Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Партнёрство
Социальные инвестиции

Армия спасения для йогурта с грушей. Как банк еды объединяет сферы экономики

Ежегодно в России образуется около 17 миллионов тонн пищевых отходов – объем, эквивалентный годовому рациону 30 миллионов взрослых человек. Это больше, чем официальное количество россиян, живущих за чертой бедности (около 20 миллионов человек по данным Росстата). С каждым годом эта цифра продолжает расти. К счастью, появляются организации, задача которых затормозить бессмысленное разбазаривание продуктов.

Как восстановить культуру товарной благотворительности?

В городских супермаркетах за кассой часто можно увидеть обычную продуктовую тележку, заполненную пакетами. Покупатели нередко оставляют приветливому волонтеру у кассы пачки крупы, макарон или печенья, и они тут же отправляются в тележку. Так работает акция «Корзина доброты» фонда продовольствия «Русь». Это самый простой и наглядный способ привлечь широкие массы людей к благотворительности. Человек всего лишь вышел за покупками и по пути сделал маленькое пожертвование, избавив кого-то от навязчивых мыслей о том, где взять деньги на обед для семьи…

Фонд продовольствия «Русь» – первый банк еды в России, работающий с 2012 года. Идея родилась на Западе. В США, европейских странах и даже в Мексике такие банки существуют с середины прошлого века. Так, банк США «Feeding America», которому больше 70 лет, имеет более 200 отделений, его услугами воспользовались 46 миллионов человек, хотя лучше бы сказать – банк спас их от голода. Потому что в некоторых случаях речь действительно идет о балансировании множества бедных семей на грани голодной смерти. И лишняя для кого-то пачка крупы может реально подарить жизнь.

Та же пачка крупы, условно говоря, символически объединяет разные сферы экономики и способствует решению глобальных социальных, экономических и экологических задач, таких, как поддержка социально уязвимых слоев населения. С помощью банка еды ресурс забирается оттуда, где он почему-то становится ненужным, и передается в другое, где он является долгожданным и необходимым. Спасая продукты от свалки, банк еды сохраняет экологию – не только оттого, что не переработанная пластиковая упаковка будет много лет отравлять землю, почву и воздух. В России практически отсутствуют системы переработки пищевых отходов, и наибольшую опасность представляет скорее содержимое пластиковой упаковки, которое гниет внутри, отравляя воздух и почву. Миссия фонда – сократить число пищевых отходов и донести культуру ответственного потребления до широких слоев населения.

Модель банка еды, по словам президента фонда продовольствия «Русь» Юлии Назаровой, была новым для России и сложным форматом благотворительности. Юлиа пришла из банковской сферы и работает в фонде со дня основания. Считает, что формат работы банков еды – оптимальный, потому что он работает на уровне системной благотворительности и системных экономических моделей и затрагивает и бизнес, и государство, и социальную сферу. Но как объяснить обществу, в чем суть его работы? Остроты проблемы на первый взгляд нет, потому что объект спасения – всего лишь продукты, а не больные дети, не люди с инвалидностью или брошенные животные, на которых обычно собираются деньги. Понятно, что жизнь слабых и уязвимых кажется во сто крат важнее. Общество было не готово к самой модели фудшеринга на уровне корпоративной социальной ответственности и целей устойчивого развития, большинство людей, не погруженных в эту тематику, оставалось в неведении. Мы, к счастью, не в Африке, голода нет, можем без зазрения совести выбросить вчерашний хлеб на помойку… Поэтому задача была – сразу же стать партнерами других НКО, государственных организаций и крупного бизнеса, с целью объяснить и показать всем, насколько эта деятельность важна. Крупные компании и ритейл выступили адептами фонда «Русь» и рассказывали своим стейкхолдерам, почему важно восстановить культуру товарной благотворительности, рационального потребления и производства, и как это перекликается с ЦУР.

До недавнего времени мы работали как виртуальный банк еды, – рассказывает Егор Гольдин, менеджер по коммуникациям благотворительного фонда «Фонд продовольствия «Русь». – То есть напрямую с производителями, которые отгружают нам остатки невостребованной продукции.  Мы успеваем такой товар забрать и отвезти его в пункт выдачи, где уже ждут люди, получающие помощь. У нас есть разветвленная сеть партнеров по всей стране: благотворительные фонды, приходы епархии РПЦ или ЦСО. В последнее время мы открываем собственные отделения по стране, некоторые из них имеют свои склады. Это очень удобно, поскольку теперь мы будем работать как полноценный классический банк еды и сможем сформировать на собственном складе наборы продукции. Классическая модель работает так: забираем товар из распределительного центра донора, везем на собственный склад, фасуем, формируем наборы и отвозим разным категориям подопечных. Мы давно мечтали о своем складе, где можно все это делать самим. Ведь если банк еды работает виртуально, то скоропортящиеся товары хранить негде. Когда, например, приезжает фура с йогуртами и молоком, то следует развезти их максимально быстро – но в этом случае потребитель получит только «молочку». А на собственном складе можно сформировать набор из разной продукции.

Что это за товары, оказавшиеся в ряду «аутсайдеров» и так и невышедшие на рандеву со своими покупателями? Что-то, к примеру, остается от маркетинговых акций. Некоторые продукты просто не успели продать, и требуется много времени, чтобы их развезти по магазинам страны, а срок годности заканчивается через несколько дней. Бывает, что товар вполне качественный, а вот упаковка фатально испорчена – например, неверного штрих-кода достаточно, чтобы снять всю серию с продажи. Или внезапно падает потребительский спрос именно на данную продукцию. Например, летом все любили йогурт с грушей, но с наступлением холодов потребителей потянуло к теплому и согревающему вкусу, к примеру, апельсина или яблока с корицей. Компания не успевает перестроить все производственные процессы. И грушевый йогурт залеживается на полках. Задача сделать так, чтобы компания-производитель заранее сняла его с полок и передала в банк еды – настоящую «Армию спасения» для продуктов.

С начала пандемии «Русь» открыла 10 свои отделений со складами в разных регионах: в Челябинске, Санкт-Петербурге, Костроме, Карелии, Владимире, Ростове, Рязани, Пскове, Липецке, Новосибирске. Хотя главный офис в Москве, но пока подходящее помещение со складом никак не находится. В Москве «Русь» работает с помощью других фондов, у которых есть свои складские помещения, они и распределяют продукцию для получателей, иногда раздача происходит сразу на самом складе. Иногда компании предоставляют свои складские помещения безвозмездно.

Кроме распределения продукции на складах, есть уже упомянутый проект «Корзина доброты», реализуемый вместе с магазинами X5 Retail Group – в Пятерочке, Перекрестке, Карусели. Простота реализации делает такой товар очень востребованным среди людей, которые хотят помочь ближним, но не имеют на это времени и больших средств.

Волонтеры рассказывают покупателям об акции в магазинах, фасуют все собранные продукты на складе и помогают развозить готовые наборы нуждающимся семьям с детьми и одиноким пенсионерам. Можно не только купить еду в магазине, но и сделать онлайн-пожертвование в интернет-магазине. Благодаря ему, сотни тысяч людей втягиваются в товарную благотворительность – я бы назвала ее «фастблаготворительность», по аналогии с фастфудом. С той лишь разницей, что первая гораздо полезнее второго.

Налево пойдешь – деньги потеряешь, направо пойдешь – на свалку попадешь

Но в основном фонд продовольствия «Русь» работает не с ритейлом, а с крупными производствами в рамках промышленного фудшеринга, то есть спасения продовольствия. Главная цель банка еды – не дать продуктам оказаться на свалке, спасти их от утилизации. В случае, если продукция оказывается невостребованной, производитель обязан ее утилизировать. Звучит очень страшно – как будто речь идет про убийство. И это на самом деле так, потому что это настоящее уничтожение драгоценных ресурсов – сырья, воды, человеческого труда и времени…

В рамках наших законов крупным сетям и производителям фудшеринг невыгоден, – продолжает Егор. – Дешевле дождаться истечения срока годности и отдать продукцию «под нож». В этом случае с нее не придется платить налог с прибыли и НДС. Поэтому крупный бизнес редко жертвует еду на благотворительные цели, ведь это дорого для компании. В случае утилизации производитель возвращает оба налога, а если продукты идут на благотворительность по документам, то производитель вернуть налог не может. 

Перед бизнесом стоит выбор богатыря из сказки, стоящего на перепутье: налево пойдешь – 40% потеряешь, направо пойдешь – на свалку попадешь. Некоторые компании согласны доплачивать 40% за добрые дела – если могут себе это позволить. Как правило, «налево» следуют крупные международные корпорации, у которых больше возможностей, и благотворительность для них – вопрос репутации. Российские производители реже соглашаются идти на убытки и чаще поворачивают направо, к свалке. Моральный аспект усугубляется экономическим кризисом, подогреваемым пандемией и условиями карантина. Производители – не железные, и их сердца сжимаются при мысли о том, что пожилые люди и люди с инвалидностью не могут выйти из дома, чтобы купить себе пачку той же гречки.

В июне проблема все же была частично решена: был принят закон, освобождающий от налога на прибыль продукты питания, передаваемые на благотворительность в объеме не более 1% от выручки компании.  Налоговые изменения – это важный шаг со стороны государства, который позволит благотворительному сектору расти, а компаниям – развивать у себя корпоративную филантропию. Иначе налоговое бремя не позволит системно решить вопрос с переходом от линейной экономики к циклической.

Уже в конце нынешнего года наблюдаются подвижки. «Русь» получает от доноров и распределяет 6 тысяч тонн продукции ежегодно, а только за 7 месяцев 2020 года было распределено более 5 тысяч тонн. Налицо увеличение объемов и спасенных продуктов, и пожертвований, полученных разными организациями.  Эта сумма могла бы быть больше, но остается еще одна, пока не преодоленная вершина – НДС. Пока этот вопрос остается нерешенным, компаниям всегда будет проще уничтожать продукты, принимая на себя морально-этические издержки. Выход один – создавать условия, чтобы рационально использовать все потраченные ресурсы на производство любого товара.

Большинство компаний уже достигли полной готовности, чтобы передавать нам продукты для благополучателей, – убеждена Юлиа Назарова. – В начале лета нынешнего года я побывала на встрече с Президентом РФ Владимиром Путиным и убедила его снять налог на прибыль. Это была последняя встреча с ним оффлайн, и мне удалось тогда озвучить задачу поддержки НКО, оказывающих помощь нуждающимся, и компаний-производителей. Он дал рекомендации профильным министерствам проработать этот вопрос. Мы одержали существенную победу, но это пока полдела. Пока 20% НДС повисает на бизнесе, как гиря на ногах, компаниям по-прежнему невыгодно жертвовать нам продукты. В то же время были сделан еще один важный шаг – проработка реестра НКО. Сейчас можно сказать, что у нас создан реестр, разработанный профильными министерствами, то есть плацдарм для масштабной благотворительности, для понимания, куда и кому отправлять продукцию, для отчетности и регламента. Схема максимально прозрачна: если НКО хочет получать еду для своих подопечных, она должна войти в этот реестр.

Самостоятельный игрок на поле экономики

Мы работаем со всеми, кто готов с нами взаимодействовать по документам и доставлять нам большие объемы продуктов, – рассказывает Егор Гольдин. – То есть везде, где есть возможность спасти и распределить продукты среди нуждающихся. Преимущество отдается заводам, находящимся в 300 км от пункта выдачи, поскольку из более отдаленных мест нам нерентабельно вывозить продукцию. Если мы открываем отделение в регионе, то ищем крупных партнеров рядом. Многие компании сами находят нас в соцсетях и предлагают сотрудничество, пишут – у нас есть партия таких-то товаров, и мы готовы их передать. Но контакт и сотрудничество состоятся только в одном случае: если бизнес увидит в нас профессионалов, говорящих с ним на одном языке.

Чтобы этот контакт выстроить, оператор товарной помощи, каким является «Русь», должен прийти в компанию с четким и конкретно сформулированным предложением. Благотворительный фонд обязан позиционировать себя не как проситель с протянутой рукой, а как равноправный игрок на поле экономики, предлагающий взаимовыгодное партнерство. Нынешней сложной весной многим фондам и НКО пришлось обращаться к бизнесу с просьбой о финансовой помощи не только для подопечных, но и для них самих, поскольку фонды столкнулись с нехваткой финансирования: река частных пожертвований превратилась в ручеек и грозила пересохнуть. Во время карантина у людей сократились доходы, им не хватало средств даже на собственные нужды.

Многие компании откликнулись и вошли в положение фонда «Русь», поскольку знали: если фонд не сможет работать, им некому будет передавать продукты, и огромное количество еды, не полученной малоимущими людьми, окажется на свалке. За годы существования он показал себя именно таким надежным партнером.  И они не только жертвовали деньги на уставную деятельность фонда, но и оказывали юридическую помощь. Компания КПМГ, например, провела аудит, а PwC помогла составить текст законопроекта об отмене налога на НДС.

Некоммерческий сектор практически ничем не отличается от форматов работы бизнеса. Единственное отличие – тот продукт, который мы производим. Кто-то производит обувь, кто-то молочные продукты, а мы генерируем помощь. И в период пандемии бизнес начал активно обращаться к НКО с вопросом «Чем помочь?» Это было здорово, что к некоммерческому сектору стали относиться не как к исполнителям, а как к экспертам, – говорит Юлиа.

Весной фонд «Русь» подключился к всероссийской акции #Мы Вместе. Рядом с фондом в акции активно участвовали компании-партнеры. Объемы передаваемой продукции выросли в период пандемии в несколько раз. Кока-кола, которая традиционно отзывается на чрезвычайные ситуации, передавала соки и бутилированную воду, Хайнц – соусы и каши, особенно радующие многодетных мамочек. Передавалась не только еда, но и бытовая химия, и косметические средства, и СИЗы. Огромную помощь оказывала компания Юнилевер, отгружая фонду «Русь» тысячи тонн своей продукции – антисептиков, гелей, жидкого мыла. Ирина Бахтина, тогдашний руководитель отдела по корпоративным отношениям компании Unilever, одной из первых поддержала молодой фонд еще на этапе становления,  разъясняла необходимость промышленного фудшеринга коллегам из других компаний.

Волонтеры и сотрудники фонда также не остались без партнерской заботы: «Кока-кола» подарила им защитные щитки, и маски, а L’Oreal снабдила антисептиком. Продукция поставлялась на территорию штабов акции, а затем волонтеры-медики или волонтеры ОНФ развозили все это в медицинские учреждения, детские дома, дома престарелых, а фонд продовольствия «Русь» проводил адресную раздачу продуктов и бытовой химии пенсионерам, чтобы они не ходили в магазины сами. Он и до сих пор в тесной связке с #Мы Вместе. Ведь коронавирусный дракон еще не повержен…

Качественная продукция – в надежных руках

Одним из первых партнеров фонда продовольствия «Русь» с момента его создания в 2012 году стала компания PepsiCo Россия, крупнейший в России производитель продуктов питания и напитков, выпускающий широкий перечень продукции пяти категорий. В настоящий момент фонд «Русь» − это стратегический партнер компании по передаче продуктов питания нуждающимся людям.

Мы передаем благотворительную помощь сразу от нескольких компаний, входящий в группу PepsiCo Россия, − объясняет менеджер по благотворительности и КСО компании PepsiCo Россия Ольга Каверина. – В качестве пожертвования отдаем соки и другие напитки, снеки, молочные продукты и детское питание. Последние составляют 92% всей передаваемой продукции, и это большое благо для получателей, потому что она относится к социально значимой. Важно отметить, что вся продукция качественная и безопасная, компания тщательно за этим следит. Получая продукцию, фонд «Русь» в свою очередь продолжает контролировать сохранение качества пожертвования, то есть отслеживает, чтобы во время перевозки не нарушались целостность упаковки и условия хранения, чтобы доставить и передать качественные и безопасные продукты получателям.

В своей ежедневной деятельности мы руководствуемся принципом «Побеждать ответственно». Мы не только стараемся побеждать на рынке и достигать высоких финансовых результатов, но и делаем это этично, принося пользу обществу и планете. В фокусе нашего внимания лежит не только обеспечение потребителей продуктами питания, но и контроль за тем, чтобы не добавлять к уже имеющимся экологическим проблемам, связанным с отходами от хозяйственной деятельности и упаковки, еще и потерю продовольствия. Непроданные продукты питания лучше раздать нуждающимся, чем утилизировать их без какой-либо пользы для общества. Ведь часто производители продуктов питания сталкиваются с тем, что не всю продукцию можно продать, и возникают остатки ее на складах. А в стране, где, по данным Росстата, 19 млн человек находятся за чертой бедности, неэтично  выбрасывать продукт или держать его на складе, ожидая, когда закончится срок годности, чтобы его утилизировать. Поэтому сотрудничество с фондом продовольствия «Русь» − это и наше стремление ответственно обращаться с продовольствием и сокращать количество отходов. Несмотря на то, что 40% от стоимости переданных в качестве пожертвования продуктов уходило до недавнего времени на налоги, помощь нуждающимся − часть нашей КСО программы. Это значит, что передачу продуктов питания на благотворительность нельзя считать потерей прибыли. Безусловно, это вклад компании в развитие и благополучие местных сообществ.

PepsiCo Россия считается крупнейшим партнером фонда продовольствия «Русь». Ежегодно компания передает фонду примерно 3600 тонн продукции в год, а с 2012 года передано около 22 тысяч тонн продовольствия. Регулярную помощь получают 100 000 человек в год.

Особенно актуальной помощь в предоставлении продуктов питания стала во время пандемии, когда доходы населения сильно снизились. PepsiCo Россия и фонд продовольствия «Русь» мгновенно начали направлять продукцию на помощь пожилым и людям с хроническими заболеваниями, находящимся на самоизоляции, а также семьям, где единственными кормильцами были работники сферы обслуживания, столкнувшиеся с временной потерей работы. Буквально с самого начала самоизоляции оказывалась помощь пострадавшим от коронавирусной инфекции. За все это время силами фонда было передано более трех миллионов порций продуктов. Позаботились и о медиках, работающих на передовой, им было направлено 270 тыс. литров бутилированной воды и соков. Дополнительную помощь в размере 300 000 долларов США фонд продовольствия «Русь» получил от глобального фонда PepsiCo Foundation. Эта сумма была удвоена компанией PepsiCo Россия, и все пожертвование было направлено на закупку продовольствия для населения в разных регионах России, преимущественно продуктов с длительным сроком годности − круп, масла, макаронных изделий.

Помимо регулярно налаженной работы с фондом продовольствия «Русь», мы реализуем с фондом проекты в рамках корпоративного волонтерства, – рассказывает Ольга. – Каждый год ко Всемирному дню продовольствия 16 октября, мы проводим фасовки «Народных обедов» в офисах и на предприятиях компании. Обычно в наборы входят крупы, масло, макаронные изделия. Далее готовые наборы фонд отправляет нуждающимся людям. Ежегодно эту инициативу поддерживают более 600 наших сотрудников в 32 локациях по всей России. Конечно, в этом году в привычном виде нам не удалось поддержать фасовку «Народных обедов», но мы успешно пересмотрели формат. В фонде «Русь» представили новую программу для ее участников, состоящую из трех направлений: онлайн-лекции о хранении товаров дома, адресную программу помощи через пожертвование продуктов в супермаркетах, частные денежные пожертвования в случае, если сбор продуктов питания в супермаркетах не доступен для какого-либо города. Для повышения мотивации волонтеров фонд разработал игровую механику: за лучшие рассказы о своем участии в программе пожертвования в соцсетях участникам дарили призы. Этот проект победил в конкурсе, организованном глобальным фондом PepsiCo Foundation, и получил дополнительное финансирование для программ фонда.

Передача компаниями продуктов питания на благотворительные цели через систему фудбанков получила широкое распространение и показала свою эффективность. Расширение подобной практики оказало бы положительное влияние на жизнь общества, – заключает Ольга. − В 2017 году компания вступила в Экспертный совет по рациональному потреблению продовольствия, организованный фондом вместе с PwC, и этим летом совету удалось отстоять налоговые льготы на прибыль для компаний, которые активно участвуют в благотворительности. Мы дорожим нашим сотрудничеством с фондом продовольствия «Русь», крупным и единственным банком еды в стране, а также помогаем консультировать банки еды, открывающиеся в других странах. Благодаря их поддержке и накопленной экспертизе, мы смогли корректно выстроить работу с проектом фудшеринга в Беларуси. В 2018 году наша благотворительная программа с фондом «Русь» была отмечена как одна из лучших в компании на глобальном уровне, и это большой повод для гордости.

Волонтеры – каста стрессоустойчивых

Всего в московском офисе фонда насчитывается 15 сотрудников, еще 20 человек – в региональных отделениях.  Главная движущая сила фонда – это волонтеры, без них фонд бы не справился с гигантской работой.

«Любой человек может узнать о нас в соцсетях и предложить свою помощь», —говорит Егор. – А мы со своей стороны готовы дать шанс каждому поучаствовать и помочь. Стараемся оповещать о нашей деятельности через СМИ и соцсети, привлекать сотрудников компаний. Часто нашими волонтерами становятся те люди, которым мы помогали – многодетные мамы, активные пенсионеры, даже детям не возбраняется, если они вместе с родителями. Есть у нас такая семья волонтеров – папа мама и двое детей, они и стоят на сборе продуктов в магазине, и на складе наборы фасуют, и сами ездят их раздавать. Люди они православные, альтруисты, иногда и деньги жертвуют.  Самая продуктивная категория – студенты, особенно юноши, крепкие мужские руки часто нужны на складах при разгрузке и фасовке. Кроме рук, требуются еще и интеллектуальные способности – сфотографировать, создать дизайн для сайта. Наши волонтеры – особая каста стрессоустойчивых людей, потому что фудшеринг тяжелая работа. Мы напрямую говорим – подумайте, вам напрямую придется столкнуться с бедностью и разрухой.

В фонде есть своеобразный «обряд посвящения» – новичка приглашают отвезти продукты малоимущей семье или одинокому пенсионеру, и заодно показывают, в каких условиях живут люди. Некоторые подопечные из заброшенных деревень впервые за много месяцев видят людей…  В сельской местности   главная ценность – это дрова: два-три грузовика дров на зиму – это 10-15 тыс. рублей, да еще и коммуналка. От скудной пенсии практически ничего не остается на еду. Это психологическая и моральная нагрузка для новобранца, особо впечатлительные отсеиваются, но остаются желающие работать, как говорится, «в полях», то есть ехать за тридевять земель, чтобы вручить набор продуктов и помочь кому-то скоротать зиму и дожить до очередной весны.

Например, в числе подопечных есть многодетная семья из Калужской области – мать в одиночку воспитывает 8 детей без отца.  Дети в этой семье ни разу не ели йогуртов, просто не было денег. И благодаря волонтерам фонда «Русь», привезшим целую посылку с молочной продукцией, дети наконец их попробовали, а у мамы появилась уверенность в завтрашнем дне. Потом волонтеры еще долго навещали эту семью раз в неделю и привозили продукты.

Увидев глаза подопечных, волонтеры приобретают особую мотивацию, которая заставляет помогать дальше, чтобы в России стало меньше бедных. Их собственные заботы со временем начинают казаться мелкими и незначительными.

«Русь» способствует развитию корпоративного волонтерства: проводит волонтерские акции для бизнеса, организовывая мероприятия для сотрудников – например, корпоративную фасовку. Сотрудники собираются в своем офисе и фасуют наборы для нуждающихся, которые фонд купил на пожертвования этой же компании. Или участвуют в «Корзине доброты». Популярна до сих пор и известная акция «Благотворительность вместо сувениров», когда бизнес отказывается от покупки дорогих подарков для партнеров и сотрудников, жертвуя часть бюджета на благотворительные цели. В знак благодарности фонд дарит участникам акции открытки с детскими рисунками, присланными благополучателями, например, детьми из многодетных семей или из семей, потерявших кормильца. Рисунки – маленький и яркий символ благодарности – это инициатива самих семей, они присылаются по почте или размещаются в соцсетях. В эпицентре круговорота добрых дел все делятся друг с другом сердечным теплом, попутно решая глобальную задачу спасения продовольствия.

«Русь» старается общаться со своими подопечными. Так, во время акции «Продукты в глубинку» волонтеры фонда развозили продукты по деревням одиноким пожилым людям. Вместе с крупой и сахаром привозили и те самые открытки, нарисованные детьми, и нужно было видеть слезы радости на глазах у этих людей, прижимавших к груди дорогой квадратик картона…

Сравните: на полигоны отправляется более 17 млн тонн в год, а фонд продовольствия «Русь» спасает в год чуть более 6 тысяч тонн. Наверное, это очень мало. Но банки еды, подобные фонду «Русь», в состоянии спасти большинство того, что попадает на свалку, если получат шансы для расширения своей деятельности. Если легкие планеты – это леса, то производство продуктов питания – это ее пищевод, который тоже нуждается в лечении.

Подробнее о фонде продовольствия «Русь» —  https://foodbankrus.ru

Фото предоставлены фондом продовольствия «Русь»

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: