгодней и помимо экономической выгоды, дает еще сильное эмоциональное value. Это так же, как сравнивать качество работы ВТБ и Сбера, мы не знаем, не попробовали, качество практически невозможно «прожать» сходу, но со временем, становится очевидным, есть качество обслуживания и продукта или нет. И это будет ключевым моментом, почему мы там остаемся, в том или ином банке, компании.

– Вы сказали, что с КСО мы проходим такой же путь, как с благотворительностью, сейчас идет становление, сколько на это потребуется времени?

– Три года максимум! Сейчас все быстрее, потому что с благотворительностью все молчали в начале, все было на самодеятельных историях, потом появились серьезные фонды и люди, появился грамотный фандрайзинг, корпоративные программы, появились СМС и все ринулись в благотворительность! Если клиенты крупных кредитных организаций будут использовать карту, накопительный счет или другие выгодные продукты банка с благотворительной составляющей, то почти каждый россиянин будет благотворителем, через Сбер, ВТБ, либо через Альфу – это круто и не сложно! Внедрение принципов Повседневной благотворительности в топ -5 крупнейших банков страны, позволит привлечь десятки миллиардов рублей в сектор НКО, спасет сотни тысяч жизней, вылечит миллионы россиян!

– В корпоративной среде тенденция – бизнес не должен заниматься благотворительностью, это для частных лиц, а компании переходят на социнвестиции, они даже КСО, как термин, уже стараются не употреблять, а говорят об устойчивом развитии…

– Мне не нравится термин «социальная ответственность». Она понимается обществом и государством, как дополнительная нагрузка на бизнес в социальной сфере. Я считаю, так не должно быть. Компании, конечно, могут принять решение и выделить строчку в бюджете PR или маркетинга (по факту из прибыли компании) на социальные проекты, в рамках, так называемой, ответственности. Это право акционеров и топ- менеджеров, но лучше бы эту прибыль вложить в развитие бизнеса. Пусть банки выдают кредит МСБ и он строит завод, все что угодно, но в экономику вкладывает. Потому что, новый бизнес – это рабочие места и налоги. Задача крупных компаний – создать инфраструктуру добра, предложить хороший выбор фондов, в том числе региональных, проверять их, и даже усилить менеджмент фондов программами обучения. Это позволит повысить эффективность фондов и приведет к лучшим показателям, все как в бизнесе.

– Как обьяснить то, что некоторые компании, до открытия производства, несколько лет вкладываются в соцпроеты региона и только потом начинают работать, так было, например, у Сахалин Энержди?

– Это часть маркетинговой программы. Все добывающие компании, если вы им предложите какой-то проект, как правило, согласятся участвовать, но преимущественно в регионах их присутствия. Это обычная практика, когда компания, добывающая в этом городе, строит детские сады, школы, музеи и т.п. Это часть их социальной программы для сотрудников, в том числе, создания комфортной среды обитания и привлекательности места работы, что в свою очередь позволяет привлекать новых сотрудников и удерживать существующих.

– Сейчас для компаний на благотворительностьнет  налоговых преференций, есть только закон о меценатстве, это правильно?

– Конечно, нет! Но были перегибы и многие это использовали, для того, чтобы не платить налоги. Всегда будут те, кто пытается обойти закон. А для добропорядочных компаний – это удар!

– В чем смысл, почему компании должны заниматься КСО, ведь это дело добровольное? Социальная ответственность бизнеса – это философия, миссия, имидж?

– Добровольное! Компании, как и люди не должны заниматься благотворительностью! Есть бизнес, а КСО – это элемент бизнеса,  компаниям должно быть выгодно этим заниматься.  Это как?

Конечный клиент, на которого ориентирован продукт компании, может оценивать его через призму социальных инвестиций. Такая компания будет привлекательнее и для сотрудников, фактически давая понять, мы не только про «бабло», мы занимаемся бизнесом, а еще мы думаем о других важных вещах и даем вам возможность об этом думать. Со времнем эта «черта» становится частью ценностей и идеологией компаниии. Считаю, что у нас нет социльно-ответственных компаний, потому что, этой идеологии просто нет в стране.

– А чья это задача? Какова роль государства в этом направлении? Достаточно ли оно делает, стимулирует ли бизнес, просвещает?

– Идеология, всегда – это дело государства или элит (как говорят западные теории). Весь мир уходит от пластика, бензина и т.д, думает об экологии, а у нас, в Архангельской области возводят муорный полигон, вместо строительства перерабатывающего завода. В Швеции проблема – нет мусора, заводы есть, а мусора нет, они мусор покупают за границей, а мы, как в 19 веке живем, закапываем мусор.

– Почему же государство не развивает КСО?

– Потому что оно много чего не развивает, государством правят люди старой идеологии, они из 90-х годов все, они просто про другое пока. Смена поколений должна произойти. Конечно, мы сами можем формировать запрос на новые ценности и последовательно  отстаивать свои взгляды, тем самым понуждая элиты и власть к изменениям.

– КСО – это только для крупного\среднего бизнеса или для малого тоже? В чем отличие?

– Для любого и отличий нет. Нет разницы 10 человек в компании или 1000. Подход важен, например, где мы закупаем воду, она импортная или российская, давайте нашу пить, поддерживать производителей своих, сохранять их рабочие места. Помогаяем ли мы людям с ограниченными возможностями реализоваться успешно в нашей компании, какие материалы мы используем, экологические или нет, и многое другое!

– На первый взгляд, кажется, что банки не так активно участвуют в КСО, а как на самом деле?

– Даже у крупных банков нет системного решения по КСО и благотворительности. Есть нишевые продукты, но такая история неитересна, потому что мы с вами не идем в банк за благотворительностью, если у вас будет лежать карта с милями, то она вам будет гораздо интересней. Если мы хотим, чтобы это работало, нужно брать лучшую карту банка, самую выгодную и к ней добавлять благотворительную составляющую, тем самым, повышая эмоциональную привлекательность продукта.

– Для банка как должна проявляться и как на самом деле реализуется соц.ответственность,?

– Как дожна проявляться не знаю, нет еще такого формата. Мне кажется, она должна касаться большинства людей работающих в компании, должна быть им интересна, отвечать их чаяниям и сплачивать коллектив. Формировать дополнительную ценность кроме: давайте заработаем много денег и порадуемся, что мы сделали еще один миллион, продав пустой продукт людям.

– Банкиров вообще не жалуют, не любят у нас…

– Я думаю, что банков в классическом представлении скоро не будет. В кредитные организации никто ходить не хочет, не доверяют клиенты банкам. Ну и сама система работает плохо, посмотрите, сколько банков фактически банкротится или санируется, и это, несмотря на жуткую отчетность и тотальный контроль ЦБ.

– И что будет вместо банков?

– Помните, как-то Греф сказал, не будет Сбербанка, будет Сбер! Будет экосистема. Например, сейчас в телефоне есть все: кино, музыка, еда, такси, банки, соцсети – телефон – это экосистема. А теперь представим, что вы большая компания Яндекс, например, или Мейл.ру у вас есть своя соцсеть, телефония, банк, финансы, путешествия, музыка, кино, вы работаете с человеком и зарабатываете на разных продуктах. Поэтому, для вас важно, чтобы клиент с вами оставался и не так критично, продадите вы ему 10 ненужных страховок за год, а он просто кино купит или что-то другое, все равно зарабатываете. Тут нет ничего нового, мы это в свое время уже проходили, когда превратили Альфа-Банк в финансовый супермаркет. Цель была та же, не отпускать клиента в другие компании за финансовыми продуктами, а все предложить в рамках одного банка, ну и заработать на всех  дополнительных услугах. Тот же мотив стоит и за созданием Эко или Лайфсистем – дать клиенту максимум услуг и продуктов, которые ему нужны  в рамках одной компании (экосистемы), и тем самым, продлить жизнь и отношения с клиентом на максимальный срок.

– Как интересно подавать тему КСО и может ли она стать модной?

– КСО и любые вещи с благотворительностью просто должны попасть в аджендуо ней должны говорить в бизнес-сообществе и на уровне государственных форматов. Нужны яркие примеры того, что компаниям, кроме бизнеса и другие темы интересны. Необходимы крутые, модные спикеры, те, кого сегодня готовы слушать, нужны вдохновляющие истории и понятные современные программы. КСО должна стать модной и востребованной, как уже стала благотворительность. Если раньше мало кто ею занимался и почти ничего не говорили, то сейчас все изменилось и это хорошо для всех нас!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: