Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Социальное предпринимательство
1758
Читать: 10 мин.

Из прошлого в будущее социального предпринимательства в России

Анна и ее команда были сначала волонтерами, благотворителями, занимались социализацией подростков и выпускников детских домов. До 90 % выпускников детских домов либо испытывают сложности с трудоустройством, либо живут на пособия и трудоустраиваться не мотивированы.

В прошлом году Анна решила, что пора запускать свое производство, чтобы самим создавать рабочие места для молодежи. Стало очевидно, что нужен принципиально другой бизнес-подход к работе.

Анна Чупракова

Анна Чупракова, президент благотворительного фонда помощи детям-отказникам и детям сиротам «БЮРО ДОБРЫХ ДЕЛ», социальный предприниматель: «Нам важно было получить сопровождение, доступ к социальным финансам, экспертизу бизнес-сообщества, найти менторов, наладить бизнес-процессы, и для этого мы подали заявку на конкурс фонда «Навстречу переменам». Нам повезло! Мы попали в образовательную программу и выиграли грант. Благодаря этому запустили импакт-стартап — цех Vareniki на 10 рабочих мест— и сейчас развиваем его устойчивость. Наша задача – выйти на московский рынок для расширения каналов сбыта».

Пример Анны — один из кейсов социальных предпринимателей, которых, по оценкам экспертов, в России сегодня около  30 000.

 Прошлое

В 2022 году фонды «Наше будущее» и «Навстречу переменам» отмечают 15-летие и 10-летие соответственно. Фонды объединяет схожесть миссий в том, чтобы поддерживать развитие проектов и программ, где применяются принципы социального или импакт-предпринимательства.

Фонд региональных социальных программ «Наше будущее» был учрежден для этого в 2007 году и ориентирован, прежде всего, на реализацию потенциала социального предпринимательства в российских регионах, там, где предприниматели хорошо знают проблемы и специфику территорий, но где не всегда есть ресурсы для запуска реальных положительных изменений.

Фонд «Навстречу переменам» с 2012 года работает в соответствии с принципами венчурной филантропии: оказывает комплексную поддержку лидерам социальных стартапов, предлагающим инновационные решения проблем в сфере детства и молодёжи с низкими стартовыми возможностями.

Фонд помогает стартапам стать устойчивыми, масштабировать проект и измерять социальное воздействие.

С ростом фонда и проектов, которые он поддерживает, стало очевидно, что для развития устойчивых социальных предприятий и масштабирования инновационных решений, предлагаемых некоммерческими организациями (НКО), необходимы дополнительные источники и механизмы финансирования.

Поэтому развитие новых форм социальных финансов для Фонда – одна из приоритетных стратегических задач.

Импакт-инвестиции – новый инвестиционный сегмент, где размещение капитала происходит не только с целью получения дохода, но, прежде всего, для создания измеримого общественно полезного блага. Объем импакт-инвестиций растёт во всем мире ежегодно, в России этот рынок только зарождается, но у него большой потенциал.  За время работы фонд поддержал около 400 импакт-проектов, которые охватили помогающими технологиями 430 000 детей и подростков России.

Становление фондов шло одновременно с развитием отечественной экспертизы в области социального предпринимательства. Консолидированные усилия, накопленные аналитические наблюдения и уже не стартовая база практических инструментов позволяют подвести итоги этапа первичного накопления опыта социального и импакт-предпринимательства в России, обсуждать на конкретных примерах его роль, значение и вектор дальнейшего развития.

Такие задачи поставили перед собой и участники экспертного круглого стола ««Из прошлого в будущее социального предпринимательства — новая роль в экономике России», который состоялся в Общественной палате Российской Федерации.

Формальным поводом стали значимые даты фондов; содержанием – дискуссия о ключевых достижениях социального предпринимательства в России, устойчивых бизнес-моделях в этой сфере, проблемах измерения импакт-эффектов и получения доказательных результатов, конкурентных преимуществах социального и импакт-предпринимательства и тех его сильных сторонах, которые позволят сегменту выстоять и расширить свое влияние в современных условиях.

Очевидно, что многие сомнения и проблемы в сфере социального предпринимательства остались в прошлом: нелегитимность или недостаточную легитимность, в том числе юридическую, самого понятия, настороженность в выборе гибридных моделей, объединяющих коммерческие и некоммерческие инструменты, слабое понимание технологических и инновационных перспектив развития, единообразный выбор ниш для социального предпринимательства, отсутствие экспертной экосистемы и разобщенность игроков.

«Игрой на сближение» назвала этот период Юлия Арай, академический директор магистерской программы «Менеджмент» ВШМ СПбГУ.

Настоящее

В процессе этой игры стали понятнее основные профессиональные и коммуникационные правила. Эволюционный процесс теперь выглядит более сбалансированным и разнообразным. Произошла институализация явления, его потенциал увидело государство, в предпринимательство ради положительных перемен верит все больше людей, и все больше из них решаются на собственные действия.

По оценке Юлии Жигулиной, исполнительного директора фонда «Наше будущее», в России сегодня более 30 000 социальных предпринимателей, но трактовать это движение нужно шире. «Сейчас мы выступаем за развитие законодательной базы и присвоение социально ориентированным НКО статуса социального предприятия. Это позволит создать основу нового явления – социальной экономики страны», — отметила Юлия.

Современная экспертная оценка состояния дел формирующейся социальной экономики, преимущественно, концентрирует основные тенденции, показывающие как сам прогресс, определенную зрелость подходов в сфере социального и импакт-предпринимательства, так и его противоречия.

Главными среди таких остаются два ключевых. Они связаны с самим феноменом предпринимательства, пытающегося объединить приоритет прибыли и приоритет интересов вне зависимости от прибыли – интересов человека и окружающего мира.

Это проблема оценки воздействия (импакта) и проблема синтеза коммерческих и некоммерческих инструментов, объединяемых в единые бизнес-модели.

Для социального предпринимателя главные эффекты — в сфере изменения качества жизни целевой аудитории, в области решения выявленных, понятых как решаемые даже небольшими усилиями социальных, экологических и подобных проблем. Методики измерения и доказательств этих эффектов, развиваясь, учитывают деловые рамки, предполагающие инвестиции и займы, бизнес-логику и рыночные установки.

«Средний монетизированный социальный эффект наших проектов — 3 рубля на 1 вложенный рубль, — говорит Юлия Жигулина.  — Самый высокий «доход» — в сфере образования (7 рублей на 1 рубль). 4 рубля дают геронтологические проекты, центры для пожилых людей».

Уровень развития сегмента определяет запрос на общую методологию таких расчетов и стандартизацию разных методик.

От бизнес-моделей в сфере социального и импакт-предпринимательства часто не ожидают быстрой или в принципе успешной отдачи, не считают такие проекты способными расти экспоненциально. Да и сами предприниматели часто пренебрегают бизнес-показателями, которые, в отличие от социально-экологических, довольно легко измерить и посчитать, создав каркас устойчивости проекта.

Тем не менее ниша гибридных форматов расширяется, даже в сфере благотворительности. «Грантовая игла делает проекты очень уязвимыми. Социальный эффект возможен тогда, когда устойчив бизнес. Инвестору нужны нормальные бизнес-показатели? Хороший социальный эффект маржинален», — прокомментировала Валерия Завгородняя, программный директор Impact Hub Moscow.

Андрей Андрусов, инвестиционный директор центра содействия инновациям в обществе «СОЛь», дополнил:

«Если у нас есть портфели инвестиций в капитал, следовательно, есть доля, значит, мы хотим получить возврат инвестиций. При этом инвесторам очень важно понимать социальное воздействие. Даже для крупных компаний, для розничных акционеров это сегодня значимо. Как понять, в какое предприятие они вкладываются? Через импакт». Понимая, что такие проекты потенциально устойчивы, прежде всего, с точки зрения мотивации, многие бизнесы уже смотрят в их сторону в поисках вложения не только денег, но и своей экспертизы. Этот сегмент — про smart деньги, про smart технологии в целом.

Другие отмеченные актуальные тренды современного рынка социального и импакт-предпринимательства в России:  рост интереса к теме, появление сообществ практиков, профессиональных ассоциаций; формирование единой инфраструктуры; активизация взаимодействия участников сегмента с государством; создание экосистем, которые позволяют  достигать необходимых показателей и нивелировать риски за счет тесных взаимосвязей внутри таких систем; расширение направлений деятельности, которые включают уже не только традиционные  образовательные, социальные, медицинские проекты, но и проекты в сфере культуры, прав человека, экологические проекты и многие другие; цифровизация, которая очень важна и с точки зрения импакта, и с точки зрения устойчивости бизнес-моделей и позволяет объединять их особенности в рамках  инновационных проектов; растущий потенциал платформенных решений, практики кросс-субсидирования и  масштабирования проектов.

Будущее

«Социальное предпринимательство как феномен эволюционирует темпами, превышающими классический бизнес. Но постоянно преодолевает и развенчивает мифы», — посетовала Евгения Дмитриева, член Комиссии по развитию экономики и корпоративной социальной ответственности Общественной палаты Российской Федерации.

Работа с мифами – возможно, и есть метазадача для будущего этого сегмента в России. Прежде всего, с мифами о том, что социальное не может быть «настоящим» бизнесом, остается инвестиционно не привлекательным или, в лучшем случае, линейно растущим бизнесом с классической моделью инвестиций.

«Почему-то считается, что венчурные деньги не наши, хотя импакт-инвестиции очень сильно трансграничны», — уверена Евгения Дмитриева, сама основатель социального технологического стартапа.

То, что социальные, импакт-стартапы и технологии плохо и редко совместимы – тоже один из мифов. Примеры таких стартапов, с российскими корнями, на слуху (протезы и накладки, печатаемые на 3D-принтерах, гаджеты для людей со сниженным зрением, благотворительные технологии, встраиваемые в мобильные игры и др.).

«Это может быть и должно быть технологичным и идти за венчурными деньгами, выходить на международные рынки даже сегодня», — уверена Евгения.

Потому что это конкурентно.

Игорь Ананьев

«Мы конкурентны»!, — подтверждает руководитель региональной общественной организации «Радость» и проекта «Особая сборка» Игорь Ананьев.

Команда Игоря развивает высоко технологичную модель проекта, который позволяет системно трудоустраивать людей с ментальными нарушениями и расстройством аутического спектра.

В 2021 в проекте работало 123 человека, 30 из них затем вышли на открытый рынок труда.

«Социальные предприятия могут работать и быстро перестраиваться в кризис, — счиает Игорь.

—  В этом году мы почти не получили грантов, только один. А 60% наших заказчиков исчезли. Мы ищем новые пути продаж, появились волонтёры, мы выиграли грант Яндекса – будем переустраивать продажную рекламу.

Мы не сократили ни одного человека, но сократили время работы, и это позволяет не терять таким особенным работникам свои компетенции.

Несмотря на сложности, мы выживем. Более того, запросили еще одно помещение в Департаменте труда и занятости. Сейчас у нас работают 79 человек, планируем расширяться до 200».

Анна Чупракова, президент фонда «Бюро добрых дел», отметила, что основные серьезные проблемы их нового проекта Vareniki связаны не столько с его финансированием, сколько с самой моделью проекта, выбранной в рамках социального проектирования.

Ее развитие осложнило восприятие потребителями конечной продукции цеха, изготовленной выпускниками детских домов. Нынешний период, конечно, пограничный: «Нам нужно понять, менять выбранную модель или нет. Снизилось количество частных пожертвований, но есть частные крупные доноры.

Как в нынешней ситуации пересоздать нашу модель — пожертвование есть, можем выжить, а что дальше? Это главный вопрос».

Признавая высокую степень неопределённости настоящего момента, когда резко сократился горизонт планирования, стали скуднее источники новых клиентов, донорских и инвестиционных средств, эксперты не видят серьезных угроз для социальных и импакт-предпринимателей, которые в определенной степени закалены привычкой работать в непростых ситуациях и искать в каждом кризисе те самые новые возможности. «Мы видим, что есть и растущие рынки, и новые возможности, — сказал Андрей Андрусов. — Для образовательных проектов в области IT и, например, психологии ситуация меняется, скорее, в лучшую сторону».

Современный кризис, безусловно, еще больше усилил необходимость интеграции ценностей устойчивого развития и ESG во внутренние и внешние системы управления большого бизнеса, и партнерство с социальными предпринимателями здесь – один из важнейший ресурсов транзита таких ценностей внутрь корпоративной культуры компаний и организацией.

Олеся Овчинникова

Партнерство с бизнесом прокомментировала Олеся Овчинникова, продюсер и партнер инклюзивного кинотеатрального проекта «ВзаимоДействие» с участием людей с синдромом Дауна: «Деньги просто так уже не работают. Сила в сообществах: с кем мы работаем? Кто наши партнёры? Про что они?

Это о ценностях: от бумаги из ответственных источников до инклюзивных корпоративов, на которых учатся правильной и здоровой коммуникации».

Обучение и расширение компетенций, лучшее понимание практики бизнеса, расширение количества применяемых финансовых инструментов и источников инвестиций (как внешних, так и внутренних), предпринимательский дух и качество проектов, профессионализм и энтузиазм – все это останется гарантией устойчивости социального и импакт-предпринимательства в ближайшее время. Но его масштабы для огромной страны остаются скромными. Масштабирование, социальная франшиза, синергия – важнейшие цели профессионального сообщества для нового этап своего развития.

«Не обязательно растить бизнес в 100 раз, чтобы увеличился социальных эффект. Для этого может быть социальная франшиза, которую все подхватывают, -утверждает Андрей Андрусов. — Можно стать главным методологом, представив методику бесплатно, или использовать франшизу — и ваш социальный эффект будет больше. Но не все социальные предприниматели готовы, не все доросли до мысли, что можно поделиться кусочком своего проекта».

Юлия Варченко

«Сейчас это ручной метод сращивания: человека, у которого есть желание, и человека, у которого есть методология. Мы должны придумать, как это изменить, — считает Юлия Варченко, исполнительный директор фонда «Навстречу переменам».

— Мы всегда понимали актуальность комьюнити, но сейчас наиболее остро ощущаем потребность быть вместе и силами сообщества решать социальные проблемы, развивать сферу социального предпринимательства.

Мы рады, что комьюнити есть как среди наших выпускников, так и среди коллег-профессионалов. Сейчас самое время, чтобы некоммерческие организации смотрели в сторону социального предпринимательства для обеспечения устойчивости и масштабирования социального воздействия.

Несмотря на все сложности, мы продолжаем свою поддержку и с 1 июня начинаем прием заявок в конкурсный отбор программы «Инкубатор» с возможностью получить грант до 1,2 млн рублей».

Материал подготовлен с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: