Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экономика
Управление
288
Читать: 6 мин.

Борис Титов: «Бизнес в очередной раз спасает экономику России»

Уполномоченный при президенте РФ по защите прав предпринимателей и владелец «Абрау-Дюрсо» Борис Титов о том, как бизнес адаптируется к новым условиям, какие меры поддержки уже предлагает правительство и какие инициативы необходимы в перспективе, почему не нужно стремиться к импортозамещению и что нужно для развития российской экономики.

Как бизнес адаптировался к сегодняшним реалиям

«Вначале были серьезные проблемы не только с прямыми санкциями — прямые санкции касаются небольшого количества предприятий, а в основном с логистикой, расчетами, многолетними устоявшимися связями, которые рвались в один момент. Поэтому когда люди понимали, что невозможно привезти цветы из Голландии, они начинали искать другие пути через Турцию, Ближний Восток, Азербайджан».

«Сегодня практически отрезан морской путь: контейнерные перевозки сократились почти до нуля. Зато налажены контакты с Европой в области автомобильного транспорта. Многие массовые бизнесы, которые не работают с санкционными товарами, сегодня почти полностью восстановили свою работу».

О санкциях, поддержке правительства и новой модели экономики

«Сейчас идет прямая финансовая поддержка авиапрома, авиакомпаний, аэропортов, которая позволяет им не увольнять сотрудников и выполнять свои обязательства по платежам. Из других общих мер — продление моратория на проверки.

Но этого недостаточно. Под угрозой значительная часть экономики. Нужна поддержка занятости, как во время пандемии. Сейчас заканчиваются программы иностранных компаний, которые продолжали платить своим сотрудникам, и последние теперь окажутся на рынке труда.

Сегодня надо также снизить фискальную нагрузку. Мы только отсрочили уплату социальных взносов. Я считаю, что они должны быть снижены для всех до 15%. Бизнес выйдет из тени, и доходы государства увеличатся. Это было доказано во время пандемии.

Если санкции надолго, то это практически новая структура экономики. Государство должно выстроить новую экономическую политику. Если мы говорим не просто о том, чтобы выдержать очередной срок санкционного давления, а о принципиально новой модели экономики, то здесь надо очень многое менять.

Парадигма, которая существует сегодня, — это фискальная парадигма. Она означает, что у государства должно быть много денег и оно должно их на всякий случай копить. А делается это фактически за счет вытягивания денег у населения и бизнеса. От очень жесткой денежно-кредитной политики мы должны перейти к супермягкой».

О необходимости количественного смягчения

«Сверхмягкая денежно-кредитная политика работает больше 10 лет в развитых экономиках. Это называется „количественное смягчение“ (англ. quantitative easing, QE) — насыщение ликвидностью рынка денег и производителей. Это должно помочь людям с насыщением доходов и российскому предложению с удовлетворением спроса.

Нам нужно свое QE, и у нас в Институте экономики роста есть конкретные предложения, как его реализовывать и через долговые обязательства насытить рынок деньгами, которые пойдут именно в экономику, не создавая дополнительной инфляции».

О параллельном импорте

«Правительство правильно поступило, разрешив параллельный импорт, чтобы не остаться без очень важных вещей. Правда, оно разрешает его только по определенной номенклатуре товаров.

Вопрос в том, что есть отрасли, которые по параллельному импорту не завезешь. Это частично касается высокотехнологичного оборудования, которое чаще всего производит сам правообладатель. Это касается авиазапчастей и авиадеталей, потому что они все пронумерованы и персонифицированы. Конечно, нельзя завезти космические технологии, но основную часть товаров — можно».

Почему «импортозамещение» — неудачное слово

«Я вообще не пользовался бы этим словом. Во-первых, оно родилось как государственная политика, осуществлявшаяся в конце шестидесятых-семидесятых годов — даже до восьмидесятых — некоторыми странами Латинской Америки. На государственном уровне было предложено импортозаместить компьютеры Apple. Бразилия даже в свое время выпустила компьютер Apple — яркий, красочный, но работать он не стал, как и наш двухэкранный YotaPhone.

Технологические компании должны оценивать рынки и понимать, для какого потребителя они это делают. Только тогда можно заниматься такими проектами. Поэтому это не импортозамещение: нет цели заместить что-то, что мы покупали раньше. Мы должны стремиться идти вперед, понимать рыночные тенденции и чуть-чуть опережать их. Если мы чуть-чуть не опережаем, значит, у нас нет шансов выиграть.

И, конечно, нельзя заниматься сплошной бомбардировкой. Весь мир живет в парадигме международного разделения труда. Поэтому мы должны быть хороши там, где мы можем, стремиться производить лучшее в мире, а не то, что производят все».

Отрасли, в которых Россия является лидером

«Мы достигли серьезных результатов в сельском хозяйстве, хотя потенциал еще есть, потому что средняя урожайность значительно ниже, чем в Европе.

Конечно, это наш финтех. За границей удивляешься, насколько у них отсталые технологии.

80% горных лыж и досок производятся в России. Очень многие компании размещают свое производство на одном российском заводе. Бойтесь, все лыжники зарубежные, скоро останетесь без лыж. Мы на вас санкции введем».

Как текущий кризис затронул «Абрау-Дюрсо»

«С главной проблемой удалось справиться еще до 24 февраля. В Российской Федерации был принят закон о том, что вином считается только то вино, которое сделано из российского винограда. Это правильное движение вперед, но очень революционное и жесткое по отношению к производителям. Мы тогда практически ушли от импортного сырья. Это нам очень сильно помогло сейчас, потому что у нас российский виноградник и мы не зависим от импорта. Поэтому нам сейчас удается держаться на плаву. Спрос по-прежнему высокий и даже растет. Наверное, людям чаще хочется выпить бокал вина в такой непростой, нервной обстановке.

Но есть проблемы с комплектующими. Огромная проблема сегодня — CO₂, углекислота. Ее нет. Во-первых, снизилось производство удобрения. Во-вторых, там импортные комплектующие (мембранные).

Кроме этого, нет такой элементарной вещи, как пробка. Сначала это был шок для нас, но мы решили эту проблему. Поэтому в принципе наша отрасль и «Абрау-Дюрсо» в лучшем положении, чем вся экономика России».

О необходимости НЭПа

«НЭП не просто возможен — он необходим. Когда все плохо, зовут бизнес — и бизнес в очередной раз спасает экономику России. И в принципе Россию. Это было не раз: давайте вспомним столыпинские времена. Вся реформа базировалась на том, чтобы дать предпринимательскую свободу. Столыпин был пять с половиной лет премьером — за это время экономика преобразилась на 180 градусов. К четырнадцатому году уже Столыпина не было, но тенденция сохранялась. Это лучшее время за всю нашу историю.

Кроме того, когда большевики расписались в своей абсолютной неспособности возродить экономику своими методами, пришлось возвращаться к рыночному хозяйству — и в результате буквально за несколько лет рынок был насыщен товарами как количественно, так и качественно. Они еще тогда ввели концессии, то есть пришло огромное количество инвестиций (из-за рубежа в том числе), что тоже было очень важно для экономики.

В девяностые именно челноки более или менее обеспечили рынок самым необходимы после чудовищного кризиса.

Сегодня „дать предпринимательские свободы“ значит, что бизнесу должно быть выгодно, удобно и безопасно производить. Это и есть деловой климат. Сегодня нет гарантии собственности и собственной безопасности. Необходимо изменить нормативную базу, ввести залоги, не сажать предпринимателей в СИЗО на стадии предварительного следствия, уменьшить количество отчетности».

Продолжение интервью о том, почему предприниматели  жалуютсяся на проверки, несмотря на мораторий, о главном достижении Титова на посту бизнес-омбудсмена, о необходимости IPO «Абрау-Дюрсо» в 2012 году, о невозможности заменить высокие технологии и общественной деятельности бизнесмена смотрите на Tinkoff Private Talks.

Текст — канал Tinkoff Private Talks

Фото — kremlin.ru

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: