Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Партнёрство
Социальные инвестиции
2782
Читать: 20 мин.

«Помогая «Большой перемене», начинаешь свободнее дышать…»

Аромат свежей краски в просторном коридоре благотворительного фонда «Большая перемена» возвращает в даль детства: очередной школьный год, свеженькие парты и учебники, томительное ожидание неизведанных открытий… Пока здесь царит тишина: занятия ведутся удаленно. Педагоги Образовательного центра фонда ждут не дождутся того дня, когда по лестницам застучат каблуки, зазвучат юные голоса, и в классы вернутся студенты.

Почему кухня  это душа?

Стены, выкрашенные зелено-голубыми квадратами в стиле воздушных абстракций Мондриана, успокаивают глаз и настраивают на сосредоточенность и раздумье. «Это наши корпоративные цвета, объясняет руководитель направления по развитию партнерских отношений Татьяна Озерецкая, проводя для меня экскурсию по фонду. В 2019 году правительство Москвы выделило нам помещение в безвозмездную аренду на 10 лет. Два этажа здания теперь принадлежат нам. Все на нас сразу свалилось: и ремонт, и пандемия… Но многочисленные друзья и партнеры оказали немалую помощь. Например, мы открыли проект на Планете.ру, и сотрудники нефтехимической компании «СИБУР Холдинг» откликнулись и коллективно собрали средства на платформе. Видите, на двери каждого кабинета висят памятные таблички с названиями организаций, которые нам помогали? Это очень важно, мы хотим, чтобы ребята тоже видели, каков вклад доноров в нашу работу и их учебу, и как мы им благодарны».

Следую за Татьяной дальше: цокольный этаж это территория фонда, верхний образовательный центр. Есть компьютерный класс (над которым висит табличка «HYUNDAI RUSSIA» в благодарность компании-донору, предоставившему компьютерное оборудование фонду), библиотека, компактные аудитории для групп максимум на четыре человека, уютная изостудия, пространство коворкинга, где можно почитать, подготовиться к уроку. Ну а кухня это душа фонда. Над входом в нее тоже висит памятная табличка  с названием компании КОРА, которая приобрела для «Большой перемены» часть кухонного оборудования.

Фонд создавали в 2002 году педагоги-энтузиасты для воспитанников детских домов, отчасти по образу и подобию вечерних школ рабочей молодежи такой формат образования был распространен в советские времена. Сейчас о нем напоминает, пожалуй, лишь несколько поверхностный и безоблачный фильм с созвучным фонду названием и его симпатичные герои: Григорий Ганжа, Нестор Петрович, Генка Ляпишев и другие. Бесплатных вечерних школ в Москве осталось всего несколько. А людей, которым нужно подтянуть предметы, догнать школьную программу, без чего немыслимо исполнение мечты о хорошем образовании, много. Особенно если речь идет о ребятах, которые либо близки к выпуску из детдома, либо уже выпустились, например, со свидетельством об окончании коррекционной школы 8-го вида. Или они не освоили программу общеобразовательной школы, тогда у них есть справки об окончании 8 классов. В таких случаях можно поступить лишь в ограниченный набор колледжей. Еще по закону есть возможность «самообразования»: человек сам осваивает программу, а школа его аттестовывает. Однако проблема в том, что школы, особенно региональные, ещё сами толком не знают, что «так можно».

Беда в том, что даже если ребята куда-то записались, они не могут там учиться, потому что реального уровня знаний и школьных навыков категорически недостаточно для успешной учебы в вечерней школе. Те, кто когда-то пробовал, просто не смогли там учиться.

Добрать эти знания, подготовиться к ЕГЭ или ОГЭ, получить нужный документ об образовании или поступить в вуз помогает фонд «Большая перемена». Все, кому выпало учиться после работы, помнят чувство вечного голода, пирожки и кофе, проглоченные наспех… Под эти небесно-голубые своды студенты тоже являются голодными. А что такое кухня в нашей культуре? Это не только кипящий чайник и бутерброды, но и задушевные разговоры. Куратор, беседуя со своим студентом, всегда предлагает – идем на кухню, попьем чайку, поговорим. И кухня, как по волшебству, превращается в такое же образовательное место, как и любая аудитория. Например, здесь проходят мастер-классы по приготовлению обеда: ребята, выросшие в детском доме, не всегда умеют варить суп. Недавно куратор и преподаватель английского языка Ольга Злобина со своим студентом готовили омлет на английском языке, совмещая два в одном – и теорию, и практику.

«У нас есть большая перемена между уроками, 30 минут, – продолжает Татьяна. – На ней мы поздравляем всех, у кого день рождения – неважно, у педагога или у студента. Видите, висит список тех, кто родился в этом месяце? Поздравляют не «оптом», а каждого лично. Почему это важно? В детских домах часто празднуют дни рождения, условно, «для всех февральских», потому что так удобно, и редко спрашивают воспитанника – какой именно ты хочешь подарок? А здесь он делает открытие: я – это личность, я могу что-то желать лично для себя, и другие тоже желают, но другое. Интересно наблюдать за ребятами, когда они приходят впервые. Они сначала молчат – стесняются: а вдруг я не что-то не то сказал или сделал. Потом начинают отвечать на вопросы ˗ а через год начинают сами поздравлять друг друга и учителей, без принуждения. Так что кухня – еще и место, где можно научиться эмпатии, развить эмоциональный интеллект. Вот почему мы называем ее душой…».

Как стать исследователем жизни?

«Наши педагоги – профессионалы высокого класса, – утверждает Татьяна Озерецкая. – У нас есть исследовательская группа, ресурсный центр, где работают методисты и где педагоги повышают квалификацию. В классах вы не услышите разговоров на повышенных тонах. Один наш студент как-то сказал: я три года ждал, когда же вы начнете на меня кричать… Видимо, юноша переживал негативный опыт подобного обращения в детском доме и привык к этому».

Образовательный центр «Большой перемены» работает в парадигме теории педагогической поддержки Олега Семеновича Газмана. Эта теория в корне отличается от директивной педагогики. Согласно ей возможны четыре тактики педагогической поддержки: защита, помощь, содействие и взаимодействие. Педагог не командует, не возвышается над студентом, а бережно поддерживает его. Его задача – сделать так, чтобы студент, придя в «Большую перемену», научился самостоятельности.

В фонде разработаны критерии динамики развития самостоятельности: планирование, самоорганизация, целеполагание, мотивация. И педагоги видят пробелы в знаниях и маленькие шажочки вперед. Занятия здесь индивидуальные или в мини-группах, педагог иногда приезжает специально, чтобы позаниматься с учеником, а тот вдруг не приходит, опаздывает на урок, забывает тетрадку. Со временем он учится отвечать за свои поступки, тщательнее готовиться к занятиям, планировать свои действия.

Отличие Образовательного центра в том, что уроки здесь ведутся не по отдельным предметам. Это комплексная работа, которая строится с учетом индивидуальных особенностей ученика. Ежегодно набираются около 70 студентов, иногда больше, с каждым сначала проводится собеседование. Есть здесь служба – центр обращений «Первый звонок». Через чуткие руки руководителя службы Ольги Аверкиной проходят все, кто обратился в фонд за помощью. Не всем нужно именно заниматься, кому-то необходимо просто помочь советом, направить в нужное русло. А кого-то записывают в очередь ожидания, поскольку всем сразу помочь невозможно. В этой очереди примерно 50 человек ежегодно. Иногда ожидание длится два-три года.

На каждого поступившего составляется индивидуальный образовательный маршрут, в соответствии с его уровнем развития и потребностями. Екатерина Андреевна Голубева, администратор Образовательного центра, занимается стоическим ювелирным трудом: на двух компьютерах составляет еженедельное расписание для каждого из 70 студентов.

«Мы являемся центром дополнительного образования и не даем аттестаты и сертификаты, – говорит Светлана Викторовна Лобынцева, замдиректора по учебно-воспитательной работе. – Ребята не только получают знания по физике или иностранному языку. Формат дополнительного образования позволяет восполнить социальные навыки, для этого существует программа социокультурной реабилитации. Есть множество клубных программ, где они могут получить знания в свободном режиме».

Вот, например, программа «Самоучка», когда учащийся удовлетворяет свое любопытство, сначала задав любой вопрос самому себе. Интересно может быть все: какое метро в Праге, что такое шоколад и из чего его делают, как испечь кекс и запомнить таблицу умножения. И даже такой странный, казалось бы, вопрос – на каких языках говорят на небесах? Попробуйте найти ответ с помощью Интернета, педагога или независимого эксперта Марьи Ивановны, которая к тому же классно печет пироги. «Самоучка» не развлекает, а выполняет очень серьезную функцию: учит самостоятельно находить ответы на вопросы, становиться исследователем жизни.

По словам Светланы Викторовны, за 18 лет существования фонда произошло множество изменений извне. Раньше за знаниями приходили выпускники детских домов, которые в жизни набили достаточно шишек и поняли, что надо учиться, а уровень их образования не соответствовал требованиям времени. Ведь система детдомов тогда была довольно закрытой, дети учились там же, а не в школах, и уровень обучения сильно отставал. А сейчас приходят ребята из приемных семей, и «Большая перемена» перестраивается вслед за системой.

Как бы то ни было, за 18 лет в «Большой перемене» получил знания по самым разнообразным дисциплинам, а также опыт, навыки и поддержку в реализации, 701 студент. Эту угловатую цифру здесь намеренно не округляют. Потому что за каждой единичкой стоит человек, личность, судьба, переживания, сомнения, надежды, решения. Разве можно округлить чью-то жизнь?

«Я верю, что люди хорошие…»

У директора фонда Ирины Павловны Рязановой своя непростая история. Она выросла в педагогической семье, и карьера педагога ждала ее в прямом смысле с пеленок. Бабушка была директором школы, а когда-то директорам давали жилье в школьных зданиях. Из роддома ее, крошечную, принесли прямо в школу. До сих пор дома хранится ковер, которым завешивали большие гулкие окна, чтобы из щелей не дуло на детскую кроватку.

«У меня трое детей, я по образованию инженер-программист, заканчивала МАИ, факультет прикладной математики, во время перестройки преподавала математику в школе, – рассказывает она. – Чем бы я ни занималась в жизни, мне все нравилось. В 90-е годы мне довелось встретиться с директором американского благотворительного фонда, который подыскивал педагогические кадры для помощи в сфере образования воспитанников детдомов. Тогда я стала знакомиться с тематикой сиротства и увлеклась ею. Встретила Сергея Левина, удивительного педагога, который первым в России стал заниматься постинтернатным сопровождением сирот. Он говорил: если социально и юридически они как-то защищены, жильем обеспечены, то с образованием беда, оно – за гранью внимания государства и общества».

Особенно тяжело приходилось тем ребятам, кто занимался по программе коррекционной (ныне адаптивной) школы. Знания выпускников соответствовали пятому классу, они не обучались ни физике, ни химии, ни иностранному языку. Выбор профессий предельно скудный – всего 3-4 названия, в основном ручной, не очень квалифицированный труд. То есть по сути выбора-то никакого и не было, и в дальнейшее образование дорога была закрыта. Но и дети, учившиеся по программе массовой школы, тоже отставали в знаниях, отличались беспомощностью в социальном плане. Многие из них попадали в криминальные структуры, теряли свое жилье. По статистике, 75% сирот и сегодня не могут адаптироваться в обществе.

90-е годы, когда молодежи казалось, что шальные деньги можно получить чуть ли не из воздуха и без всяких дипломов, оставались на перроне прошлого, а поезд времени набирал ход и мчался дальше… И в начале 2000-х годов стал расти запрос на помощь в обучении. Ирина Павловна и другие педагоги-энтузиасты, видевшие дополнительные пути развития образования для сирот, собрались вместе и создали «Большую перемену». Те, кто понимал, что развиваться и учиться необходимо, начинали искать варианты и нащупывали тропинку в фонд. Соцсетей еще не было, узнавали информацию от друзей, по сарафанному радио.

А когда детей стали активно передавать в семьи, то постучались в двери и приемные родители. По мнению Ирины Павловны, с обретением семьи проблемы не исчезают, они просто перемещаются из одного места в другое. У приемных родителей не всегда есть ресурсы на то, чтобы помочь ребенку, и они зачастую не справляются. Часто приходят запросы от них о том, что девятикласснику нужно срочно подготовиться к ОГЭ, например.

Обращаются и директора детских домов с просьбами помочь ученикам выпускных классов. «Большая перемена» до сих пор сотрудничает с ЦССВ «Наш дом» (бывший детдом №8), 50-м и 15-м детскими домами, Детскими деревнями SOS. Многие руководители и воспитатели этих учреждений небезразличны к судьбе своих воспитанников, хотя в массовом сознании благодаря кино и литературе почему-то закрепился образ воспитателя государственного детдома как равнодушного, холодного работника «казенного дома».

«Я верю, что люди хорошие, – искренне убеждена Ирина Павловна. – Мы всегда стараемся в общении с партнерами и друзьями применять метод открытого диалога. Сотрудникам детдомов надо ставить памятник, они делают все, что могут, для ребят, хотя возможностей у них недостаточно. Если мы идем «с ружьем осуждения», то оно непременно выстрелит. И напротив, если с открытым сердцем – складывается сотрудничество, направленное на пользу дела».

Особая категория – те, кто вообще нигде систематически не учился. Это взрослые люди, постоянно проживающие в ПНИ, которые плохо читают, толком не умеют писать и считать. Но они каким-то образом узнают, что есть возможность учиться, стать самостоятельным человеком, выйти из стен интерната и перезагрузить судьбу. Ограничений по возрасту у «Большой перемены» нет. Если человек к 35 годам созрел, чтобы начать менять жизнь – здесь ему никто не откажет. Студентов называют «ребятами» условно, ведь их возрастной диапазон – от 13-14 до 40-42 лет.

«Воспитанникам детдомов нередко кажется, что они всегда будут жить в теплом аквариуме, – считает Ирина Павловна. – Но, когда им исполняется 18 лет, аквариум открывается, и их выплескивают в огромный океан. А там акулы, подводные камни, холодное течение. И они остаются один на один с элементарными вопросами, например, надо ли дверь запирать и закрывать окна? Образование – не только уроки. Это то, как мы едим, как ставим обувь, как моем посуду, оставляем вещи в раздевалке. У нас не только предметное, но и средовое образование. Задача педагога «Большой перемены» увидеть в любой бытовой ситуации образовательную».

Образовательный маршрут «Я – отец»

«Знаете, какой результат нашей работы для меня наиболее ценен? – спрашивает Ирина Павловна. – Что два человека, живших в ПНИ, выходят оттуда, рожают и воспитывают ребенка, и его учитель говорит, что этот ребенок хорошо подготовлен в школе. Это очень высокий показатель. У наших студентов за эти годы родилось 26 детей, и ни один из них не был отправлен в интернат несмотря на то, что у них не было опыта проживания в семье и наблюдения за собственными родителями, родительской поддержки в воспитании своих детей. Важность образования передается уже следующим поколениям».

«Большая Перемена» хранит множество ярких историй. Одна из них такая. У одного из воспитанников ПНИ, назовем его Саша, был составлен индивидуальный образовательный маршрут под названием «Я – отец». Ирина Павловна спрашивала: «Что ты вкладываешь в это понятие?». «Я хороший отец, если я читаю своему сыну книжки, могу с ним гулять и рассказывать ему, какие птицы поют в лесу, какие растения растут. Если я могу с ним играть в развивающие игры, ходить с ним в музеи и театры и приобщать к культуре», – отвечал Саша. Когда он пришел в фонд, то не умел даже читать. Постепенно он научился делать все сам: вышел из ПНИ, женился, доказал, что может со своими особенностями жить самостоятельно. А главное – научился быть отцом. Конечно, сверстников он не догнал, хотя изначально его мечта была стать полицейским, чтобы защищать близких. Со временем понял, что это нереальная затея. Теперь он работает дворником и растит сына.

Или вот история Гали Зерновой, героини документального фильма Елены Погребижской, показанного на кинофестивале «Кино без барьеров». Она пришла в фонд уже внутренне зрелым и целеустремленным человеком. Сама поставила себе цель выйти из ПНИ, избавиться от унизительного клейма «необучаемой», закончила с помощью фонда 9-й класс, поступила в училище декоративно-прикладного искусства. Сегодня она живет в Италии и учится мозаике, пишет посты на русском и итальянском языках. И до сих пор к ней тянется из России незримая ниточка – поддержка фонда. Здесь никому не говорят: у тебя не получится, ты не сможешь. Галя – одна из тех, у кого получилось.

Репутация фонда играет ключевую роль

О донорах «Большой перемены» стоит поговорить в отдельной главе. Ирина Рязанова и ее коллеги начинали с чистого листа, с энтузиазма и желания сдвинуть с мертвой точки образование для ребят из детских домов. Уже с первого месяца существования фонда пришли первые деньги: друзья, узнав, что фонд начал работать, решили просто его поддержать.

«С тех пор на пути «Большой перемены» встречалось огромное количество отдельных людей и больших компаний, и все помогали и помогают по-своему, – говорит Ирина Павловна. – Кто-то перечисляет внушительные суммы, а кто-то присылает красивую крафтовую бумагу для новогодних подарков нашим партнерам. Один из наших попечителей как-то сказал: «Спасибо, что «Большая перемена» дает возможность помочь. Ты уйдешь, за тобой захлопнется дверь, я займусь делами моего бизнеса, у меня будет совещание, и я стану немного другим, может быть, более деловым, жестким. А ты приходишь со своими историями про ребят, со своим бережным и чутким подходом к каждому – и я начинаю свободнее дышать». Мы к нашим друзьям и донорам никогда не относились как к источнику денег. Это партнеры, друзья. Роль фонда – это мостик между теми, кому нужна помощь, и теми, кто может помочь, и надо лишь подготовить их встречу на этом мостике».

В категорию крупных доноров попадают частные лица, дающие минимум от 50 тысяч рублей в год. Максимальный чек на 6 млн также поступил от частного лица. В качестве доноров выступает частный капитал любого рода: топ-менеджеры, крупные бизнесмены, публичные знаменитости.

«Почему они выбирают именно нас? – говорит Лиза Паршина, руководитель направления по работе с ключевыми партнерами. – Тема образования особенно близка этому кругу, поскольку сами эти люди немало усилий потратили на то, чтобы получить образование и дать его своим детям. Как правило, им не надо доказывать и объяснять ценность образования. И доверие к фонду тут тоже очень важно. Доноры должны быть уверены в том, что большие деньги пойдут по назначению и их не украдут. Репутация фонда играет здесь ключевую роль».

У «Большой Перемены» сильный попечительский совет, куда входят достойные, статусные люди и организации. Когда потенциальные доноры видят их список на сайте фонда, это срабатывает как своеобразный маркер доверия. А технологии поддержки могут быть разные: от простого пожертвования до поддержки проектов, вклада в эндаумент фонда, участия в платформе Meet for Charity – площадке аукционов, где известные люди из мира бизнеса, спорта, культуры или политики могут продать час своего времени в пользу фонда. Схема такова: любой желающий делает ставки на аукционе, перечисляет деньги платформе, а затем встречается и беседует со знаменитостью. Деньги же поступают с платформы в «Большую перемену». Ставки могут быть разных размеров – от 20 до 650 тысяч максимум за час времени. Только благодаря Meet for Charity фонд привлекает порядка 5 млн в год.

Интересны и разнообразны мотивы жертвователей: кому-то достаточно просто помочь ребятам из детских домов, а кому-то важно, кроме ощущения сделанного доброго дела, получить что-то приятное. Например, воспоминания об участии в помощи такому достойному и уважаемому фонду, как «Большая перемена». Тем и хороши ресурсы вроде Meet for Charity, где предоставляется возможность общения, а также благотворительные балы, которые «Большая перемена» устраивала в течение пяти лет, закрытые встречи с известными бизнесменами. Ты платишь за входной билет и весело проводишь время, а кто-то благодаря этому подтянет математику для ЕГЭ. Наградой донору за его вклад иногда служит и нечто вообще нематериальное – скажем, советы по воспитанию его собственных детей. Специфика проблем у подростков порой одна и те же, будь то дети крупного промышленника или выпускники детского дома, – скажем, увлеклись гаджетами и запустили учебу. Поэтому жертвователь вполне может воспользоваться рекомендациями профессиональных педагогов. Интересны и встречи с ребятами, подопечными фонда, особенно донорам, не знакомым с миром сиротства, которым любопытно окунуться в этот неведомый мир. Такие встречи с чаепитием несут обоюдную пользу: взрослые и подростки задают друг другу «сто вопросов», и если взрослый получает новые эмоции и расширение кругозора, то ребенок укрепляется в своей мечте обрести знания и стать похожим на успешного взрослого.

«С 2014 года компания «Шеврон Нефтегаз Инк.» поддерживает фонд «Большая перемена», – отмечает Вера Шейнина, – Мы гордимся тем, что причастны к такому важному делу, как предоставление возможности продолжения образования детям из детских домов. Очень радостно всегда читать про результаты деятельности фонда и вновь и вновь понимать, насколько значима поддержка таких программ. Сколько новых возможностей открывается для выпускников «Большой перемены», как качественно изменилась их жизнь, насколько важно для ребят было пройти обучение в «Большой перемене» для быстрой интеграции во взрослую жизнь! Эта программа дает шанс выпускникам детских домов познакомиться с опытными наставниками, получить навыки общения и ориентации в обычной жизни и, конечно, приобрести друзей, как среди ровесников, так и среди педагогов фонда.

Наше сотрудничество с «Большой переменой» проходит в самых разных областях. Несколько лет Шеврон поддерживал проведение аукционов в пользу фонда. Ежегодно мы оказываем финансовую помощь обучающим программам «Большой перемены», сотрудники  также приняли участие в волонтерской акции по помощи фонду в переезде в новое помещение».

У фонда около 35 крупных доноров, и число их постепенно растет. Для каждого делается персональный отчет. Технологии объявляемой им благодарности также варьируются, как и технологии их помощи. Универсального правила здесь нет, специфика работы персональная – кому-то достаточно повесить табличку над входом в аудиторию, чтобы ребята видели, кто им помогает учиться, а кому-то приятно, если их поблагодарят в соцсетях.

«Большая четверка» для «Большой перемены»

«С 2015 года волонтеры из компаний “Большой Четверки” – Deloitte, EY, KPMG и PWC – объединяются, чтобы вместе со студентами и сотрудниками фонда “Большая перемена” провести весенний субботник, – рассказывает руководитель волонтерских программ «Большой перемены» Ирина Масеева. – Слоган этой акции – «Big Four for Big Change», или «Большая Четверка» для «Большой перемены». Ежегодно в субботнике принимают участие от 60 до 90 сотрудников этих четырех компаний. Сотрудники помогают фонду мыть окна, сажать кусты, формировать электронный каталог психолого-педагогической библиотеки. Как-то помогли педагогам при подготовке к конференции фонда – оформили 20 презентаций. Благодаря вкладу этих компаний у нас оборудованы музей и изостудия».

Сегодня это устойчивая и во многом уникальная практика, объединяющая сотрудников Big4 и фонд «Большая перемена». В 2014 году компании Big4 начали реализовывать совместную программу в студенческом рекрутинге, и проект стал успешным. Тогда в KPMG появилась идея сделать совместный КСО-проект. КСО-программы компаний значительно отличались по направлениям и масштабу, но было между ними одно очевидное сходство – все компании поддерживали фонд «Большая Перемена». Поэтому тогда было решено организовать совместный субботник для фонда с целью создать отраслевой стандарт, показать, что важнее конкуренции за клиентов могут быть общие ценности, желание помочь, совместный вклад в общее дело. Субботник также позволил сэкономить человеческие и финансовые ресурсы.

Результатом Big4 for BigChange стало понимание, что объединение на общей площадке для обсуждения общих трудностей улучшает внутрикорпоративный и даже отраслевой климат. Ведь 17-я цель УР, определенная ООН, – партнерство в интересах устойчивого развития – постепенно становится стратегической основой компаний, а объединение вокруг социальных проблем – фактором эффективности, за который голосуют акционеры, клиенты и сотрудники Big4. Вот какие происходят глобальные сдвиги, а ведь, казалось бы, мелочь – всего лишь кусты подстригли да макулатуру разобрали.

«В субботнике бок о бок с корпоративными волонтерами участвуют и наши студенты, и это частичка большой образовательной программы, – констатирует Ирина Масеева. – Ведь педагог или куратор постоянно фиксируют динамику самостоятельности. Если новичок поначалу не знал, к кому обратиться, чтобы попросить грабли, то через какое-то время он уже становится координатором, соорганизатором блока работы. Кстати, у нас есть опыт, когда в образовательных программах принимают участие и корпоративные волонтеры. Это клубные программы, например, игротека или английский клуб, который проводится два раза в месяц. Сотрудники компаний-партнеров занимаются с ребятами в разговорном формате. К ним прихожу и я, перед клубом провожу инструктаж и рассказываю о задачах фонда. А ребята придумывают тему – про Хеллоуин, про танцы. Иногда вместе покупают продукты, готовят обед, проводят презентации блюд… И да, это тоже не развлечение, а часть образовательной программы! Впрочем, как и все остальное».

По мнению Ирины, если волонтер работает в солидной компании, то это гарантия его сознательности и надежности. На нем уже лежит особый отсвет корпоративной культуры, позитивной репутации. Иногда удивительно, насколько синхронно они приходят к идее совершить что-то полезное. Так, сотрудники одной из компаний «Big4» сдали кровь и, получив за это деньги, все как один отдали их на новые учебники для фонда.

Сотрудники «Большой перемены» не скупятся на слова благодарности донорам, партнерам, волонтерам за то, что они в тяжелое время пандемии продолжали помогать. Это позволило многим студентам не прерывать обучение, не откладывать в долгий ящик мечты и надежды. Сквозь аккуратно подстриженные кусты в окна нового здания фонда заглядывает солнце. Весна уже в разгаре, а значит, скоро застучат по лестницам каблуки, зазвенят в аудиториях юные голоса.

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: