Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Архивы филантропа
248
Читать: 24 мин.

Частная благотворительность купечества в России

В дореволюционной Росссии (40-е годы XIX – начало XX века) купечество играет огромную роль в развитии частной благотворительности. Близкие к народу, отличающиеся религиозностью и антибуржуазностью купцы во всех уголках Российской империи подчеркивают свой коммерческий успех размахом благодеяний и затраченных на эти цели средств.

Частная благотворительность в конце XIX века достигла уровня национальной, так как составляла 75% от общих расходов на эту деятельность. Оставшиеся 25% принадлежали казне, земствам, городам, сословным учреждениям, церквям.[i]

Для купечества служение общественному благу было спасением души, гарантией уважения и признания в обществе, условием построения социального партнерства.

В православном миропонимании слово “богатство” было неразрывно связано с Богом, и этим обязывало обладателя состояния к благодеянию. Автор повествования о непростой судьбе купечества и промышленного сословия в России П.А.Бурышкин пишет:“сами купцы про богатство говорили, что Бог его дал в пользование и потребует по нему отчета”.[ii]

Именно религиозная благотворительность (финансирование строительства церквей и монастырей, реконструкция последних, и иные виды пожертвований в пользу церкви) была важным направлением филантропии купцов на разных этапах становления купеческой благотворительности.

Так, самый богатый человек Красноярска 40-60-х гг. XIX века И.Г. Щеголев в сентябре 1861 года пожертвовал огромную по тем временам сумму – 560 тыс. рублей серебром на восстановление красноярского Кафедрального Богородице — рождественского собора. [iii]

На средства сибирского родоначальника купеческого семейства И.Г. Гадалова была целиком обставлена и украшена церковь Томского университета во имя Казанской иконы Божией Матери, освященная в 1867 году. Его сын И.И.Гадалов полностью обеспечивал содержание университетского храма, а также вносил ежегодно 500 руб. на хор певчих, со временем, добавив еще 200 руб. к прежней сумме в связи с расширением хора.[iv]

Исключительно на средства крупнейшей благотворительницы Барнаула Е.И. Бадьиной (Судовской) (совладелица Иткульского винокуренного и Барнаульского водочного заводов) был заложен и развивался Богородицкий Казанский женский монастырь.

Среди купцов Алтая хорошо известна семья А.Ф. Морозова, в основном на средства главы семьи был построен Троицкий собор в Бийске. После смерти мужа его жена, выделила 40 тыс. руб. на домовую церковь при бийском мужском училище.

На средства каменского купечества в центре села (село Камень Барнаульского уезда, с 1915 г. – город) в 1902 г. была выстроена большая церковь Богоявления. По свидетельствам жителей Камня-на-Оби, большие деньги на ее сооружение внес местный миллионер, купец 1-й гильдии А.И. Винокуров. Помимо денежных средств на строительство храма купец  заказал в Томске колокол весом в 61 пуд и доставил его водным путем в Камень. На деньги Винокуровых также была построена церковь на их малой родине, в селе Тюменцевском, Барнаульского уезда.[v]

Огромный вклад в возведение знаменитого кафедрального собора Самары внес купец Шихобалов. Несмотря на скоропостижную кончину его дело не осталось незавершенным, брат завершил строительство собора. В общей сложности возведение собора продолжалось 25 лет. Общая смета работ в ценах того времени превысила 1 миллион рублей, по мнению экспертов, около четверти денежных средств вложили братья Шихобаловы.[vi]

Ярким примером религиозной благотворительности является деятельность елабужского купца Ф.Г. Чернова. Он внес огромный вклад в дело возведения христианских храмов, построил и украсил за свой счет только в пределах нынешней Удмуртии 23 каменных храма.

Активную помощь строительству и содержанию храмов оказывала семья елабужских купцов-миллионеров Стахеевых. По данным на 1871 г. И.И. Стахеев, выстроил за свой счет в разных губерниях свыше 10 каменных церквей, в том числе соборный храм в Бугульме. На строительство и содержание женского монастыря им было отпущено 300 тыс. руб. Для поддержания церквей и монастырей после своего ухода Стахеев завещал капитал в 800 тыс. руб. [vii]

Говоря о религиозной благотворительности стоит отметить, что она была свойственна купцам разных конфессий.

Крупный урало-сибирский предприниматель, католик А.Ф. Поклевский-Козелл щедро жертвовал деньги на строительство костелов на Урале и Западной Сибири.[viii]

В Казани на средства благотворителей в XVIII – начале XX в. было построено 17 мечетей. Причем лишь мечеть “Марджани” возведена коллективными усилиями прихода. Остальные мечети строились и содержались на личные средства отдельных богатых горожан. Их имена встречаются в названиях исторических казанских мечетей: Апанаевская, Азимовская, Бурнаевская, Галеевская, Усмановская, Юнусовская и др. Во второй половине XIX века широкое распространение получила практика передачи мечетям и общинам вакуфной собственности.[ix]

При многих церквях были организованы церковно-приходские школы.

Так, купец М.И. Соколов израсходовал на устройство и содержание церковно-приходской школы на Погосте Троицком Александровского уезда Владимирской губернии 2 430 рублей 43 копейки. В промышленном селе Кохма Шуйского уезда церковно-приходская школа содержалась купцами Ясюнинскими, тратившими на нее в год 1 850 рублей. В крупнейшем промышленном центре губернии, Иваново-Вознесенске, церковно-приходская школа была выстроена и укомплектована Д.Г. Бурылиным, что обошлось ему в 3 500 рублей.[x]

Бедственное положение различных категорий граждан также не оставляло купцов равнодушными. Сироты, обездоленные, вдовы, старики, инвалиды, погорельцы, арестанты и др. были адресатами частной благотворительной помощи купцов. Они финансировали строительство богаделен, трудовых домов, приютов и ночлежных домов, лечебных заведений; помогали нуждающимся во время голода, эпидемии холеры, первой мировой войны, чрезвычайных ситуаций.

Так, купец старообрядец Е.Я. Горин «определил приобретенный им на углу Большой Сергиевской и Введенской улиц каменный двухэтажный дом» под организованную им богадельню и «благоприобретенные им два земельных участка в количестве 2 тыс. с лишком десятин с условием, чтобы арендная плата с них шла на ея содержание». Сверх этого, благотворитель положил в Государственное казначейство «капитал в 100 тыс. с лишком рублей, предоставив его на вечное время богадельне», с тем чтобы после смерти учредителя проценты с этого вклада поступали на содержание богадельни и храма. Рядом с богадельней, в том числе за счет денежных средств купца, был построен храм имени Явления Чудотворной иконы Казанской Божией Матери.[xi]

Организатор Северодвинского речного пароходства и крупнейший торговец хлебом А.В. Булычев выделил 200 тыс. руб. для строительства и содержания богадельни в Архангельске.[xii]

Ибрагим Юнусов вместе со своим братом Исхаком и его женой Биби Магру Мухаметзяновой основали Мусульманский детский приют (они пожертвовали каждый из своего капитала по две тысячи рублей серебром). Примечательно, что приют содержался на доходы от аренды подаренных ему 14 родовых лавок Юнусовых на Сенном базаре, а также пожертвований местных мусульман. Это единственный из казанских приютов, не имевший капитала в банке. Здесь воспитывалось до 30 мальчиков, которых потом устраивали служить в лавки купцов или направляли преподавать в медресе.

Помимо этого в Казани в те времена работали еще два: Николаевский и Александринский. Основу благотворительного капитала Николаевского приюта заложил купец А.Л. Крупенников, пожертвовав 3 тыс. руб. на его организацию. После обращения казанского военного губернатора С.П. Шипова поддержать начинание 2 тыс. руб. выделил купец С.Е. Александров, по 3 тыс. руб. – купцы Н.И. Щербаков и Таганов. К 1843 г. вместе с процентами на счету детского приюта накопилось 12 тыс. руб. К 1850 году здесь воспитывали 77 детей: 12 мальчиков и 65 девочек. По достижению положенных правилом лет девочки возвращались в свои семьи, мальчики поступали в элементарную школу и в народные училища. Помощь приюту также оказывали купцы Ложкин, Мурзаев, Крупенников, Бармин, госпожа Урванцова.

Инициатором создания Александровского выступил брат основателя Николаевского приюта К.Л. Крупенников. Он внес 5 тыс.руб., тем самым составив основу капитала заведения. Александринский приют был рассчитан на 50 детей и содержался на средства, полученные из попечительства, и частные пожертвования.

Пожертвования купцов в пользу упомянутых выше приютов носили не только денежный характер, например Казанский купец Власов, являвшийся владельцем общественной бани, с 1849 г. бесплатно предоставлял услуги своего заведения для детей и служителей Николаевского приюта. Казанский купец Матвей Любимцев сшил 30 пар суконных курток с шароварами для мальчиков Александровского приюта на сумму 200 руб. серебром.[xiii]

В Костромской губернии купец М.Н. Чумаков, состоявший  с 1871 г. церковным старостой и с 1877 г. заведовавший детским приютом, на пользу церкви и на обеспечение детского заведения израсходовал из собственных средств  69 тыс. рублей.[xiv]

Обдорский купец и рыбопромышленник Федор Николаевич Карпов: в 1896 г. пожертвовал на Тобольский городской дом трудолюбия – 1 тыс. руб., Обдорской духовной миссии на устройство интерната – 10 тыс. руб., на постройку нового каменного Воскресенского собора в Березове – 12 тыс. руб., на ремонт придела во имя святого Иоанна Златоуста при Тобольском кафедральном соборе 300 руб.[xv]

В 1902 году в Царицыне братья купцы Серебряковы (владельцы акционерного общества «Братья Г. и А. Серебряковы») организовали, рассчитанный на 40 детей, приют для мальчиков. Здесб дети дети не только обретали кров, но и получали образование. Помимо школьного курса, воспитанники постигали ремесла: сапожное, малярное, плетение корзин и изготовление прочих бытовых предметов. Попечительский совет  состоял из представителей семьи Серебряковых. Помимо регулярных отчислений средств на обустройство неимущих учеников, содержание приюта, семьи Серебряковых брали на воспитание детей-сирот. Более того, приемных детей усыновляли и записывали на свою фамилию. В 1915 году один из братьев, а именно Г.Н.Серебряков передал городу 2-этажное каменное благоустроенное здание для проживания там бедных семей.[xvi]

В 1894 году по инициативе купца И. Ф. Голдобина начинает работу (неофициально) верхнеудинская богадельня на двадцать призреваемых взрослых и детей.  В 1897 году купец И.П. Фролов жертвует Верхнеудинскому городскому общественному управлению неприкосновенный капитал в сумме 10 тыс. руб., на устройство и содержание от доходов этого капитала Дома Трудолюбия (трудовая  форма помощи нуждающимся была особо действенной, ведь цель обществ трудовой помощи заключалась в поиске работы нуждающимся и безработным, создание рабочих мест).Также на средства И.П.Фролова открыт ночлежный дом.[xvii]

В Елабуге на средства “Благотворительного братьев Д.И. и И.И. Стахеевых комитета” содержались Александровский детский приют, женская богадельня, дом призрения неимущих обоего пола и мальчиковсирот, дом труда. Пять из десяти имевшихся в г.Сарапуле благотворительных заведений были основаны на личные вклады купечества. В 1878 г. в Сарапуле на средства купца И.С. Колчина было закончено строительство богадельни на 20 человек. Стоимость строительства составила 20 тыс. руб. На ее содержание из капиталов купца было отпущено 30 тыс. руб. Попечительство над богадельней в связи со смертью Колчина взял его двоюродный брат У.С. Курбатов, который построил два каменных корпуса – приют для девочек, “родовспомогательное отделение”.[xviii]

В Оренбурге купец Ахмет Хусаинов не только открыл бесплатную столовую на 1 тыс. человек, но и обратился в городскую думу с просьбой о переводе из домов неимущих всех магометан в нанятый им отдельный дом, а также прислал 200 ярлыков для раздачи их беднейшим русским. По данным из сообщения губернатору от 3 апреля 1892 г. купец «по случаю магометанского поста на свои средства продовольствовал нуждающемуся населению в числе 6094 душ из магометан в Сеитовском посаде, отпуская на каждого едока в день по 1/8 фунта пшена, ½ фунта пшеничной».[xix]

Для предотвращения нередкого в низовьях Енисея голода, в 1820 г. Д.Д. Дементьев с красноярским купцом Поповым подрядились доставить по низкой цене в запасные казенные хлебные магазины Туруханского края 25 тыс. пуд. муки, выделив при этом 1000 мешков.[xx]

Не чужда частной купеческой благотворительности была и участь пострадавших от стихийных бедствий.

Так, З.М. Цибульский в 1881 г. выделил 3 тыс. руб. на помощь беднейшим из красноярских погорельцев; братья Королевы в 1882 г. отдали по 500 руб. для раздачи беднейшим жителям Томска, пострадавшим от пожара; Я.А. Немчинов на те же цели потратил 25 тыс. руб.; И.И. Базанов в 1870 г. пожертвовал 500 руб. в пользу жителей Нижнеудинска, пострадавших от наводнения. Якутский купец второй гильдии М.Н. Барамыгин в 1840– 1850-х гг. неоднократно предоставлял помощь населению Колымского округа, страдавшему от голода в нерыболовные годы, Николаевский купец А.Е. Иванов в 1869 г. раздал все свои избытки хлеба в количестве около 500 пудов нуждающимся инородцам Амурской области, страдавшим от голода вследствие плохого улова рыбы в предыдущем году.

В 1859 г. И.Г. Щеголев вместе с купцами П. И. Кузнецовым и Н. П. Токаревым «сбросились и пожертвовали 5.300 руб. серебром приамурским переселенцам».[xxi]

Купец И.И. Базанов в 1870 г. пожертвовал 500 руб. в пользу жителей Нижнеудинска, пострадавших от наводнения.[xxii]

Известны также случаи поддержки конкретных лиц, так купец И.М. Сибиряков в 1894 г. пожертвовал вдове утонувшего священника Черных 7 400 руб. на воспитание детей и на похороны. Купец Щербаков в 1860 г. взял на себя обязанность в течение пяти лет содержать за свой счет двух воспитанниц Омского детского приюта «Надежда», намериваясь затратить на это дело 550 руб.[xxiii]

С момента учреждения Александром I 19 июля 1819 года “Общества попечительства о тюрьмах” во многих губернских и уездных городах России стали открываться надлежащие комитеты, комплектовавшиеся из дворян и купечества по принципу добровольности. Нижний Новгород тоже не стал исключением, из представителей купечества Нижегордской губернии на комитет пожертвовали: купеческий сын  Я.А. Рычин, он внес самую большую сумма 999 руб. 99 коп.; купцы С.И. Приезжев, Н. Акифьев, Л. Панин, купеческие сыновья К. и В. Мичурины по 100-150 рублей. От 25 до 60 рублей жертвовали купцы П.Е. Бугров, И. Вяхирев, С. Везломцев. В 1845 году 74 человека пожелали делать ежегодные пожертвования в пользу арестантов. Среди них купец М.Г. Рукавишников.[xxiv]

Говоря об арестантах, в те годы огромное внимание уделялось идеи о нравственном исправлении. Например, строительство церквей при тюрьмах в Енисейской губернии началось с 1863 года. Первой построили Петро-Павловскую церковь при Красноярском тюремном замке в 1863 г. Церковь была построена не только за счет казны, но и пожертвований купца И.Г. Щеголева.[xxv]

Также особое внимание уделялось детям арестантов, находившимся с родителями в тюрьмах и несовершеннолетним преступникам.

Так, в Верхнеудинске в 1874 году был открыт приют для арестантских детей. Значительная часть его средств формировалась не столько за счет казенных субсидий, сколько от взносов попечителей, частных пожертвований, сборов из устраиваемых в пользу приюта различных увеселительных мероприятий и других источников.[xxvi]

В Вологде купец Гудков на свои средства нанимал квартиру для приюта и содержания 26 детей.[xxvii]

Первая мировая война добавила новые категории нуждающихся.

В Саратове был оборудован лазарет для раненых воинов на 10 кроватей.  Его появлению способствовали А.Д. Галанина, Е.К. Боброва и С.Г. Чуева, которые “с материнской заботой приготовили все то, что необходимо больному или раненному воину”. Белье для лазарета было сшито под управлением А.Д. Галаниной в старообрядческих семьях. После освящения оборудованный лазарет был передан в ведение Городского союза помощи раненым. При лазарете было учреждено попечительство из дам-благотворительниц.

Огромную роль сыграла частная благотворительность купечества и в сфере развития лечебных и образовательных заведений, а также в благоустройстве города.

В 1898 году Е.Г. Морозова пожертвовала 10 тыс. руб. на барнаульскую лечебницу. Купец И.Г. Поляков завещал 3 тыс. руб. на содержание городской бесплатной лечебницы.[xxviii]

В Царицыне К.В. Воронин (владелец торгового-промышленного дома, потомственный почетный гражданин ) на собственные средства построил больницу, получившую название Александровской, и передал ее в дар городу в 1905 году. До этого времени уездный город не имел собственного стационарного медицинского учреждения, действовало только земское и две амбулатории. При больнице находилась лечебница и стационар, рассчитанный на 70 коек. Согласно данным справочного издания «Весь Царицын…», только в 1907 году здесь получили квалифицированную помощь 1 638 человек [там же]. В 1914 году в городе благодаря частным вложениям действовало уже четыре больницы и четыре амбулатории на 135 тыс. жителей.[xxix]

В Ставропольском уезде купец Климушин построил и содержал первую в Самарской губернии кумысолечебницу, на лечение в которую приезжали нуждающиеся со всей России.[xxx]

Башир Аитов, отличавшийся щедрой благотворительностью и не делавший различия между татарской и русской беднотой, в начале 30-х гг. вместе с другими купцами устроил лечебницу для холерных больных.[xxxi]

В 1866 году в Троицкосавске на благотворительные средства была основана Александровская лечебница для приходящих больных, содержавшаяся за счет процентов с капитала, пожертвованного кяхтинским купечеством (в 1887 г. этот капитал составлял 8887 руб. 95 коп.), а также за счет ежегодной субсидии в 300 руб., отпускавшейся из городских средств. Верхнеудинский купец А.К. Кобылкин на свои средства открыл амбулаторию, где несколько раз в неделю врач М.В. Танский вел больничный прием рабочих. Е.И. Голдобина (Кукель), будучи почетной попечительницей Верхнеудинской городской больницы, выделяла средства на ее содержание. Купец, почетный гражданин Верхнеудинска П.А. Фролов в 1898 г. пожертвовал 500 руб. на приобретение рентгеновского аппарата. В 1849 г. купец Ф.Е. Кузнецов пожертвовал 230 тыс. руб. на устройство в этом городе больницы с хирургическим залом и медицинской библиотекой, богадельни на 20 коек для лиц мужского пола, небольшой церкви и аптеки. Высочайше утвержденное положение Сибирского Комитета «Об устройстве в г. Иркутске больницы и богадельни на капитал, пожертвованный почетным гражданином Кузнецовым» последовало только 24 октября 1857 г. За эти годы капитал, оставленный Ф.Е. Кузнецовым, увеличился и составил 47 327 тыс. руб. В итоге на эти средства были устроены не только оснащенная всем необходимым больница на 150 мест, богадельня на 60 мест и аптека для выдачи бесплатных лекарств неимущим больным, но также дом для умалишенных на 40 чел. и фельдшерская школа на 40 учеников, единственная в то время в Восточной Сибири. Оставшиеся 127 тыс. руб. было решено использовать на содержание больницы, которая стала называться Кузнецовской. [xxxii]

В сфере науки и образования купцы не только направляли капиталы на  существующие учреждения, но и поддерживали строительство новых. Они выделяли стипендии, пополняли книжный фонд, финансировали научные исследования, издавали научные труды, журналы, газеты, завещали учебным заведениям свои коллекции и библиотеки, а также капитал на развитие.

Так, в ноябре 1860 г. при участии купцов А.А. Пошлина и П.А. Борисова, А.В. Горелина, а также купчихи А.И. Поповой в Шуе открылось женское училище второго разряда, а в 1871 г. – мужская прогимназия (неполная гимназия). Она считалась классической, и согласно уставу выпускникам классических гимназий предоставлялось монопольное право поступления в университеты Российской империи. Благодаря хлопотам Н.А. Ясюнинского, 26 февраля 1886 г. в с. Кохма было открыто женское училище. С самого первого дня его существования и на протяжении долгих лет его попечительницей была жена Николая Арсеньевича Мария Николаевна, которая не жалела ни средств, ни времени на его обустройство.[xxxiii]

Томский купец, почетный блюститель Воскресенского приходского училища Ф. Х. Пушников “в виду могущего быть замедления в постройке дома для Воскресенских приходских училищ от недостаточности ассигнованной думою на сей предмет суммы, жертвует 1 тыс. рублей, выражая желание, чтоб означенная постройка ни под каким видом не была отложена”.[xxxiv]

В Царицыне  купец  А.А. Репников построил и подарил городу Дом науки и искусства. В здании культурного центра работала библиотека, музыкальные и художественные классы, народный театр, краеведческий музей. Археологическая и палеонтологическая коллекция мецената послужила началом царицынского музея краеведения. В  год открытия первого в России ремесленного училища (Царицыно, 1912 год) был учрежден капитал имени купца и почетного гражданина В.Ф. Лапшина на выдачу пособий бедным ученикам ремесленного училища.[xxxv]

В Томске в 1871 г. П.И. Макушиным открывается первая частная публичная библиотека, в фонде которой к моменту национализации насчитывалось 40 тыс. томов. В 1905 г. он основал капитал в 100 тыс. руб. на открытие народного университета. В 1907 г. внес на специальный счет в банке 31,5 тыс. руб., на проценты с которого в Томской губернии к 1916 г. было открыто 450 сельских библиотек.[xxxvi]

В 1898 году купец В.Д. Сухов совместно с братьями Прокопием и Павлом на деньги оставленные отцом (2 679 руб.) приступил к строительству школы, в 1907 г. выделил 3 тыс. руб. и 100 тыс. штук кирпича стоимостью 1,5 тыс. руб. на строительство городского училища, 500 руб. на приобретение книг для городской библиотеки.

А.Ф. Морозов пожертвовал 3,2 тыс. руб. на развитие Владимирской школы, в 1875 г. построил одноэтажное каменное здание стоимостью 12 тыс. руб. для приходского училища, в 1880 г. пожертвовал 20 тыс. руб. на открытие женской прогимназии. Е.Г. Морозова по завещанию пожертвовала здание стоимостью 19 тыс. руб. для низшего ремесленного училища им. Алексея и Елены Морозовых.[xxxvii]

Известные верхнеудинские купцы А. К. Кобылкин и И. Ф. Голдобин в 1898 году пожертвовали 7 500 тысяч рублей на переустройство трехклассного училища в четырехклассное. В 1901 году П.А. Фролов передал 10 тыс. рублей на устройство здания городского училища, а в 1902 году – 15 тыс. рублей на устройство помещении городского народного дома и городского общественного управления. Его наследник П.И. Фролов на образовательные нужды пожертвовал 43 тыс. рублей.[xxxviii]

В 1905 году купец А.И. Лосев построил новый двухэтажный каменный дом для слепых девочек и женщин на 40 человек, а аткже отремонтировал училищное здание, обустроил квартиру заведующего, приобрел необходимые лекарства, а также внес капитал в 5 тыс. рублей на стипендии. В училище содержались на полном иждивении попечителя 20 мальчиков и 6 девочек. Через шесть лет в 1911 году затраты Лосева на училище и богадельню составляли 137 262 рублей, а еще через шесть лет, в 1917 году, Лосев пожертвовал 310 тыс. рублей в неприкосновенный капитал учреждения, не считая 14 тыс. рублей на покрытие текущих расходов.[xxxix]

Купец Ф. В. Чижов завещал капитал на устройство в Костромской губернии пяти промышленных училищ, составивший до 22 тыс. акций московско-курской железной дороги и достигший 5 млн руб. За счет отчисляемыхиз этого капитала средств содержалось училище на 120 человек. Для бедных учеников предусматривалось 20 стипендий им. Ф. В. Чижова по 100 руб. каждая. Костромские купцы, следуя примеру благотворителя, открыли в 1901 г. трехгодичную торговую школу, которая, по мнению инспектора В. К. Гопкера, облегчала предпринимателю его дело, давая ему умелого, знающего, толкового, коммерчески образованного помощника. [xl]

В Елабуге купцы Стахеевы и К.Я. Ушков на свои и привлеченные средства построили реальное училище и гимназию; отец и сын Гирбасовы – просторные здания мужского, женского и земского училищ. При значительных пожертвованиях А.Т. Шитова в Сарапуле построено здание реального и духовного училищ. [xli]

Огромную роль сыграли купцы и в создании Томского университета. В 1876 году купец З.М. Цибульский, в подкрепление ходатайства о том, чтобы Сибирский университет был построен в Томске, внес на его счет 100 тыс. руб., в 1879 г. он добавил  еще 40 тыс. руб. на «на скорейшую закладку фундамента» университета. Среди крупных жертвователей на строительство университета – А.М. Сибиряков (100 тыс.руб.); А.К. Трапезников (10 тыс.руб.); В.Н. Сухов (3.3 тыс.руб.); А.В. Соколов (1 тыс руб.).

Помимо них с Томским университетом связаны такие купеческие фамилии как  Л.Ф. Морозов, Я.А. Сахаров и братья Гилевы, Г.И. Пастухов, И.П. Волков, Я.А. Немчинов, Гадаловы, братья Кухтерины, А.А. Соломонов и М.С. Хаминов, дочь иркутского купца-золотопромышленника М.А. Сибирякова ,А.М. Кладищева, И.П. Воинов, иркутская купеческая вдова А.Н. Портнова, дочь купца-первогильдейца Н.П. Трапезникова. Последняя завещала 54 тыс. руб. на стипендии студентам Томского университета уроженцам Восточной Сибири.

Детально о купеческой поддержке Томского университета вы можете прочитать в замечательной статье  Н.М. Дмитриенко “Императорский томский университет и сибирское купечество: опыт взаимодействия”, опубликованной в Вестнике Томского государственного университета в 2016 году.

Говоря о современных исследованиях, хочу обратить ваше внимание на статью Т.В. Наумовой “Частная поддержка науки в России”, ставшую источником следующих данных:

Согласно историческим источникам в число самых знаменитых меценатов России входил представитель купечества – К.Т. Солдатенков. Он являлся автором издательской программы по опубликованию лучших произведений отечественной и мировой науки, литературы и культуры. После себя Солдатенко оставил завещание, согласно которому в Московский университет было передано 65 тыс. рублей на развитие науки и образования и 20 тыс. рублей – Российской академии наук.

Предприниматель и купец Х.С. Леденцов все свое огромное состояние (около 2 млн рублей) оставил на развитие отечественной науки. По его инициативе создано Общество содействия практическим успехам, которое, в частности финансировало исследования крупных ученых таких как И.П. Павлов.

Представитель купеческой династии С.И. Щукин основал Институт психологии при Московском университете, пожертвовав на него 200 тыс. рублей.

На средства представительницы династии текстильных фабрикантов М.К. Морозовой в 1910 г.  организовано издательство «Путь» – ведущий орган русской религиозно-философской мысли. Покровителями науки были и представители торгово-промышленной династии Д.П. и Ф.П. Рябушинские. Так, Д.П. Рябушинский (1882-1962) стал основателем первой в стране Аэродинамической лаборатории (института) в г. Кучино (имени Рябушинских). По инициативе и на средства Ф.П. Рябушинского (1885-1910) Императорское русское географическое общество организовало большую научную экспедицию по изучению Камчатки, которой благотворитель пожертвовал 200 тыс. рублей.

Купец А.И. Абрикосов – кондитерский фабрикант – поддерживал журнал «Вопросы философии и психологии», служивший ареной для творческих исканий Вл. Соловьева.

Купцы активно принимали участие и в благоустройстве городов. Один из крупнейших предпринимателей Самары М.И. Назаров финансировал городское водоснабжение, а купец Ушаков – помог посторить канализацию.[xlii]

В 1880 году на устройство в Верхнеудинске бульвара большую часть необходимой суммы пожертвовали купец А. П. Лосев и мещанин К. К. Мордовский.[xliii]

В Елабуге на средства купца И.В. Шишкина был построен водопровод. Строительство в городе электростанции финансировал  Ф.В. Стахеев (35 тыс. рублей).[xliv]

Подводя итог, следует отметить, что частная благотворительность купечества в дореволюционной России охватывала многочисленные направления и была адресована абсолютно разным категориям граждан. Она носила системный характер при жизни благотворителя и находила продолжение в духовном завещании.

*В статье упомянута лишь небольшая часть купеческих фамилий и благодеяний.

[i] Н.В. Репина «Роль частной инициативы по развитию профессионально-технического образования в России в середине XIX – начале XX в.»//Ярославский педагогический вестник 2001, №4, том 1

[ii] Б.Ю. Борисов «Духовно-нравственные основы благотворительности и попечительства русского купечества в отечественном образовании»//ЧиО, 2009. №4

[iii] А.И. Шилов, Н.В. Шилова «Щеголевы –династия меценатов-благотворителей»//Историко-педагогический журнал, 2014. №1

[iv] Н.М. Дмитриенко «Императорский томский университет и сибирское купечество: опыт взаимодействия»//Вестник Томского государственного университета, 2016. №413. С.94-102

[v] В.А. Скубеневский «Благотворительность предпринимателей Алтая во второй половине XIX –начале XX вв.// Вестник Томского государственного университета», 2018. №435. С.155-160

[vi] Н.М. Румянцева «Деловая элита самарской губернии в конце XIX – начале XX вв.»//КНЖ, 2016. №2(15)

[vii] С.Л. Мельников «Благотворительная деятельность провинциального купечества во второй половине XIX века в контексте изменения ценностных диспозиций»//Вестник Удмуртского университета. Серия “История и Филология”, 2008. №2

[viii] В.А. Скубеневский «Благотворительность предпринимателей Алтая во второй половине XIX –начале XX вв.»// Вестник Томского государственного университета, 2018. №435. С.155-160

[ix] Р.Р. Салихов «Благотворительная деятельность татарского предпринимательства России» (2-я пол. XIX-нач. XX вв.)//Вестник КазГУКИ, 2012. №3-2

[x] Т.А. Добычина «Благотворительная деятельность провинциальных предпринимателей второй половины XIX-начала XX веков области образования и просвещения»//Наука и школа, 2009. №6

[xi] С.А. Обухович «Благотворительность саратовских старообрядцев в 1880-1917 гг.»//Вестник ВУиТ, 2013. №3(13)

[xii] Н.К. Гуркина «Благотворительность и меценатство в российской провинции на рубеже XIX – XX веков»//Управленческое консультирование, 2016. №11(95)

[xiii] Д.Г. Зиннатуллина «Роль частной инициативы в развитии системы общественного призрения Казанской губернии»//Известия АлтГУ, 2009. №4-2

[xiv] Н.В. Репина «Роль частной инициативы по развитию профессионально-технического образования в России в середине XIX – начале XX вв.»//Ярославский педагогический вестник 2001, №4, том 1

[xv] Н.С. Харина «Меценатство как результат развития предпринимательства на территории Ханты-Мансийского автономного округа – Югры»//Вестник Югорского государственного университета, 2015 г. Выпуск 4 (39)

[xvi] И.Н. Литвинова «Частная форма благотворительности в г.Царицыне»//Logos et Praxis, 2011. №3

[xvii] С.З. Ахмадулина «Благотворительная деятельность конфессиональных групп г.Верхнеудинска во второй половине XIX – начале XX вв.»//Вестник БГУ. Гумманитарные исследования Внутренней Азии, 2018. №3

[xviii] С.Л. Мельников «Благотворительная деятельность провинциального купечества во второй половине XIX века в контексте изменения ценностных диспозиций»//Вестник Удмуртского университета. Серия “История и Филология”, 2008. №2

[xix] О.Ю. Николаева «Деятельность благотворительных организаций по борьбе с голодом 1891-1892 гг. на территории Оренбургской губернии»//Вестник ЛГУ им. А.С.Пушкина, 2014. №2

[xx] Е.В. Комлева «Династия енисейских купцов Дементьевых (вторая половина XVIII-начало XX вв.»)//Исторический курьер, 2018. №1

[xxi] А.И. Шилов, Н.В. Шилова «Щеголевы –династия меценатов-благотворителей»//Историко-педагогический журнал, №1, 2014

[xxii] О.А. Сутягина «Участие сибирского купечества в общественной жизни региона в XIX в.»// Вестник Томского государственного университета, 2014. №380. С.109-113

[xxiii] О.А. Сутягина «Участие сибирского купечества в общественной жизни региона в XIX в.»// Вестник Томского государственного университета, 2014. №380. С.109-113

[xxiv] Л.Ю. Варенцова, С.Ю. Варенцов «Из историии Нижегородского губернского попечительного о тюрьмах комитета в XIX – начале XX вв.»//Известия высших учебных заведений. Поволжский регион

[xxv] А. С.Хромых, К.Д. Дитковская «Деятельность попечительского общества о тюрьмах в Енисейской губернии» (XIX- начало XX вв.)»//Актуальные проблемы постнеклассической науки. История

[xxvi] Н.М. Румянцева «Деловая элита самарской губернии в конце XIX – начале XX вв.»// КНЖ, 2016. №2(15)

[xxvii] Л.И. Беляева «Роль общественности в тюремных преобразованиях XIX в. в России»//Пенитенциарная наука, 2021. №1

[xxviii] В.А. Скубеневский «Благотворительность предпринимателей Алтая во второй половине XIX –начале XX вв.»// Вестник Томского государственного университета, 2018. №435. С.155-160

[xxix] И.Н. Литвинова «Частная форма благотворительности в г.Царицыне»//Logos et Praxis, 2011. №3

[xxx] Н.М. Румянцева «Деловая элита самарской губернии в конце XIX – начале XX вв.»//КНЖ, 2016. №2(15)

[xxxi] Д.Г. Зиннатуллина «Роль частной инициативы в развитии системы общественного призрения Казанской губернии»//Известия АлтГУ, 2009. №4-2

[xxxii] Г.Я. Тригуб «Участие благотворительных самоуправлений, благотворительных обществ и частных лиц в развитии системы народного здравоохранения в городах Забайкалья (вторая половина XIX – начало XX вв.»)//Ойкумена, 2008. №2

[xxxiii] Н.В. Репина «Благотворительность купечества Костромской губернии в середине XIX – начале XX вв. «//Вестник КГУ, 2012. №1

[xxxiv] Е.В. Комлева “Тузы-капиталисты”: образ сибирского купца в региональной периодической печати второй половины XIX в.»//Известия Иркутского государственного университета. Серия: История, 2018

[xxxv] И.Н. Литвинова «Частная форма благотворительности в г.Царицыне»//Logos et Praxis, 2011. №3

[xxxvi] М.В. Шиловский «Специфика благотворительности в сфере образования дореволюционного периода в городах Сибири»// Вестник Томского государственного университета, 2018. №437. С.161-164

[xxxvii] В.А. Скубеневский «Благотворительность предпринимателей Алтая во второй половине XIX –начале XX в.»// Вестник Томского государственного университета, 2018. №435. С.155-160

[xxxviii] С.З. Ахмадулина «Благотворительная деятельность конфессиональных групп г.Верхнеудинска во второй половине XIX – начале XX вв.»//Вестник БГУ. Гумманитарные исследования Внутренней Азии, 2018. №3

[xxxix] Т.А. Добычина «Благотворительная деятельность провинциальных предпринимателей второй половины XIX-начала XX векав области образования и просвещения»//Наука и школа, 2009. №6

[xl] Н.М. Румянцева «Деловая элита самарской губернии в конце XIX – начале XX вв.»// КНЖ, 2016. №2(15)

[xli] С.Л. Мельников «Благотворительная деятельность провинциального купечества во второй половине XIX века в контексте изменения ценностных диспозиций»//Вестник Удмуртского университета. Серия “История и Филология”, 2008. №2

[xlii] Н.М. Румянцева «Деловая элита самарской губернии в конце XIX – начале XX вв.»// КНЖ, 2016. №2(15)

[xliii] С.З. Ахмадулина «Благотворительная деятельность конфессиональных групп г. Верхнеудинска во второй половине XIX – начале XX вв.»//Вестник БГУ. Гумманитарные исследования Внутренней Азии, 2018. №3

[xliv] В. В. ЕРМАКОВ «Предпринимательский капитал в формировании социальной инфраструктуры городов Нижнего Прикамья»//Власть 2001. №1

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: