Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экология
229
Читать: 14 мин.

«Чтобы сохранить устойчивость, компании должны в корне перестроить систему управления»

Дмитрий Федоров,
директор АНО «Зеленая цивилизация», руководитель по региональному развитию МЭОО «ЭКА»

«Бизнес и Общество» попросил директора АНО «Зеленая цивилизация», руководителя по региональному развитию МЭОО «ЭКА» Дмитрия Федорова проанализировать текущее состояние экологической повестки в России.

— Вы являетесь руководителем по региональному развитию МЭОО «ЭКА». Что это за НКО и каковы Ваши функции и задачи в ее деятельности?

Зелёное движение «ЭКА» – это межрегиональная экологическая общественная организация, действующая с 2010 года. Основная цель и миссия ЭКА – вовлечь как можно больше россиян в деятельную заботу о сохранении природы и в снижение своего экологического следа. Для достижения этой цели команда ЭКА работает с людьми самых разных возрастов и занятий – от школьников и студентов до взрослых, от педагогов и родителей до сотрудников и владельцев бизнеса, от представителей органов власти до волонтеров и экоактивистов. ЭКА реализует долгосрочные и масштабные общероссийские программы и проекты, направленные на экологическое просвещение школьников и студентов, устойчивое лесовосстановление; вовлечение широких масс в «зелёный» образ жизни, волонтерство и экоактивизм; повышение экологической ответственности бизнеса.

Наряду с общероссийскими экологическими проектами и программами региональные лидеры и активисты ЭКА реализуют местные проекты и работают над решением локальных экологических проблем. В мои функции входит развитие и поддержка региональных эколидеров и активистов, а также помощь профильным региональным ведомствам в формировании и корректировке региональных экополитик и программ устойчивого развития, внедрения циклической экономики и переработки отходов. Когда не хватает, что называется «полномочий», то предлагаем регионам изменить «зелёное» законодательство через нормотворческие инициативы на субъектовом уровне, а если это федеральный уровень полномочий, то предлагаем соответствующие изменения депутатам Государственной Думы. В плотной связке с Движением ЭКА по этому направлению работает и АНО «Ресурсно-экологический центр «Зелёная цивилизация», руководителем которой я являюсь. В команду центра входят неправительственные независимые эксперты из разных областей естественных наук и права, которые оказывают представителям бизнеса и органов власти профессиональные услуги экологической экспертизы и консалтинга.

— Ваш путь из экологического госрегулирования к НКО-воздействию на власть и охрану окружающей среды случаен или закономерен?

В моем случае скорее закономерен. Я изнутри знаю все проблемы в природоохранном и природоресурсном госрегулировании. Если не видишь дальнейшую возможность влиять на изменения изнутри, то надо пробовать это сделать снаружи. За два года работы в некоммерческом природоохранном секторе удалось познакомиться с экопроблематикой более чем 30 субъектов РФ, конечно, где-то поглубже, где-то на уровне одной или двух локальных экопроблем. Тем не менее, мой предыдущий опыт госслужбы и сегодняшнее увеличение территориального охвата позволяет готовить более обоснованные и квалифицированные предложения по региональному и федеральному природоохранному госрегулированию.

— У Вас более чем 20-летний опыт работы в экологической административной сфере Ульяновской области. Какие наиболее острые экологические проблемы присутствуют на региональном уровне в России и какие из них хронически не решаются и почему?

Из огромного количества экологических проблем, существующих в каждом регионе, я бы выделил две главные – это загрязнение атмосферного воздуха и загрязнение водоёмов.

Сегодня в России очень остро обстоит дело с вопросами охраны атмосферного воздуха. В регионах, где сосредоточено 38% городского населения не проводятся наблюдения за загрязнением атмосферы, а на территориях, где проживает 55% населения наблюдается очень высокий показатель выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух. При этом достаточно слабо развита процедура мониторинга выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух и практически отсутствует законодательно обусловленная интерпретация полученных данных относительно канцерогенности и токсичности для здоровья населения и окружающей среды. Действующая система экологического мониторинга предусматривает только контроль за состояния окружающей среды, без учета состояния здоровья населения и возможности активного воздействия на ситуацию. Необходимо изменить методологию интерпретации полученных данных мониторинга атмосферного воздуха относительно канцерогенности и токсичности для здоровья населения и окружающей среды. Это позволит объяснить людям, как минимизировать ущерб своему здоровью в условиях сильно загрязненного воздуха.

Что касается чистоты водоёмов, то для полноценного оздоровления экологической ситуации в России необходимо ликвидировать повсеместную муниципальную проблему сброса неочищенных канализационных сточных и ливневых вод в малые реки.

На территории большинства сельских, да и в основном за редким исключением городских поселений отсутствуют функционирующие очистные сооружения, которые обеспечивают очистку сточных вод до рыбохозяйственных нормативов. Сточные воды на этих территориях самотёком, минуя очистные сооружения, построенные в период Советского Союза (которые к тому же в основном не функционируют и не эксплуатируются) сбрасываются на рельеф местности и по мелиоративным канавам поступают в ручьи и малые реки, которые в свою очередь являются притоками крупнейших российских рек. Сброс на рельеф не очищенных и не обеззараженных хозяйственно-бытовых стоков нарушает российское законодательство в области охраны окружающей среды и о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения. Каждая такая малая река сегодня похожа на «сточную канаву», которая представляет собой постоянную угрозу загрязнения дна, берегов и поймы, а также ухудшает условия проживания населения вблизи таких водных объектов. Кроме того, существует постоянный риск возникновения масштабных экологических и санитарно-эпидемиологических катастроф для более чем 50 млн россиян, проживающих в бассейнах малых рек. Требуется разработка отдельной долгосрочной федеральной программы, по аналогии с федеральным проектом «Оздоровление Волги», которая будет включать финансирование мероприятий по ликвидации неорганизованных и неочищенных сбросов сточных вод за счет модернизации и строительства сотен новых муниципальных очистных сооружений, а также по строительству ливневой канализации в муниципальных населенных пунктах. Региональные попытки в субъектах Российской Федерации в предыдущие годы везде провалились, за исключением Республики Татарстан. Проблема везде одна: отсутствие муниципальных средств и недостаток региональных, при этом в регионах годами идет своеобразный письменный «пинг-понг», при котором попытки найти решение вопроса перебрасываются от муниципального уровня к региональному и наоборот.

— Экологическая и по устойчивому развитию отчётность российских компаний, насколько она полезна/совершенна и убедительна/заслуживает доверия?

Банк России в 2021 году рекомендовал эмитентам раскрывать ESG-информацию в стандартном годовом отчёте. Если компания выпускает дополнительно отдельный отчёт по устойчивому развитию, то, чтобы обеспечить равную доступность традиционной и нефинансовой отчётности, ЦБ рекомендовал раскрывать его и на странице в Интернете, предоставляемой информагентством, аккредитованным ЦБ. По итогам 2021 года в России уже около 300 компаний выпустили или готовятся выпустить нефинансовую отчётность (информацию) согласно рекомендациям Банка России. В  данной отчётности содержится информация о воздействии компаний на окружающую среду, о социальной ответственности, корпоративном управлении. Такие компании, как АФК «Система, «Интер РАО», Mail.ru Group, «НОВАТЭК», «Ростелеком», «СИБУР» и многие другие уже не один год публикуют полноценную нефинансовую отчётность, раскрывающую информацию о ESG (экологические, социальные и управленческие факторы). Это своего рода оценка ESG-рисков, которая необходима, чтобы они не трансформировались в финансовые риски.

— Какие организации могут выступать в качестве верификаторов такой отчётности?

В России формируется несколько центров верификации такой отчётности, из которых следует выделить главный в лице ВЭБ.РФ. При нем сформирован пул верификаторов финансовых инструментов устойчивого развития, в задачи которых входит независимая оценка (верификация) облигаций и кредитов на предмет соответствия зелёному статусу в соответствии с требованиями российской национальной методологии по зелёному финансированию. В первоначальный перечень ВЭБа вошли пять организаций: Аналитическое Кредитное Рейтинговое Агентство (АКРА), ООО «Национальное Рейтинговое Агентство», ООО «Национальные Кредитные Рейтинги», Рейтинговое агентство «Эксперт РА», ООО «Финансовые и бухгалтерские консультанты». В настоящее время в ВЭБ.РФ рассматриваются еще несколько заявок от потенциальных верификаторов.

Кроме того, с 2019 года ведется соответствующая работа в совете РСПП. В 2021 году по линии комитета по природопользованию и экологии ТПП РФ также проведены первые общественные экспертизы ряда компаний.

— Оцените уровень развития E в модной триаде ESG. Ваше идеальное видение и насколько оно отличается от реальности?

Уровень развития Е невозможно оценить в отрыве от S и G. Весь прошедший год в актуальной повестке стоял вопрос ESG-трансформации крупного и среднего бизнеса. Мне по линии ТПП РФ довелось принимать участие в экспертизе Волжского трубного завода, а также в подготовке экспертизы предприятий Сегежа групп. С третьей декады февраля т.г. ситуация резко изменилась, и она уже никогда не вернется к прошлогодней и даже январской, когда крупные бизнес искал возможности понравиться международной финансовой инфраструктуре – инвесторам, фондам, рейтинговым агентствам, экспертам. Руководство многих крупных компаний, прежде всего экспортеров при внедрении принципов и механизмов ESG-трансформации руководствовалось народным принципом «главное накрасить губы» для забугорных экспертов, а только потом обсуждались положительные эффекты для окружающей среды и общества.

По моему мнению, ESG, несомненно, остается в повестке российского бизнеса и власти, но подходы значительно изменятся. В современных условиях компании должны в корне перестроить свои системы управления, чтобы сохранить свою устойчивость, обновить и усилить свой кадровый состав, чтобы обеспечить внедрение антикризисных практик.  Главный запрос устойчивого развития сегодняшнего дня ориентирован на Россию, в фокусе внимания совершенно конкретные задачи по улучшению качества жизни граждан и сохранению окружающей среды конкретной территории присутствия бизнеса.

Это сложный период, который осложнился нарушением цепочек поставок и кооперации, с ограничением доступа к ресурсам на трансформационные проекты бизнеса и технологии для экологической модернизации. Например, мы в ЭКА проводим оценку российских технологий по обработке ТКО, провели встречи с рядом производителей оборудования, и они нам рассказали, что нет немецких оптических датчиков на мусоросортировочные линии, нет определенных итальянских запчастей для технологии сепарации отходов. Вот этим необходимо заниматься в первую очередь, чтобы внедрение РСО не опередили на годы технологии фактической обработки отдельных фракций ТКО. Но однозначно, что все дорожные карты в регионах придется пересматривать с учетом новых вводных. Уже в этом году ожидается российский ESG-стандарт, который будет гармонизирован с уже существующими отечественными стандартами. Особенно важно обеспечить образовательную работу по ликвидации ESG безграмотности. Нужны развернутые учебные программы, длительные полноценные курсы для бизнеса и учебных заведений. Очевидно, что компании заинтересованы в ESG переподготовке своих кадров, и потребность в такого рода специалистах будет расти. Отдельное внимание должно быть уделено ESG образованию региональных команд в конкретных субъектах РФ.

— Что мешает компаниям повышать уровень прозрачности и отчётности?

Повысить уровень прозрачности и отчётности по-прежнему мешает отсутствие единой методологии раскрытия нефинансовых данных. Существует проблема по сбору и консолидации нефинансовых данных по дочерним и зависимым организациям общества, а также работа с подрядчиками и поставщиками по сценариям устойчивого развития. Определенную сложность также вызывает разработка и расчет прогнозов влияния изменения климата на деятельность компании. Кроме того, анализ выбросов по Scope 1, 2, 3 и по учету климатических рисков требуют от компаний владения профессиональными компетенциями. Также заметно выросла стоимость услуг внешних экспертов, консультантов, а также верификаторов и некоторые компании вынуждены в текущем моменте отказываться от подготовки нефинансовой отчётности в связи с отсутствием необходимых бюджетов на ее подготовку.

— В последние годы среди самых острых проблем России чуть ли не на первый план по остроте и актуальности вышла проблема лесных пожаров. Почему каждый год в последнее десятилетие выгорают все новые огромные территории? И почему с такими же проблемами успешно справляются многие другие страны, например, Финляндия, в которой лесами покрыта бОльшая часть страны и где климат схожий с нашим? Эта острая проблема в России связаны с недостаточно выделяемыми государством финансами или с проблемой неправильного управления лесным хозяйством?

Тушением лесных пожаров на территории государственного лесного фонда занимается ФБУ «Авиалесоохрана» и лесопожарные подразделения субъектов РФ. Помогает им в этом система наблюдения и раннего обнаружения лесных пожаров с помощью спутниковой группировки из космоса ИСДМ-Рослесхоз. Горящие леса на границе населенных пунктов тушат совместными силами МЧС и лесопожарные подразделения субъектов РФ. Основная часть лесных пожаров происходит на удаленных территориях, а их причиной являются молнии во время так называемых «сухих» гроз. Существуют определенные метеорологические факторы, влияющие на распространение огня и возникновения крупных лесных пожаров в периоды засухи, когда есть прямая связь между антициклональной деятельностью и лесными пожарами в поле антициклона. Пожары поддерживают стационарность антициклона на территории, который в свою очередь обеспечивает аномальную жару. Я много беседовал со специалистами-климатологами и в целом их мнение, что частота крупных лесных пожаров в регионах Сибири будет высокой, а виновато в этом то самое глобальное потепление климата, поскольку его изменение проявляется не только в увеличении среднегодовых температур, но и в увеличении частоты экстремальных явлений, например месячная засуха в Якутии.

Сравнивать нашу Россию с Финляндией некорректно ни по размерам и доступности территории, ни по климату. В России большая часть лесного фонда, особенно его северные территории, недоступна для лесопожарных формирований. Плотность аэродромной сети в северных регионах чрезвычайно мала, примерно один аэродром на тысячу километров. А лесопожарному самолету или вертолету, который занимается тушением, нужно не только прилететь и сбросить воду на огонь, но еще и вернуться на аэродром текущего базирования. То же самое касается и парашютно-десантной пожарной службы, которых нужно и выбросить из воздушного средства над очагом чрезвычайного лесного пожара, но и потом их необходимо забрать из горящей тайги. При этом за ними придется высылать вертолет, который пролетит значительно меньше, чем самолет.

Поэтому, в конкретном регионе одна из важнейших задач, которая позволит сократить количество лесных пожаров – это поднимать культуру местного населения. Необходимо научить людей базовым основам по обращению с огнем в лесу, чтобы они в полной мере понимали запреты при высоком классе пожарной опасности на разведение костров, приготовление шашлыков или просто перестать выбрасывать окурки в окно машины, каждый из которых может стать причиной природного пожара.

— Бурное развитие зелёной энергетики и «энергетический переход» от ископаемых видов топлива к возобновляемым источникам энергии (ВИЭ) – один из важнейших глобальных трендов. Насколько он актуален для России, на Ваш взгляд?

В нашей стране также развивается направление возобновляемых источников энергии. Среди регионов лидеров я бы отметил Ростовскую область, Астраханскую область, Республику Калмыкия, Оренбургскую область, Забайкальский край, Ульяновскую область и Камчатский край. Мне довелось принимать активное участие в реализации ВИЭ-проектов в Ульяновской области, где всего за несколько лет удалось сформировать не только первый в стране промышленный ветропарк, но и локализовать производство многих компонентов для строительства и техобслуживания ветропарков.

В сентябре 2021 года работа Правительства России по адаптации российской экономики к «зелёному» энергопереходу значительно активизировалась. Созданная комиссия подготовила проект сценарного прогноза долгосрочного развития страны с низким уровнем выбросов парниковых газов. Кроме того, разработаны планы адаптации и стратегии сокращения выбросов парниковых газов в отраслевом и региональном разрезе. Ведется мониторинг оперативных и стратегических показателей перехода к низкоуглеродной экономике, включая показатели по сокращению выбросов парниковых газов и увеличению их поглощения.

Буквально месяц назад председатель Правительства России подписал распоряжение о стимулировании дальнейшего развития возобновляемой энергетики на период до 2035 года, которым утверждаются финансовые параметры (предельные величины капитальных и эксплуатационных затрат) на период после 2024 года для проведения конкурсных отборов инвестиционных проектов по строительству объектов ВИЭ-генерации на розничных рынках электрической энергии. В постановлении идет речь о конкурсных отборах объектов ВИЭ-генерации для последующей продажи выработанной на них электроэнергии сетевым организациям. Все это делается для компенсации потерь сетевых организаций в объектах электросетевого хозяйства (в регламентированном размере 5%). Конкурсы будут проводиться субъектами Российской Федерации ежегодно на пятилетний период в отношении объектов солнечной, ветровой и гидрогенерации, а также других видов «зелёной» генерации. Указанным распоряжением дано поручение Минэнерго России осуществлять ежегодный мониторинг динамики развития отечественных ВИЭ как на оптовом рынке электрической энергии и мощности, так и на розничных рынках электрической энергии, включая все типы микрогенерации. Мое мнение, что планирование горизонта поддержки возобновляемой энергетики в России на период до 2035 года поспособствует привлечению капиталов в отрасль ВИЭ и обеспечит увеличение доли низкоуглеродной генерации в общем энергобалансе конкретного субъекта РФ, так и страны в целом.

— Каковы приоритетные экологические задачи в России сегодня?

Приоритетные задачи в области экологического развития России были определены в 2018 году в паспорте национального проекта «Экология», включающем 11 федеральных программ, которые нацелены на развитие страны до 2024 года.

По плану федпрограммы «Чистый воздух» к 2024 году сократить объем выбросов на 22%, а в стране не должно было остаться ни одного города с чрезвычайно высоким и высоким уровнями загрязнения воздуха. Запланированы мероприятия по сохранению озер и рек. Отдельные федеральные программы есть для Волги и Байкала — «Оздоровление Волги» и «Сохранение озера Байкал».

Идет активная реализация федеральной программы «Сохранение лесов», направленной на увеличение площади лесовосстановления и сокращение финансовых потерь от лесных пожаров. За прошедшие 4 года субъекты РФ получили значительное количество денежных средств федерального бюджета на приобретение лесопожарной техники и в целом на укрепление материальной базы лесного хозяйства. Уже есть первые положительные результаты в ряде субъектов ЦФО, ПФО, УФО. Однако динамика лесных пожаров во многих регионах Сибири говорит о необходимости перенаправления всех усилий на данную лесную зону России, которая в настоящее время вследствие климатических процессов «разогревается» намного быстрее остальных регионов.

Оценивая климатические НПА, которые были представлены в феврале-марте Правительством на обсуждение мы видим, что Россия не отказывается от планов по декарбонизации, нацпроект «Экология» не похудел в части финансового сопровождения. До конца текущего года ожидается корректировка нацпроекта «Экология». Весь блок экологических задач будет распределен по трем направлениям (воздух, вода, мусор), что в целом отражает общественный запрос на природоохранные изменения. Очевидно, что качество воздуха и все грани мусорной темы остаются основными эконаправлениями работы государства. Появление двух новых федеральных программ, посвященных мониторингу окружающей среды и изменению климата, а также научным исследованиям вместе с экологическим просвещением должны усилить целеполагание и круг важных задач нацпроекта «Экология». На мой взгляд незаслуженно задвинута на второй план важнейшая задача по сохранению и развитию заповедного комплекса России, а также по созданию и поддержанию зелёного (лесопаркового) каркаса городов.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: