Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экология
215
Читать: 11 мин.

«Запасы не кончатся никогда»

Глава Минприроды Александр Козлов — о рентабельной добыче, расплате за экологические ошибки и росте поглощающей способности лесов

В федеральный и региональный бюджеты ежегодно в среднем поступает около 17 млрд рублей экологических платежей. Об этом в интервью «Известиям» заявил глава Минприроды Александр Козлов. Однако министр отметил, что эта сумма — «средняя температура по больнице». Поэтому она может сильно варьироваться от года к году. Также руководитель ведомства рассказал, какой потенциал по поглощению СО2 скрывается в российских лесах, как проходит спасение исчезающих видов животных и почему не стоит переживать из-за возможного дефицита полезных ископаемых.

«Тут гонка не за деньгами»

— С 1 января 2022 года начнется «окрашивание» средств экологических платежей в федеральном бюджете, а в региональных бюджетах — с 1 сентября. Сколько примерно средств может получить федеральный бюджет в «природный фонд» в новом году? И от каких предприятий может поступить больше всего средств?

— В федеральный и региональный бюджеты ежегодно в среднем поступает порядка 17 млрд рублей экологических платежей. Но здесь нужно понимать, что это именно «средняя температура по больнице». В 2020 году в федеральный бюджет поступило 1,06 млрд рублей, сюда входят платежи по искам и добровольному возмещению вреда водным объектам, федеральные штрафы за административное нарушение в области охраны окружающей среды и природопользования, а также платежи по искам и добровольному возмещению вреда, который причинен окружающей среде на особо охраняемых природных территориях федерального значения.

Но, если вспомнить сумму выплаченного в 2021 году штрафа «Норникеля» в 146,2 млрд рублей за разлив топлива под Норильском, а из этой суммы 145,4 млрд рублей ушло в федеральный бюджет в качестве возмещения вреда водным объектам, то суммы за 2021-й совсем другие. Тут гонка не за деньгами, нет задачи собрать штрафы и пополнить бюджет, важно, чтобы компании не допускали экологических катастроф.

— В России планируется ввести оценку влияния близости мусорного полигона на здоровье человека. Каким образом она будет осуществляться? Сейчас в стране около 2 тыс. соответствующих объектов, и на их ликвидацию, по вашим словам, требуется «большая сумма денег» — о каком примерно объеме средств идет речь?

— В октябре 2021-го правительство утвердило одну из 42 инициатив социально-экономического развития до 2030 года — «Генеральная уборка». На ее реализацию в федеральном бюджете на ближайшие три года заложено 20 млрд рублей. Мы должны ликвидировать 1929 объектов накопленного вреда. Ключевая задача — провести их инвентаризацию и расставить приоритеты. То есть какие именно объекты наиболее опасны для здоровья человека и окружающей среды. Их нужно убирать первыми.

Для этого мы наделим Росприроднадзор полномочиями по обследованию и оценке объекта накопленного вреда окружающей среде (ОНВОС), а Роспотребнадзор — по оценке влияния на здоровье и продолжительность жизни населения. Соответствующий законопроект уже внесен в правительство, планируется внести его в Госдуму в весеннюю сессию.

— В декабре депутаты Приморья отметили, что сейчас ни на федеральном, ни на региональном уровне нет законодательной нормы об обязательном уведомлении органов госвласти субъекта о ввозе на его территорию опасных отходов. По их мнению, необходимо внести изменения в законодательство. Поддерживаете ли вы это предложение?

— Государство сейчас активно совершенствует сферу обращения с отходами I и II классов опасности. С 1 марта 2022 года в нашей стране вступают в силу новые правила по обращению с опасными отходами. Те предприятия, которые не имеют собственных мощностей по их утилизации, обязаны передать такие отходы федеральному экологическому оператору. Это структура «Росатома», у них накоплены большие компетенции в этой сфере.

Кроме того, по федеральному проекту «Инфраструктура для обращения с отходами I и II классов опасности» (нацпроект «Экология») будут построены семь производственно-технических комплексов по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов I и II классов опасности: четыре за счет федерального бюджета, три — внебюджетных источников («Росатом»). В декабре заключены контракты — то есть всё, деньги пошли — на строительство первых двух объектов: производственно-технического комплекса «Горный» в Саратовской области и производственно-технического комплекса «Щучье» в Курганской.

Создана федеральная государственная информационная система учета и контроля за обращением с отходами I и II классов (ФГИС ОПВК), в которую будет подгружена информация по всему жизненному циклу отходов с момента их образования до утилизации, а также образования вторсырья. Участниками системы станут все юрлица и ИП, в процессе деятельности которых образуются такие отходы, операторы по обращению с данными отходами (переработка и транспортирование) и региональные операторы по обращению с ТКО. ФГИС ОПВК позволит формировать в электронном виде федеральную схему обращения с отходами I и II классов опасности и на ее основе строить прогнозные модели развития отрасли. В 2022 году появится возможность получить первую реальную картину рынка: актуальные данные по всем участникам и обороту отходов. Информационная система прошла тестовые испытания и введена в эксплуатацию в декабре 2021 года.

— На совещании с членами правительства президент отметил, что в границах городов к концу 2023 года должны быть устранены 111 свалок, однако по 104 объектам проектная документация до сих пор не готова. Вы поручили собрать все документы к 1 июня 2022 года. Планирует ли министерство сокращать период подготовки документов?

— Наша задача — помочь регионам в срок подготовить документы. Пакеты документов на ликвидацию свалок будем принимать еженедельно, оперативно рассматривать, выявлять недочеты, прорабатывать, как нужно их исправить. Параллельно будем подключать Главгосэкспертизу и Росприроднадзор.

«На 96,9 тыс. т снижены выбросы загрязняющих веществ»

— Окончательный запрет на производство товаров из пластика планируют ввести в 2024 году. Пока известно о 28 позициях — от трубочек до ватных палочек. По вашим словам, такое решение может быть принято только после создания инфраструктуры производства альтернативных замещающих изделий. На данный момент Россия успевает к 2024 году создать соответствующую инфраструктуру? Сколько площадок по производству альтернативных товаров уже существует? И сколько необходимо для обеспечения внутреннего спроса?

— Реализация Концепции РОП (расширенной ответственности производителей. — «Известия») — комплексная задача, она охватывает не один федеральный орган власти. В ее рамках формируется перечень товаров и упаковки, которая не утилизируется, либо плохо извлекается из общей массы отходов. Ответственный за окончательное решение по этому пункту — Минпромторг. Мы им направили свои предложения по таким товарам и их возможной альтернативе, но пока решений о том, как будет осуществлена эта инициатива, министерство не получало.

— Наибольшие объемы выбросов в атмосферу в городах-участниках «Чистого воздуха» — от промышленных предприятий. Скольким из них на данный момент удалось стать «чище»? Насколько должен сократиться этот список в 2022 году?

— За всё время реализации федерального проекта «Чистый воздух» на 96 920 т снижены выбросы загрязняющих веществ, что сопоставимо с 1615 грузовыми вагонами. Промышленные предприятия уже вложили 473 млрд рублей в экологическую модернизацию производств. Проведено 171 мероприятие по реконструкции оборудования на промышленных объектах.

Наибольший эффект — в Челябинске и Магнитогорске. Это во многом связано с тем, что изначально там были достаточно большие объемы выбросов. Там много крупных предприятий, прежде всего металлургического профиля, которые достаточно быстро встали на путь модернизации своих производств. Или, например, Череповец. С 2018 по 2021 год снижение составило почти 39 тыс. т.

Важно понимать, что любое строительство, модернизация завода занимает определенное время. Серьезный эффект мы ожидаем в 2022–2023 годах, когда завершатся основные инвестиционные проекты в городах, на крупных предприятиях.

— По итогам 2021 года необходимо было снизить объем загрязняющих веществ в атмосферу на 4% в рамках нацпроекта. Удалось ли этого достичь? Какой объем был выброшен? И каким он будет в 2022-м?

— По итогам 2021 года мы ожидаем снижение выбросов в атмосферу в городах — участниках федпроекта «Чистый воздух» на 6,1%. Из них — 4,2% от результатов модернизации, которую провели промышленные предприятия.

Общественный транспорт также вносит вклад в загрязнение воздуха, но его обновление далеко не все региональные бюджеты потянут. В 2021-м правительство приняло решение выделить дополнительные средства для покупки 307 единиц современного экологичного транспорта для 12 городов — участников проекта. Это позволит снизить выбросы загрязняющих веществ на 1,3 тыс. т.

«Реально увеличить показатель поглощающей способности в два раза»

— Россия продолжает добиваться официального признания вклада отечественных лесов, ГЭС и АЭС в дело сокращения выбросов парниковых газов. Насколько продвинулся этот вопрос? Когда примерно можно ожидать конкретных результатов?

— Поглощающая способность российских лесов, по данным национального кадастра, составляет около 610 млн т СО2. Это официальные данные, их признает Межправительственная группа экспертов по изменению климата. При этом потери при пожарах в среднем составляют около 300 млн т СО2. Столько же примерно теряется при рубках. Это много. Притом что леса России составляют 20% от площади лесов мира, а запасы древесины в них — 14,6% от мировых. Вполне реально увеличить показатель поглощающей способности в два раза, до 1,2 млрд т CO2. Это большая работа, в том числе нужна и борьба с лесными пожарами.

Большой аспект — лесовосстановление. В начале 2021 года правительство утвердило Стратегию развития лесного комплекса до 2030-го. Одна из ключевых задач — достичь 100% баланса между ежегодными рубками и восстановлением леса. На начало декабря лесовосстановление выполнено на площади 1,18 млн га при плане в 1,2 млн. Это на 56 тыс. га больше, чем в 2020 году.

Важный момент — укомплектование регионов современной техникой. За последние три года за счет бюджета было куплено около 11 тыс. единиц лесохозяйственной техники и оборудования на 2,3 млрд рублей.

Новое направление — восстановление леса в рамках климатических проектов. Приоритетные лесо-климатические проекты: по охране лесов от пожаров, вредных организмов, а также по воспроизводству.

— Как вы ранее сообщали, экономический ущерб от лесных пожаров в России в 2021 году составил около 10,6 млрд рублей. Зафиксирована рекордная площадь, пройденная огнем. На предотвращение пожаров в 2022-м будет выделено 8,2 млрд рублей. Насколько эффективно сейчас получается предотвращать пожары? Какие есть проблемы с этим? Что планируют предпринимать власти, помимо увеличения финансирования на предотвращение?

— Дальний Восток и Сибирь — это огромные площади. Есть труднодоступные территории, где пожары вообще не тушат. Это так называемые зоны контроля. На Дальнем Востоке они составляют 67% от площади лесного фонда — 372 млн га. На эту территорию приходится большая часть пройденной огнем площади. Для той же Якутии как самого «горимого» региона от общей суммы допфинансирования в 8,2 млрд рублей выделяется 34%. Почему столько? Потому что средства распределялись не по площадям, а по мероприятиям, численности сил и средств по нормативам.

Если мы хотим кардинально менять ситуацию с площадями лесных пожаров — нужно принимать решения по поэтапному сокращению зон контроля. Далее — обеспечивать их лесопожарной инфраструктурой. Рослесхоз готов сокращать зоны контроля. В 2020 году по всей стране они уже уменьшились на 92,8 млн га. Работу эту продолжаем с регионами.

Оперативность тушения лесных пожаров в первые сутки в стране по итогам 2021 года составила 76,3%. Это говорит о том, что регионы очень ответственно относятся к борьбе с огнем. В 22 субъектах все лесные пожары были ликвидированы в первые сутки. В 11 регионах вообще не допустили огня в лесах.

Сейчас важно, чтобы субъекты заранее подготовились к пожароопасному сезону. Уже в начале года надо спланировать все мероприятия, обучить парашютистов и десантников пожарных, вакцинировать от клещевого энцефалита, законтрактовать авиацию. Все эти данные будут отображаться в обязательном еженедельном мониторинге готовности к пожароопасному сезону. Информация будет доступна всем заинтересованным органам власти, в том числе и прокуратуре.

«Самые большие перспективы у Дальнего Востока, Сибири и Арктики»

— По вашим расчетам, к 2030 году Россия достигнет воспроизводства запасов нефти, газа, а также золота, серебра, свинца, цинка и сурьмы на уровне 150%. Какие регионы внесут самый большой вклад в этот процесс?

— Традиционно самые большие перспективы у Дальнего Востока, Сибири и Арктики. В первую очередь это связано с их огромным потенциалом на выявление новых крупных месторождений.

Что касается углеводородов, то ежегодно в России в среднем выявляется около 50 новых месторождений. Наиболее крупные и уникальные именно в Арктической зоне, в том числе на шельфе, в Красноярском крае и Якутии. По инициативе «Геология. Возрождение легенды» мы планируем подготовить не менее семи перспективных площадей для лицензирования.

Если говорить о твердых полезных ископаемых, то по золоту ожидаем прироста запасов около 350 т. Наибольший вклад внесут Якутия, Забайкалье, Иркутская и Магаданская области. По серебру — на 9,5 тыс. т. В лидерах также Якутия и Забайкальский край. Медь — около 350 тыс. т. Наибольший вклад ожидаем от Алтайского края и Башкортостана. По свинцу — примерно 700 тыс. т. Более половины прироста рассчитываем получить от Забайкальского края. Запасы цинка увеличатся на 1,8 млн т. Здесь также можно отметить Забайкалье — кладезь полезных ископаемых и Алтайский край.

— По вашим данным, обеспеченность запасов природного газа при текущей добыче составляет 103 года, нефти — 59 лет, золота — 40 лет. Изменились ли эти оценки на данный момент из-за пандемии? Угрожает ли России дефицит каких-либо ресурсов?

— У нас одно из самых богатых государств с точки зрения полезных ископаемых, запасы не кончатся никогда. Вопрос в их экономике, в рентабельности запасов. У нас есть геологические запасы, есть извлекаемые запасы и рентабельные запасы. Это та категория запасов, которые сейчас экономически выгодно добывать. Их более 300: это лишь то, что востребовано промышленностью, востребовано отечественными отраслями. На сегодняшний день могу сказать, что Россия занимает одну из лидирующих позиций по добыче нефти и газа и по ряду группы твердых полезных ископаемых. Например, по золоту, серебру, меди и другим.

С полным текстом интервью можно ознакомиться на сайте Известий

Фото — ИЗВЕСТИЯ/Павел Бедняков

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: