Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Партнёрство
59
Читать: 6 мин.

Россия: КСО на перепутье

Алексей Костин, исполнительный директор НП «КСО – Русский Центр», к.э.н.
Алексей Костин,
исполнительный директор НП «КСО – Русский Центр», к.э.н.

До сих пор представление основной массы населения России о значении и роли корпоративной социальной ответственности (КСО) остается на крайне низком уровне. По глубоко укоренившейся исторической традиции россияне ждут помощи и «подарков» от государства и персонально от Президента и губернаторов. А что они получают от бизнеса, даже бесплатно, обычные люди, за редким исключением, не в курсе. Здесь есть и доля вины самих компаний, которые слабо и неэффективно сообщают населению о своих проектах и инициативах в области социальной сферы и экологии. Зачастую, российский гражданин даже не знает о том, что такое КСО. Это неслучайно, т.к. подконтрольные государству основные телеканалы и печатные СМИ теме объективного освещения вклада бизнеса в общественно значимые программы не уделяют должного внимания, концентрируясь на роли государственных компаний и отдельных, пусть очень важных, чиновников. Такова российская традиция – государство и его лидер «вас бережет», а компании решают собственные задачи по производству товаров и извлечению прибылей.

КСО — это система этических норм и ценностей компании, а также последовательных экономических, экологических и социальных мероприятий, реализуемых на основе постоянного взаимодействия с заинтересованными сторонами (стейкхолдерами) и направленных на снижение нефинансовых рисков, долгосрочное улучшение имиджа и деловой репутации компании, рост капитализации и конкурентоспособности, обеспечивающих прибыльность и устойчивое развитие предприятия.

Для компаний продвижение и повышение осведомленности о своей КСО, особенно среди ключевых партнеров и стейкхолдеров, крайне важно для улучшения имиджа и деловой репутации в стране, регионе присутствия и на международных рынках, для повышения конкурентоспособности в стране и за рубежом.

Последние полтора десятилетия обсуждение общественно-политической системы страны и ее траектории развития практически прекратилось. Какой капитализм мы строим, непонятно даже просвещённой части общества. Время от времени начинается поиск «национальной идеи», которая напрямую связана с этим вопросом, но эти дискуссии также быстро затихают, как и начинаются. Это примечательно, поскольку до 1991 года обсуждение вопроса, что мы строим, было всегда очень активным.  До этого переломного года в СССР национальной идеей было «строительство коммунизма», в Западной Европе – «общества всеобщего благоденствия» и т.д. Идея патриотизма сегодня главная и очень значимая в российском государстве, но она никак не отвечает на вопрос, какое общество мы строим.

Как результат многих исследований в мире, среди ученых и экспертов фактически сложилось общее мнение, что социализм и капитализм/империализм в «чистом виде» уже фактически отошли в прошлое, оставшись в развитых странах лишь частично. Еще в первой половине XX века англичанин Джон Кейнс и американец Джон Гэлбрейт предсказали, что будущий капитализм станет государственно регулируемым, свободный рынок останется только в отдельных секторах экономики, а доля государственного бизнеса существенно возрастет. К элементам общественной плановой экономики они относили и развитие крупнейших корпораций, занимающих монопольное и олигопольное положение. Названия будущего общества «новое индустриальное» или «постиндустриальное» (Д.Белл) до конца прошлого столетия прочно вошли в общественно – научный обиход. Важно то, что фактически сбылось предсказание Джона Гэлбрейта о «конвергенции» (слиянии) двух систем: капитализма и социализма.

В современном постиндустриальном обществе России сосуществуют четыре главных и достаточно разобщенных сектора: государственный, коллективный (публичные акционерные общества и кооперативы), частный (мелкий и средний бизнес) и некоммерческий, испытывающие отношения конкуренции и борьбы за материальные и финансовые ресурсы. Проекты КСО, исходящие и от крупных акционерных компаний (Газпром, Норникель, Северсталь, Сахалин Энерджи, НОВАТЭК и многие другие, всего около 50), и от малого/среднего бизнеса с участием некоммерческих организаций, позволяют ключевым секторам постиндустриализма добровольно объединять свои усилия с государственными органами и НКО в целях решения острых социальных проблем и сглаживания противоречий. Становится ясно, что КСО нужно не только бизнесу, но и обществу в целом. При этом компании взаимодействуют со своими институционализированными стейкхолдерами в четырех ветвях власти в постиндустриальном обществе: законодательной, исполнительной, судебной и информационной (СМИ и соцсети).

Государство (правительство) в России при этом занимает нейтральную позицию, не мешая и не стимулируя эту деятельность компаний и НКО. Хотя в большинстве стран Европы, Канаде, Японии, Бразилии и других принимаются государственные программы стимулирования КСО, что активно освещается в СМИ. Поэтому и осведомленность населения этих стран о роли и возможностях КСО значительно выше, чем в РФ.

Большинство мероприятий КСО осуществляется в форме социальных, культурных, экологических, образовательных, медицинских проектов (кейсов). Кейс лучшей практики КСО для компании – это инструмент общественно – политического влияния на общество и своих стейкхолдеров, в том числе и конкурентов (это конкурентное преимущество). Как правило, кейс лучшей практики состоит из шести взаимосвязанных разделов:

  • цели проекта
  • бенефициары проекта
  • партнеры по его реализации
  • содержание мероприятий и сетевой график
  • бюджет проекта
  • ожидаемые результаты и эффективность.

Кейсы лучших корпоративных практик многообразные и они не всегда только социальные и экологические. Зачастую они также направлены на решение серьезных научно-технических и даже экономических задач. И могут играть очень важную роль, особенно при должной координации и объединении добровольных усилий компаний.

Примером могут служить проекты КСО, направленные на реализацию третьей индустриальной революции. В своей известной концепции американец русского происхождения Дж. Рифкин описывает пять основ (pillars) начинающейся Третьей промышленной революции, синергетический эффект от одновременного внедрения составляющих которой приведет к кардинальному экономическому, социальному и экологическому обновлению всего мира. Это (1) переход к альтернативной энергетике, (2) трансформация строительных сооружений на всех континентах в микро электростанции для сбора альтернативной энергии на местах, (3) использование водорода и других технологий хранения в каждом строении и во всей инфраструктуре для промежуточной производимой энергии, (4) использование технологии Интернета для трансформации энергетического потока в энергетический Интернет (когда миллионы сооружений производят небольшие объемы альтернативной энергии локально, на местах, и могут продавать свои излишки зеленой энергии через общий поток и делиться таким образом со своими соседями по континентам) и (5) перевод транспортного флота на электрическую тягу и автомобили, которые смогут покупать и продавать зеленую энергию через высокотехнологичный интерактивный энергопоток.

Таким образом, Дж. Рифкин предсказывает создание «энергетического интернета» с использованием и обменом распределенных источников альтернативной бесплатной энергии, а далее последующий промышленный переворот ‒ «Третью промышленную революцию». Можно было бы отнестись к этому как к очередным академическим фантазиям этого специалиста, но он уже привлечен в качестве официального советника Евросоюзом и президентами 15-и ведущих стран мира, включая Германию, где в шести землях запустила уже при его консультационной поддержке пилотный проект по созданию «энергетического Интернета».  Во Франции в 2014 году была принята программа Третьей индустриальной революции для севера страны, которая объединила около 150 добровольных проектов КСО в области альтернативной энергетики и инфраструктуры общим объемом в 1,5 млрд евро. Так что при должной координации и вдохновении кейсы КСО могут быть направлены на решение актуальных прогрессивных задач любого общества.

Конечно, все компании и НКО продвигают свои лучшие практики КСО, в первую очередь, индивидуально через свои сайты, СМИ, соцсети, конференции и т.д. Но все важнее становятся совместные площадки, состоящие из участников и пользователей из разных секторов общества, такие, например, как Ресурсный информационно-просветительский центр по КСО и социальному партнерству «Бизнес и общество».

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: