Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Олег Базалеев,
руководитель департамента по социальным вопросам компании «Кресент Петролеум» (Ближний Восток), кандидат социологических наук

 №21 #заметки_ESG_начальника

«Давайте лучше без имён» — это тренд последних недель в крупном российском бизнесе.

В начале апреля в телеграмм-канале «Беспощадный пиарщик» обратили внимание, что с сайтов ведущих российских компаний исчезли данные об их менеджменте.

Дотошный информресурс не поленился «прошерстить» сайты Яндекса, Аэрофлота, Альфа-банка, ВТБ, Ростеха, Газпромбанка и АФК Система на предмет этой информации и не обнаружил там имён и фамилий начальников.

Где-то высветилась «Ошибка 404» и сообщалось, что «такой страницы больше нет». В других случаях раздел был в наличии, но оказался пуст, как космический вакуум. Одна из организаций показала структуру управления и добросовестно перечислила все ключевые должности, но так и не призналась, как кличут сидящих в командирских кабинетах.

«Страницы о правлении и структуре менеджмента ушли в отпуск», иронизировал телеграмм-канал. Хм… Скорее, ушли в подполье.

На днях ещё Тинькофф-банк заявил, что «перерос именной бренд» и совсем скоро денежное учреждение избавится от фамилии своего харизматичного основателя.

А бизнесмен Вагит Алекперов, живая легенда российской нефтегазовой отрасли и бессменный глава «Лукойла» с 1993 года, объявил, что покидает все должности в основанной им компании.

Почему правления и советы директоров становятся анонимной «группой товарищей»?

Причины общеизвестны. Маховик санкций раскручивается всё сильнее, число попавших под западные рестрикции уже исчисляется, наверно, тысячами российских фамилий.

Как пишут СМИ, по ту сторону границы можно услышать даже о задумках «кэнселлить» россиян сразу миллионами. Например, в Польше предлагали отправить в санкционный бан сразу всех членов партии «Единая Россия», а прибалты призывали всем россиянам чохом прекратить выдавать шенгенские визы.

Немудрено, что в этой ситуации быть в руководстве системообразующих для России организаций – это уже само по себе верная путёвка в санкционный список.

Но вот что интересно. Как мы все знаем, популярная концепция ESG распадается на три направления – тут есть и экология (E), и социалка (S), и эффективное корпоративное управление (G).

При этом открытость и доступность информации о лицах, принимающих решения, – это смысловой стержень, на который в западной модели нанизано всё управление рисками по направлению «джи».

Если не знать, кто в организации у руля, то всё направление «джи» начинает «сыпаться».

  • Как, например, отслеживать гендерный состав руководства компании, когда неизвестны персоналии – и непонятен пол у принимающих ключевые решения? Собственно, теперь в совете директоров могут заседать хоть рептилоиды с планеты Науру – широкая публика об этом всё равно не узнает.
  • Охрана окружающей среды, этичность и прозрачность цепочек поставок. В последние годы в международной практике много чего здесь было достигнуто через blaming and shaming («обвинять и клеймить»).Это когда активистские НКО «накопают» информацию о нехороших делишках под корпоративным флагом – и разворачивают кампанию, персонально терзая высокопоставленного управленца. И тут уже как карта ляжет: общественность либо требует от большого босса больших перемен, либо призывает совет директоров катапультировать большого босса на свалку истории.
  • С глянцевостью ESG-отчетности активисты привыкли опять-таки бороться через персоналии. Если какой-то капитан индустрии, опираясь на плечи пиарщиков, сильно рьяно прочит себя в иконы устойчивого развития, то его личные привычки и излишества могут попасть под свет софитов. И тут уж может выясниться, что его корпоративный джет так часто бороздил воздушные океаны, что «накоптил» углеродным следом на разгромную статью в газете. А может, не ровен час, всплывёт и беготня самого гендира с ружьём где-нибудь на сафари.

Российские корпоративные управленцы довольно резво продвинулись по направлению к информационной открытости за три десятилетия новой истории страны.

Да, в 1990-е руководители старались не особо светиться на публику, опасаясь братков и рэкетиров. Десятилетием позже они же скрывали схему корпоративного управления, побаиваясь рейдеров.

Однако в последние годы отечественная бизнес-практика в этой сфере шла ноздря-в-ноздрю с новейшими западными веяниями. (Разве что у российских высших менеджеров не было особой охоты откровенничать о личной жизни).

Но теперь на дворе другая новая нормальность.

Интересно, что привнесенная Западом бизнес-практика и мода на открытость менеджмента умерла усилиями самого же Запада.

Российским менеджерам, впрочем, не привыкать. Кто-то даже скажет, перефразируя известную фразу: «Не жили никогда нараспашку, нечего и начинать».

К слову, принцип коллективно-анонимного принятия решений (когда «отряд не заметил потери бойца», как пелось в песне военных лет) – это тоже в каком-то смысле устойчивое развитие. По крайней мере, в смысле устойчивости к внешним воздействиям и шокам.

Исчезновение имён, фамилий и отчеств с корпоративных сайтов – это не единственная напасть, от которой «колбасит» ESG-шное направление «джи». Например, правительство разрешило банкам и крупным компаниям не раскрывать информацию о своих показателях. Вроде как временно, но, как известно, нет ничего более постоянного, чем временное.

Стоит ли переживать, если G-повестка и в самом деле окончательно крякнется?

Драматизировать вряд ли надо. Всё-таки направление Governance — это прежде всего определённая система управления рисками и возможностями. Если рисками нельзя управлять способом А, то надо просто найти способ Б.

Например, если говорить про гендерную повестку, то без всякой аббревиатуры ESG в ХХ веке доля работающих женщин в российском обществе была выше, чем тот же показатель на Западе. Если к 1950-м годам половина трудоспособных женщин СССР была вовлечена в общественно организованный труд, то к концу 80-х годов этот показатель составлял почти 90%.

ESG-повестка стала такой популярной за короткое время во многом потому, что темы чистого воздуха, социальной ответственности и прозрачного бизнеса действительно востребованы в современном российском обществе, они отвечают интересам и чаяниям простого человека.

Чрезвычайные события последних двух месяцев внесли много изменений и в жизнь, и в бизнес-процессы — и многие трансформации, судя по всему, ещё предстоят.

С пертурбациями вокруг ESG главное, чтобы вместе с водой не выплеснули и младенца. Если де-факто перестают работать какие-то важные для людей механизмы (такие как обеспечение эффективного и прозрачного корпоративного управления), то надо не бездумно их хоронить, а думать, что и как придёт им на замену.

#практический_ESG_УР_КСО_для_промышленных_корпораций_в_России_и_в_мире

#социальный_антрополог_на_службе_у_корпораций

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: