Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Мировой опыт
Устойчивое развитие

КСО и устойчивое развитие: России пора определиться

Алексей Костин, исполнительный директор НП «КСО - Русский Центр», к.э.н.

18 июня 2019 года в Москве прошла конференция КоммерсантЪ «КСО-2019. Российский практикум». Выступления компетентных специалистов из ведущих устойчивых компаний (Кока-Кола, Норникель, Северсталь и др.) и экспертного сообщества усиливали модераторы –Сергей Голубев, председатель комиссии по социальному предпринимательству, «ОПОРА РОССИИ» и Вадим Ковалев, первый заместитель исполнительного директора Ассоциация менеджеров.

Вначале создавалось впечатление дежурного мероприятия, но потом, после моего сознательно провокационного выступления, дискуссия оживилась и стала по-настоящему интересной.

Мое выступление касалось соотношения устойчивого развития (УР) и КСО, как на национальном, так и корпоративном уровнях. А «пикирование» получилось с представителями Минэкономразвития, которые с гордостью рассказали, как их ведомство занимается филантропией и волонтерством! Пояснил представителям министерства, что лучше бы заниматься своим делом – стратегиями и мероприятиями устойчивого развития и стимулирования корпоративной социальной ответственности, чем это ключевое министерство и не думает заниматься. Привел примеры наших стран – друзей: Белоруссии и Казахстана, где в первой в 2017 г. разработана и утверждена Национальная стратегия УР до 2030 года, а во второй уже давно действует национальная стратегия УР на 2007 – 2024 гг. Спикеры от компаний очень интересно рассказали, как они преломляют 17 целей УР для их достижения в своей работе.

Налицо «королевство кривых зеркал»: на уровне компаний в регионах присутствия в России ведется постоянная, серьезная, последовательная работа по КСО и УР, а на национальном уровне никакой государственной политики в области УР и стимулирования КСО компаний нет. И трудно предъявлять претензии к Минэкономразвития или Минприроды, к их министрам, т.к. ни президент Владимир Путин, ни премьер-министр Дмитрий Медведев, никаких задач в данной области не ставят и не формулируют.

Дошло уже до действительно «странностей». В Санкт-Петербурге в рамках недавно прошедшего ПМЭФ-2019 состоялся Региональный консультативный форум «Деловой двадцатки» (B20) «Формируя повестку устойчивого развития». На пленарном заседании председатель КНР Си Цзиньпин отметил: «В мировом измерении устойчивое развитие, пожалуй, – максимально общий знаменатель глобального сотрудничества. Повестка дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года в духе гармоничного сосуществования человека и природы с учетом нужд нынешнего и последующих поколений дает новое видение глобального развития, акцентируя внимание на трех основных взаимосвязанных аспектах: экономический рост, социальное развитие и экология». Си Цзиньпин заявил, что в рамках достижения ЦУР ООН Китай также готов активизировать обмен и сотрудничество в социальной сфере или в сфере ликвидация бедности. В ходе проведения международного сотрудничества, Китай готов объединить усилия с разными сторонами для противостояния таким актуальным проблемам, как глобальные климатические изменения, защита биоразнообразия, претворить в жизнь международные консенсусы по климатическим изменениям, в том числе и Парижскую договоренность.

Выступление Генерального секретаря ООН Антониу Гутерреша было полностью посвящено необходимости организации серьезной деятельности всех стран по достижению 17 целей УР ООН как магистрального пути развития человечества до 2030 года.

В отличие от них в ключевом выступлении Владимира Путина никаких задач в области УР для России сформулировано не было. Словосочетание «устойчивое развитие» было использовано лишь один раз, и то в контексте негативной характеристики протекционистской политики США, которая мешает «всеобщему устойчивому развитию». Нацпроекты, о которых говорил президент, это отнюдь не проекты достижения ЦУР. Это скорее сводные планы по отраслевым мероприятиям с использованием колоссальных бюджетных средств.

Таким образом, в России на высшем уровне так и не создана повестка УР, поэтому и министры этим не занимаются.

Получается противоречие: российские компании давно (начиная с начала 2000-х годов) и глубоко вовлечены в этот процесс, справедливо расценивая свою работу по внедрению УР и КСО в качестве важного инструмента конкурентной борьбы на мировых рынках, а Россия как страна не считает нужным конкурировать с другими странами по тем же критериям УР – что крайне необходимо для повышения инвестиционной привлекательности.

В этой непонятной ситуации отсутствия в России государственной политики УР единственная моя рекомендация для руководства страны – берите пример с Китая, Белоруссии и Казахстана. В условиях западных санкций, когда диалог на эти темы с развитыми странами сильно затруднен, не стоит упускать возможности международного обмена опытом с нашими друзьями в Европе, Азии и Латинской Америке.

Вот такие у меня размышления по итогам конференции Коммерсанта по КСО, выходящие за рамки темы. Т.е. главный вывод по ее итогам: КСО и УР являются приоритетами российских компаний и местных властей (их партнеров по КСО проектам), и это ПЛЮС, а на национальном государственном уровне повестка УР так и не сформулирована, и это МИНУС.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: