Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Социальное предпринимательство
Социальные инвестиции
454
Читать: 18 мин.

У истоков благородного чудачества. Как вырастить социального предпринимателя?

В мировой практике социальный бизнес занимает достойное место. По статистике, 5% всех предприятий относятся к категории социального предпринимательства, в России же их пока меньше процента. Еще недавно предприятия с подобным статусом были внове. Но в последние годы рынок бурно развивается благодаря не только упорству и энтузиазму самих предпринимателей, но и системной поддержке некоммерческих организаций, таких, например, как фонд региональных социальных программ «Наше будущее».

От ящичка с пожертвованиями до бизнес-идеи

15 лет назад фонд создал на собственные деньги российский предприниматель Вагит Алекперов. «Наше будущее» был первым негосударственным институтом в области поддержки социальных предпринимателей в России. На вопрос, для чего это так необходимо успешному бизнесмену, и Алекперов, и директор фонда Наталия Зверева отвечали: нам хотелось, развивая новое направление в России, увеличивать число людей, решающих социальные проблемы в регионах, создающих рабочие места, помогающих другим. Изучая западные практики, создатели фонда видели колоссальный экономический эффект именно от социальных предприятий.

Нужно заметить, что первые социальные предприниматели подходили к своему делу не как к бизнесу, а скорее, как к благотворительности. Мы занимаемся добрыми делами, поэтому обеспечьте нам финансирование… Но социальный бизнес – это история не про ящички с пожертвованиями и одноразовые гранты, а про финансовые, маркетинговые, эйчаровские инструменты. То есть – иное мышление, иная стратегия. И всему этому нужно учиться. Но как внушить людям, делающим робкие шаги по невозделанному полю, уверенность в своих силах, надежду на первые всходы?

– Мы начали изучать немногочисленные тогда предприятия, доносили до них мысль, что они могут стать именно социальными предпринимателями, а потом начали разрабатывать для них базу поддержки, – рассказывают в пресс-службе фонда «Наше будущее». – Первым инструментом были беспроцентные займы. Выдавали их на срок от пяти до десяти лет, и это были серьезные суммы, до 20 миллионов рублей. Эти деньги давались на конкурсной основе тем, у кого была четкая бизнес-модель, – мы должны были иметь гарантию, что эти деньги вернутся. Сейчас нам эти деньги уже возвращают, причем процент возврата высокий.

В цехе предприятия

За 15 лет своего существования фонд поддержал 354 проекта в 56 регионах страны на сумму 866 млн рублей. Но финансирование – не единственный вид поддержки. Людям остро не хватало информации, кейсов чужого опыта, чтобы погрузиться в него, пощупать все винтики и изучить изнутри, как он устроен – подобно тому, как ребенок познает мир, разбирая на детали свои игрушечные машинки. «Наше будущее» развивало образовательную модель, построенную на двух «китах» – собственно образовании и акселерации. Была создана Лаборатория социального предпринимательства, где можно без оплаты обучаться бизнес-навыкам.

Мы создали Лабораторию для формирования новых инструментов поддержки и развития социального бизнеса еще в 2014 году, – рассказала руководитель образовательных программ фонда Екатерина Бесшапошникова. – Первым продуктом была Школа социального предпринимательства, тогда это направление было новаторским для России. Позже появилось понимание, что нужно обучить преподавателей, которые смогут передавать знания еще большему числу людей, и мы создали специальный курс для преподавателей. Сейчас программ много, есть возможность выбирать удобный формат для конкретных целей. Среди интересных недавних проектов Лаборатории – обновленный курс «Бизнес-спринт». Изначально его создали для тех предпринимателей, которые планировали подавать заявку на грант от Минэкономразвития. Теперь программу дополнили так, чтобы дать участникам актуальную информацию для адаптации и развития бизнеса в условиях санкций.

Очень эффективной моделью обучения оказалась программа акселерации «Формула роста». Руководители образовательных программ фонда, наблюдая за становлением своих студентов, пришли к выводу: много работая с эмоциями, новоиспеченные предприниматели достигают потолка в своей деятельности. Вроде достигли какой-то стабильности, но вдруг что-то пошло не так, развитие застопорилось, куда двигаться дальше? И тогда пора подключать акселератор: совокупность занятий с тренерами, менторами, коучами. Они детально разбирают проекты, дают рекомендации – что лучше применить, как завести механизм предприятия, чтобы оно работало без «хрипов в моторе». Именно после акселератора у многих социальных предпринимателей стартует увеличение оборота.

Ручная склейка

Сейчас фонд работает уже для крупных компаний, которые строят свою политику КСО на поддержке СП. Например, совместно с компанией СИБУР он провел акселератор «Формула роста» для начинающих предпринимателей Тобольска, Нижневартовска и других городов присутствия компании.

Почти со дня основания фонд работает над легитимизацией термина и самого понятия СП.  В 2019 году были внесены поправки в федеральный закон «О развитии малого и среднего предпринимательства в России», был закреплен статус СП как предпринимательской деятельности, направленной на достижение общественно полезных целей, определено понятие социального предприятия. Это была точка отсчета для поддержки СП со стороны государства: Минэкономразвития стало давать гранты предпринимателям на развитие проектов, а главное, создало реестр СП, включающий ряд критериев, по которому предприятие относится к СП. Это, во-первых, требования к персоналу – он должен быть не менее чем на 50% состоять из граждан незащищенных категорий населения: людей с инвалидностью, многодетных, воспитанников детских домов, пенсионеров. Во-вторых, закон относит к социальным предпринимателям продавцов продукции, которую произвели социально уязвимые граждане, и производителей товаров и услуг для «особых» клиентов. А также  тех, кто организует детский отдых, оказывает образовательные услуги, развивает межнациональное сотрудничество. Сейчас в реестр входят более 6300 предприятий.

– На самом деле их гораздо больше, – убеждены в фонде. – По разным причинам они не знают о реестре или не сомневаются, стоит ли туда входить. Но мы ведем просветительскую деятельность, уверяем их в том, что вхождение в реестр облегчит ведение бизнеса. Когда-то мы работали в восьми ключевых регионах, и когда государственный реестр сформировался, мы увидели, что рост СП обозначился именно там – они стали активно регистрироваться. И многие после этого пришли к нам уже новом статусе, не только за образованием, но и за освоением новых рынков сбыта, которые мы помогаем им найти.

Эта музыка серебряных труб…

Городская промзона – место, как правило, не вызывающее интерес у туристов. Однообразные, унылые кубы складов и параллелепипеды цехов, точь-в-точь конструктор ЛЕГО, только обесцвеченный, – что там смотреть? Но без промзоны ни один город не смог бы дышать и двигаться. Это его жилы, кровеносная система, поддерживающая жизнь. А главная достопримечательность – конечно, люди, труженики, их бесчисленные истории и судьбы. Автозаводский и Сормовский районы Нижнего Новгорода, где находятся предприятия ООО «НПО «Автопромагрегат», мало чем отличается от других таких же промзон – где-то в центре Ока встречается с Волгой, образуя красивейшую Стрелку, а здесь гудит, лязгает, ревет целый диксиленд разномастных машин.

Подготовка материалов к операции

И еще одна деталь бытия бросается в глаза: бесконечно убегающее вдаль черно-белое модульное ограждение, похожее на пунктир, тянется от КПП завода на 6,5 километров. Любой сотрудник завода со слабым зрением может, ориентируясь на него, дойти до самого дома. Из 245 работников завода 130 – люди с инвалидностью, многие из них слабовидящие и незрячие. Одна из них, производственный мастер Галина Азарина, проработала на заводе почти 20 лет. Она настоящий «универсальный солдат» производства: была слесарем механо-сборочных работ, потом бригадиром участка, досконально освоила все операции, даже роботом управляла. А когда-то работала на хладокомбинате №1. Что же ее заставило перейти с любимого сладкого лакомства на технические трубки для ГАЗа? «Да просто предприятие тогда закрывалось, территорию выкупил пивзавод, – ответила она. – Но трубки делать все равно интереснее, чем мороженое или пиво. В этом лязге и шуме, в этих серебристых зигзагах металла есть необъяснимая романтика…»

Мы идем в картонажный цех. Рыжеватый парень в очках берет в руки бумажную заготовку, раскрывает, слегка встряхивает и передает на следующую операцию – склейку. Движения его ювелирно точны и аккуратны. Этот рабочий – человек с ментальной инвалидностью, и возможно, его операция не отличается какой-то особой сложностью, зато это важная, ответственная работа, начало всех начал. Потом другой рабочий нанесет на мешок клей, свернет, как здесь говорят, рукав, наклеит этикетку… И вот они, стопочкой сложенные бумажные мешки, новенькие и хрустящие, со стильным черным дизайном а-ля модерн начала прошлого века. Эту вполне утилитарную продукцию даже в руки брать хочется с осторожностью, чтобы ненароком не повредить – а не то, что уголь в нее класть…

В цеху картонной и бумажной упаковки есть еще второй этаж, где производится ручная склейка. Эту операции делают те, кто по состоянию здоровья не могут работать на автоматической линии, им трудно подолгу стоять, требуется сидячая работа. Какое-нибудь другое предприятие просто отказалось бы от услуг таких работников. Но не ООО «НПО «Автопромагрегат»: тут всегда учитывают ограничения возможностей работника, стараются прислушиваться к нуждам, создают условия. Ведь история предприятия началась в давнем 1948 году, когда Всероссийским обществом слепых было создано Горьковское учебно-производственное предприятие № 2 для реабилитации и трудоустройства людей, потерявших зрение в ходе Великой Отечественной войны. Тогда в кооперации с Горьковским автозаводом предприятие начало выпускать картонные коробки для запасных частей и фильтрующие элементы из тонкой проволоки.  И до сих пор оно неразрывно связано с ГАЗом. Теперь здесь – производство автомобильных трубопроводов, различных автозапчастей, литье пластмасс под давлением, изготовление картонной и бумажной упаковки.

– В этом цеху производятся бумажные мешки для угольной промышленности, сухих строительных смесей, – говорит начальник производства Александр Левин. – В них фасуется древесный уголь для пикников. Делаем по 60 тысяч штук в месяц. Могли бы и сто тысяч делать на наших мощностях, но где бы мы взяли рынки сбыта? Нас выручает «Больше, чем покупка»: в июле она заказала нам 20 тысяч, то есть треть всех наших заказов. Это наш большой клиент. А остальные две трети заказывают частные покупатели, местные малые предприятия. «Больше, чем покупка» обеспечивает нас работой на круглый год, позволяя распределить заказ так, чтобы и в зимние месяцы была работа. Ведь производство мешков для угля – сезонное, уголь для шашлыков пользуется спросом с мая по август.

Непрерывность и цикличность системной поддержки

Евгений Голубев

Проект «Больше, чем покупка» создан по инициативе фонда «Наше будущее» в 2014 году. Это вид «скорой помощи» для социальных предпринимателей, которым трудно самим искать рынки сбыта. Проект оказывает сбытовую поддержку предприятий, решающих социальные задачи. Это может быть как помощь в составлении ассортимента, так и презентация, и продажа товаров социальных новаторов в магазинах, корпоративным заказчикам, например, на АЗС ЛУКОЙЛ. Кстати, выведение товаров на автозаправки – единственная ниточка, связывающая фонд и компанию ЛУКОЙЛ. Создание фонда было частной инициативой Вагита Алекперова и никакого отношения к компании не имеет.

— Мы являемся посредником между производителем и продавцом, – объясняет руководитель проекта «Больше, чем покупка» Евгений Голубев. – Сложность в том, что крупным сетям невыгодно продавать маленькие партии товара. А могут ли социальные предприятия обеспечить большие объемы? Скорее всего нет, но их социальная продукция жизненно необходима – и работникам, и получателям. Им самим сложно выйти на эти рынки, договориться о продажах. Тут на помощь приходим мы. Примерно за 2,5 года работы с «Автопромагрегатом» мы закупили у них более 250 тысяч мешков, упаковали в них более 800 тонн угля, это примерно 40 фур в год.

Продукция «Агропромагрегата»

Древесный уголь реализуется по всей России, примерно в двух тысячах точках продаж. А вообще за восемь лет работы «Больше, чем покупка» поддержала 132 социальных предприятия. В прошлом году, к примеру, отгрузили 44 млн бумажных салфеток на заправки ЛУКОЙЛ от предприятия Тезкур, тоже филиала ВОС. Или вот РООИ «Радость», и его партнер, небольшое предприятие «Особая сборка», – люди с ментальной инвалидностью проходят там обучение и шьют мягкие набивные игрушки.11 тысяч медвежат, ежиков и прочего забавного плюшевого зверья уже порадовали клиентов АЗС. Удобно же – подъехал заправиться, заодно купил плюшевого мишку ребенку… В этом году подготовили 10 новых артикулов игрушек и уже отгрузили на заправки на сумму более 5 млн рублей. У одного из предприятий ВОС закупили 180 тысяч пар перчаток с ПВХ, сделав 40% от их оборота.

И таких цифр можно еще привести множество. А за этими цепочками цифр стоят живые люди, желающие востребованности, общения, занятости, осознания себя полноценной единицей общества. Да и, что скрывать, достойной зарплаты, чтобы пригласить свою девушку в кафе на Большой Покровке, подарить маме букет цветов, прокатиться по Волге на «Валдае» – катере на воздушных крыльях….

– Как мы ищем производителей? – продолжает Евгений Голубев. – Есть сайт, где можно подать заявку. Мы сотрудничаем с предприятиями ВОИ, ВОС, уточняем, какой товар они производят, ищем точки соприкосновения. Кроме отправки продукции на рынки, разрабатываем еще и дизайн, упаковку, помогаем со штрих-кодированием, с логистикой и даже ценообразованием. И все это тонкая, деликатная работа, потому что перечень товаров очень широк. У нас целый пул предприятий, который поставляет нам товары: это и автомобильные ароматизаторы, и мягкие набивные игрушки, и широкая категория товаров для кафе. Например, на заправке вы покупаете бутерброды на тарелках нашего предприятия, полиэтиленовая перчатка, в которой официант подает вам эту тарелку, тоже наша, и даже деревянную палочку для размешивания кофе тоже поставили мы. А в конце концов капля сиропа в вашем кофе, сваренном на лукойловской АЗС, – как пресловутая «вишенка на торте» – тоже изготовлена на одном из социальных предприятий. Сиропы выпускаются в коллаборации с московским филиалом австрийского производителя «Аграна», а в производстве используются упаковки и этикетки, которые делают поставщики проекта «Больше, чем покупка». Это уже наглядный пример коллаборации социального предприятия и коммерческой компании. Так что социальные предприниматели вполне готовы полностью удовлетворять самые капризные потребительские вкусы.

Голубев признается: продукция социальных предприятий стоит немного дороже, чем то, что предлагает рынок. Однако человек, покупая товар на три рубля дороже, понимает, что эти три рубля зашиты в особых темпах и компетенциях человека с инвалидностью, у которого укороченный рабочий день, который не может быстро работать, зато делает все на совесть. Можно найти коммерческого поставщика, у которого продукция на 30% дешевле. Но цель проекта не просто заработать денег, а дать СП сбытовую поддержку и увеличить объемы и обороты, которые с 2019 года как раз увеличились больше, чем в три раза. В прошлом году выручка проекта «Больше, чем покупка» достигла 155 млн рублей. В перспективе развития – увеличение оборотов, захват новых долей и сегментов рынка, популяризация социальных предприятий. Иными словами – азартная игра по-крупному на открытом рынке, доказательство того, что и «инвалидная продукция» способна составлять серьезную конкуренцию, быть яркой, привлекательной, успешной.

Кстати, так же, как и крупные корпорации, СП может свободно оперировать такими понятиями, как ESG. Особенно это касается первой буквы в аббревиатуре. Отказались от пластиковых тарелок в пользу бумажных, пластиковые палочки для размешивания заменили деревянными, а угольные мешки и вовсе исчезают бесследно, если их сжечь на мангале… Вроде мелочь, но с этого и начинается забота об окружающей среде.

Евгений Голубев считает, что одноразовая помощь социальному предпринимателю – это позавчерашний день. От нее больше вреда, чем пользы, как от той же одноразовой пластиковой тарелки.

– Мы стараемся размещать заказы планомерно, брать товары себе на склад, чтобы обеспечить непрерывность и цикличность отгрузок у наших клиентов, – говорит он. – Стараемся оказывать системную поддержку, выстроить основательные, длительные партнерские отношения, с планированием производства, чтобы предприятие знало, в какой момент дать работу своим сотрудникам, какой товар произвести для продажи. Уверен, лет через пять люди будут делать осознанный выбор в пользу продукции СП. Уже сейчас у многих покупателей сложилась ассоциация: «Больше, чем покупка» – это что-то доброе и полезное, и они чаще осознанно выбирают наши товары.

Роботы рождаются за углом

Татьяна Лобзина

Чтобы сегодня управлять сложными станками «Агропромагрегата» и других предприятий, требуются компетентные специалисты, получившие серьезное образование. Ставить их мышление на технические рельсы лучше с «младых ногтей», начиная уже с детсадовского возраста. И это тоже сегодня задача социальных предпринимателей, которые организовывают инновационные образовательные структуры. Таких, как Татьяна Лобзина, основатель и директор детского образовательного центра «Жираф».

Группа ребятишек в оранжевых жилетках, похожих на униформу работников ЖКХ, ловко ставят друг на друга крупные детали конструктора ЛЕГО. Зеленый куб к красному, сверху синяя треугольная крыша – и в считанные секунды готов макет города. «Дети, все мы любим мороженое и конфеты, а куда мы выкидываем мусор? – говорит воспитатель. – В мусорный бак, правильно. И его перерабатывают роботы-помощники. Они помогают сохранить наш город чистым. Вчера мы придумали роботов-помощников, которые убирают мусор с улиц. Давайте запустим подметально-уборочные машины, они погрузят отходы в мусоровоз, он повезет их на мусоро-перерабатывающий завод, где мусор сортируют и перерабатывают». Ребята послушно отделяют воображаемое стекло, бумагу, ткань…

Воспитанники центра Жираф

Конечно, можно раздать им краски и бумагу, как в обычном детсаду. Но краска в неумелых детских руках обычно «ползет» на рисунке и пачкает все вокруг, а здесь – ровный, яркий результат. В занимательном игровом формате ЛЕГО ставит сразу несколько задач: развивает моторику рук, дает начальные знания робототехники, математики, экологии. Дети учатся делать презентации своих первых проектов и тренируют навыки коммуникации.

– Мы работаем с 2010 года, – говорит Татьяна. – Тогда еще не было программ поддержки для маленьких образовательных центров, «набивала шишки» сама, просто занимаясь любимым делом. Учительствовать мечтала с детства, реализовала себя в профессии, но всегда хотелось больше инноваций, профессиональной независимости и подвижности, ориентации на изменение окружающего мира. Основные принципы моей бизнес-модели были скромные: экономия средств и качество образования. Пять лет назад мы открыли направление робототехники – подобных студий для дошкольников в Нижнем тогда еще не было. Я люблю ездить по разным городам, учиться технологиям у коллег, так и робототехнику «подсмотрела» в Перми и стала внедрять у себя.

Воспитанники центра Жираф

Одиночество первопроходца длилось недолго: стали вставать на ноги конкуренты — чуть ли не половина социальных предпринимателей как раз были создателями детских образовательных центров. Пришло время, когда они перестали чувствовать себя одинокими киплинговскими «кошками, гуляющими сами по себе»: появился фонд «Наше будущее», способствовавший развитию СП в Нижнем Новгороде. Объединившись под его «зонтиком», вчерашние конкуренты стали обучаться, общаться, делиться опытом и решать проблемы сообща. «Жираф» также вошел в реестр социальных предпринимателей Минэкономразвития и получил грант на полмиллиона рублей.

Татьяна тогда приняла решение, что надо иметь собственное помещение – и купила небольшую квартиру в 75 метров, неотремонтированную, запущенную. Стала искать деньги на ремонт. Помог фонд «Наше будущее», дал беспроцентный заем. Теперь здесь три небольшие комнатки для групповых занятий и холл, выкрашенные в жизнерадостные цвета. Для 35 юных конструкторов места вполне достаточно.

Строительство чистого города

Самым ценным «подарком» от фонда «Наше будущее» Татьяна считает программу акселерации «Формула роста». Это оказалось ценным форматом обучения, поскольку преподавателями и наставниками в нем выступают не теоретики, а практики, у которых есть свои успешные предприятия. У социального предпринимателя начальников нет, не на кого опереться, не с кем разделить ответственность, он сам принимает решения. А тут есть наставник, который даст любой совет по расчетам, по рекламе и маркетингу, по бизнес-плану, и всегда вселит уверенность, разберет идеи.

А в последние годы Лобзина и сама стала наставником для многих образовательных учреждений: они стали обращаться к ней за опытом и помощью в запуске направления робототехники под ключ. В прошлом году она открыла свой методический центр, который стал заниматься систематизацией и популяризацией направления робототехники и ЛЕГО-конструирования для дошкольников. Он проводит конструкторские конкурсы, в которых участвует не только Нижегородская область: присылают свои работы коллеги из Перми и даже из ХМАО. Педагоги увлеклись ЛЕГО-конструированием, поняли, что это хороший инструментарий для обучения, стали записываться к Лобзиной на образовательные туры, привозить учеников на мастер-классы, смотреть ЛЕГО-мультики – ведь «Жираф» имеет еще и мультстудию.  Татьяна написала инструкции для персонального обучения педагогов. Она удивляется, насколько легко педагоги подхватывают новинки, стараются пробовать их у себя, причем чем меньше город или деревня, тем более увлеченные и творческие там люди. Легче педагога обучить робототехнике, считает она, чем программиста – педагогике.

Строительство чистого города

Изюминка «Жирафа» – в индивидуализации. Не могут муниципальные детсады обеспечить индивидуальный подход к ребенку. А здесь группы небольшие, по 5-8 детей, педагог знает каждого малыша и ведет его по индивидуальному маршруту. Дети сегодня разные: кто-то может усвоить материал в коллективе, кто-то, напротив, предпочитает уединение. А школа предъявляет жесткие условия: педагоги хотят видеть уже в первом классе читающих, считающих, полностью готовых к учебе ребят.  Да и родители заинтересованы, чтобы дети развивались с детства, но сами они слишком заняты, чтобы уделять этому время. И маленький образовательный центр по месту жительства, буквально «за углом» – это палочка-выручалочка для них. Взять хотя бы проект «Чистый город»: дети изучают физические свойства предмета или явления, затем собирают по образцу, схеме, картинке, наконец готовят презентацию проекта. Образовательная концепция не похожа на стандартный урок, в ней все «по-взрослому», и дети от нее в восторге.

– Оборот у нас небольшой – максимум полтора миллиона в год, – делится Татьяна Лобзина. – Центр не очень прибыльный, но греет мысль, что я делаю важное дело – меняю сознание сегодняшних детей, а значит, завтрашний социум. На этом пути часто испытываешь недоверие, страх, сомнения – вдруг не получится?  СП, также как и любой бизнес, всегда сопряжено с риском. Но эксперты фонда чаще всего говорят – хороший проект, двигайтесь вперед, мы поможем. Вот и двигаюсь. Кабинета у меня нет, все до последнего сантиметра отдано детям, сижу дома за полночь над новыми проектами. Хорошо, что семья понимает это и поддерживает. Скажете, мечтала о свободе – а вместе с ней получила и несвободу… Но полностью свободным человек не бывает никогда. Зато он бывает счастливым.

Можно было бы еще многое рассказать о деятельности фонда «Наше будущее». Например, о банке социальных идей Social IDEA: если человек заинтересовался СП, но не знает, чем именно заняться, или желает расширить свою деятельность – он может зайти в банк, отсортировать идеи и кейсы, найти самые подходящие и удачные. Можно рассказать об информационной подушке фонда – портал, где собираются со всего света новости о СП, переводные статьи, объявления о грантах. И о том, как в Москву приезжал Мухаммад Юнус, Нобелевский лауреат, банкир из Бангладеш, стоявший у истоков самой идеи СП, – его программу микрокредитов для бедняков называли «благородным чудачеством». И о слетах социальных предпринимателей офлайн, которые тоже проводит фонд. И еще много-много интересного, что способно уместиться не в одну статью… 15 лет – это самый лучший возраст и у человека, и у организации. Когда ты подросток – у тебя неисчерпаемое море энергии, дерзость и отвага.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: