Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Александр Горелик,
помощник генерального директора Межгосударственной корпорации развития

Название – не моё изобретение. Я сразу оценил этот заголовок, когда увидел статью (лет тридцать назад) в одной газете американских не то глобалистов, не то антиглобалистов. Сказано броско и лаконично – я перевёл бы, пожалуй, так: «У человека много прав, но нередко он неправ».

Правы и не правы бывают и рыночные персонажи. Отсюда почти два десятка лет назад в рамках ООН начались дискуссии насчёт того, как сделать бизнес-игроков подотчётными обществу, одновременно давая им «лицензию на деятельность». В результате были выработаны (прежде всего благодаря пионерской роли спецпредставителя генсекретаря ООН Джона Рагги) рубежные «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека». Год назад мы отметили десятилетие их одобрения Советом ООН по правам человека, то есть, начала их совершенно официального существования.

Разбирающиеся в этой проблематике люди отмечают фундаментальную цель Руководящих принципов для «устранения дисбаланса между государством, людьми и рынками”. В самом деле, РП стали (редкий случай, когда это единодушно признаётся) новаторским стандартом ответственного ведения бизнеса – благодаря целостному видению происходящих процессов.

Сегодня Руководящие принципы перетекают с международного уровня на национальный. Это подводит меня к первому пункту, который я хотел бы подчеркнуть. Налицо логичный тренд регионализации норм, разработанных с глобальным «замахом». Недаром, существующая при ООН женевская рабочая группа по данной проблематике, считает, что «глобальный подход сам по себе не приведет к широкому и всестороннему внедрению РП”. Добавлю, что пора углублять понимание обязанностей различных «кластеров» в разрезе обязанностей рынков перед обществом.

Под «кластерами» я подразумеваю корпоративных игроков (коллективно) в трёх группах: индустриальных государствах, странах с формирующейся рыночной экономикой и развивающемся мире. Нынешний транзит Руководящих принципов с международного на национальный уровень должен в полной мере учитывать, что «один размер не подходит всем». То есть любой набор стандартов должен быть адаптирован к условиям в данной стране или группе стран.

И если должная осмотрительность (Due Diligence) в области прав человека широко признана сегодня новаторским вкладом Руководящих принципов, то, как она проникает в бизнес-экосистемы в разных странах, неодинаково.

Поэтому закрепление «мягкого права» (РП) в правовых инструментах и требованиях надо пока рассматривать как практику немногих, наиболее амбициозных участников движения вперёд. Возьмём ли мы Директиву Европейского Союза по корпоративной отчетности в области устойчивого развития или недавние законодательные акты, принятые во Франции, Германии, Нидерландах, Норвегии и ещё нескольких странах – эти инструменты являются по-своему логичными шагами к уже обязательному стандарту, Mandatory Due Diligence.

Но взгляды, преобладающие на глобальном “Севере”, далеко не всегда отражают приоритеты и перспективы развивающихся рынков. Вот почему, я полагаю, здесь применимо понятие “общей, но дифференцированной ответственности и соответствующих возможностей“ — как и в международной политике в области климата.

Мой второй пункт относится к тому, как продвигается современный взгляд на бизнес и права человека (Б/ПЧ), прежде всего через призму Руководящих принципов, в России. Главное (но что пока не все уяснили): эта тема не пиар-упражнение из разряда «за всё хорошее и против всего плохого». Конечно, в центре внимания вопросы социальной справедливости в треугольнике частный сектор-«человек с улицы»-государство.  Но главное всё же то, что Руководящие принципы — органичная часть широкой повестки дня в сфере устойчивого развития.

Понятно, что целый ряд элементов повестки не могут не меняться в контексте сильной турбулентности, испытываемой Россией с начала 2022 г. Однако тематика бизнеса и прав человека, на мой взгляд, обладает немалой упругостью. Связано это прежде всего с тем, что речь идет далеко не только о правочеловеческих основах; суть – в теории и практике управления рисками, в принципе должной осмотрительности.

Сегодня уже не на словах, а на деле идёт внедрение Руководящих принципов ООН в стратегии и практику российских компаний. Более чем своевременно в 2021 г. был запущен проект «Создание общества экспертов в сфере бизнеса и прав человека». Инициатива, которой мы обязаны Национальной сети Глобального договора ООН и Управлению Верховного комиссара ООН по правам человека, состоит из нескольких взаимодополняющих элементов. Это довольно масштабное корпоративное исследование; разработка шагов по повышению отечественной юридической экспертизы; проведение анализа лучших практик, доступных на международном уровне; составление базы данных об имеющихся прецедентах; разработка методических рекомендаций для «укоренения» у нас РП; и, наконец, пропагандистская (в хорошем смысле!) кампания.

Будем реалистами. В России разработки, связанные с проблематикой Б/ПЧ, по-прежнему в значительной степени являются прерогативой крупных корпораций. Они уже не новички на этом поле — но их опыт и достижения нуждаются в осмыслении и систематизации. Что же касается других компаний, включая МСП, то им по-прежнему не хватает проникновения в тему, да и четкой мотивации — зачем участвовать в этакой «кампании»?

Именно по этой причине основной элемент упомянутого проекта — базовое изучение проблем внедрения Руководящих принципов, вовлёкшее около 150 компаний из десятков регионов России. Среди главных уже имеющихся результатов – корпоративное исследование, направленное на развитие повестки прав человека в контексте предпринимательской деятельности, а также соображения по реализации ооновских Руководящих принципов с учётом местных реалий, равно как и зарубежного опыта.

Хочется надеяться, что второй этап проекта, начинающийся сейчас, приведёт нас к выработке рамок национальной политики и – в конечном счете – нормативных актов, определяющих деловое поведение в России в разрезе прав человека.

Фото freepik

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: