Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Репутация

КСО – это ответственность предприятий за их воздействия на общество

журнал Бизнес и общество 72-77 / 2012-2013

В начале 2013 года Бенгт Йоханссон, посол Швеции по КСО, дал эксклюзивное интервью журналу “Бизнес и общество”.

Когда и с какой целью была создана должность посла по корпоративной социальной ответственности (КСО)?

Данная должность была создана в Швеции в 2002 г., когда правительство страны приняло решение о поддержке Инициативы ООН «Глобальный договор».  В Швеции был проведен ряд мероприятий для информирования бизнес-сообщества.

В чем заключаются ваши обязанности в качестве посла КСО Швеции?

Я представляю министерство иностранных дел на мероприятиях в Швеции и за рубежом.  В Швеции компании и НКО часто интересуются позицией с точки зрения рекомендаций правительства.  Хотя мы считаем, что корпоративная социальная ответственность – это их дело, тем не менее, вопросы регулирования этого процесса  все время возвращаются к нам.  Что касается международных контактов, мои предшественники приняли участие во многих международных переговорах.  В настоящий момент ввиду отсутствия международных переговоров, я осуществляю поддержку мероприятий по социальной ответственности бизнеса, проводимых нашими компаниями в тех странах, где по-нашему мнению, ситуация может быть улучшена.

Как вы оцениваете определение КСО и ее структуры в соответствии с ISO 26000?

Из всех определений термина КСО, с которыми я знаком, я предпочитаю определение Комиссии Евросоюза – «ответственность предприятийя за их воздействия на общество».  Соблюдение действующего законодательства и коллективных соглашений между социальными партнерами является предпосылкой для принятия на себя такой ответственности. Чтобы полностью отвечать требованиям корпоративной социальной ответственности, предприятия должны интегрировать социальные, экологические, этические усилия, соблюдение прав человека и требований потребителей в свою производственную деятельность и основную стратегию в тесном сотрудничестве с заинтересованными сторонами.

Что вы думаете о применении новой формы отчетности по Глобальной инициативе (GRI 4) в Швеции? Не слишком ли она сложна для использования компаниями?

У нас примерно 200 компаний в Швеции, которые публикуют отчеты по руководству GRI 3.1, поэтому я не думаю, что GRI 4 будет слишком трудно освоить. Компании нужно принять определенное решение по поводу реальной заинтересованности в подготовке подобного отчета.  Возможно, для некоторых компаний может показаться сложным осмысливать и анализировать свою деятельность, и они выберут простейший путь, просто отметив галочкой нужный ответ.

Вам интересен опыт КСО и лучшие российские практики в этой сфере? Что вы думаете об идее сравнить и обменяться лучшими корпоративными практиками между Швецией и Россией в той или иной форме?

Я обратил внимание на серьезный интерес со стороны российских компаний обсуждать вопросы по борьбе с коррупцией. И я хотел бы приветствовать такой диалог, а также и другие вопросы, связанные с КСО. Мы представили антикоррупционный портал www.business-anti-corruption.com в России и этим летом мы добавляем на портале исследования по проблемам коррупции во всех европейских странах, и это было сделано по предложению России!

Опишите, пожалуйста, законодательные и практические нормы для государственных компаний (100% и частично в собственности) по публикации своих данных и показателей КСО и устойчивого развития. Иными словами, как вы заставляете их быть прозрачными в этой области?

54 шведские государственные компании должны не только публиковать ежегодно отчет об устойчивом развитии в соответствии с Руководством по отчетности в области устойчивого развития (GRI), но Совет директоров каждой компании должен также с этого года определить относительно небольшое количество стратегических целей в данной области и интегрировать эти цели в бизнес-план. Это нормативный государственный документ, и в этом случае государство выступает как собственник.  И как записано в этом документе, компании должны следовать политике, отстаивающей интересы государственной собственности. Государство-собственник будет следовать целям устойчивого развития в этих компаниях, начиная с 2014 года и в последующем. Экономические цели и цели устойчивого развития будут интегрированы в диалоге между собственником и председателем Совета директоров каждой компании.

Не могли бы вы на примере типичной шведской компании показать, какие заинтересованные стороны наиболее важны для нее? И какова роль органов государственной власти, входящих в группу заинтересованных лиц, для шведской компании?

Помимо владельцев я думаю, что клиенты являются наиболее важными заинтересованными сторонами. Некоторые компании, деятельность которых постоянно освещается нашей прессой, могли бы добавить, что пресса играет мощную роль в дискуссии по вопросам КСО. Сотрудники любой компании являются реальными представителями заинтересованных сторон, и по закону все компании со штатом, превышающим 25 сотрудников, должны иметь одного представителя от этой группы в составе Совета директоров.

В настоящее время некоторые компании используют термин “устойчивое развитие” вместо КСО. Сталкивались ли вы с такими случаями, и почему это происходит, на ваш взгляд?

Обсуждение терминов и определений, продолжается. Мы используем термин КСО, который принят в международных кругах. Наши компании, которые больше ориентируются на внутренние дебаты, предпочитают либо “устойчивое развитие” либо “корпоративная ответственность”. Если будет достигнуто соглашение об использовании одного термина, мы, возможно, тоже с этим согласимся.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: