Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Инновации/Технологии
Социальная ответственность
Филантропия/Благотворительность

Когда приходится конкурировать с котиками или благотворительность в цифровой реальности

Елена Упорова, журналист

2019 год заканчивается под флагом цифровой трансформации. Это обсуждают галеристы, музейщики, урбанисты, общественные организации, ОБСЕ и СМИ, впереди «Неделя российского интернета». Ежегодная 17-ая конференция Форума Доноров не стала исключением, скорее большой шкатулкой, в которой лайфхаков для бизнеса и НКО в цифровую эпоху было предостаточно. 300 участников, 15 секций, серьезный и полный жизни lineup [список спикеров]. Здесь только несколько ярких фактов, историй и мнений, прозвучавших на конференции.

Online пожертвования в России за последние пять лет выросли в 15 раз. Увеличились расходы бизнеса на экологию и борьбу с природными катаклизмами, что можно связать с новыми запросами молодых граждан, их активным присутствием в сети. Российский бизнес почти на четверть обогнал зарубежный в оценке влияния корпоративной социальной ответственности на сотрудников. В то же время 70% российских фондов сказали, что им не хватает навыков для хорошей цифровизации, используют стратегию цифровой трансформации только 12%, лишь 5% прибегают к сложным инструментам вроде нейросети. Кажется вопрос не только в страхах перед digital. Грантодатели не очень любят давать деньги на институционное развитие некоммерческих организаций. Директор Оксфордского института благотворительности сэр Стивен Бабб формулирует новые правила для нового времени: «Вы не можете создать эффективную и действенную благотворительную организацию, если у вас нет хорошей инфраструктуры, поэтому говорить НКО о снижении расходов на администрирование просто неразумно. Таким образом, если вы хотите, чтобы благотворительность основывалась на новых цифровых технологиях, организации должны больше тратить на IT-ресурсы — привлеченные или внутренние».

От пирожков к доверию и… «пишите письма!»

Выступление директора Архангельского центра социальных технологий Марины Михайловой «Гарант» вышло пламенным и ироничным, словно британский стендап.
– Бизнес говорит о себе как о супергероях с деньгами. НКО — «мы спасатели, умираем, но спасаем». Но надо в неудобных местах спасаться! Приезжать в регионы, инициировать встречи, искать новые площадки. Сейчас в основном доноры встречаются с донорами, получатели с получателями, бизнес и СМИ вообще почти подрались!
– Мы провели исследование о том, как бизнес относится к НКО. И зачем мы это сделали? Можно было взять результаты 2001-го года, все то же самое. Когда речь идет об НКО, бизнес сразу хватается за карман. А если видит письмо написанное от руки «кровавыми слезами», тут же дает деньги. Ну как же, «у людей горе»! Средний и малый бизнес понимает под системной благотворительностью ежегодную водку с гречкой на 9-ое мая, подписку на газету ветеранам, на Новый год — игрушки в детские дома на протяжении 20-ти лет.
Вот рецепты от Марины Михайловой: необходимо перейти от пирожков к системной благотворительности, у крупного бизнеса должны быть и нефинансовые обязательства, нужно развивать институты доверия, потому что НКО продолжают от его недостатка системно страдать.

В отличие от Марины руководитель «Больше Чем Агентства» Петро Шекшеев почти неподвижен и мрачен. Кажется, что он себя сдерживает, когда говорит о том, как глупо и просто рвется ниточка доверия к НКО.
– Наше агентство продвигает селебрити. Почему фонды и некоммерческие организации на первую коммуникацию так часто ставят неумелых сотрудников? Звонит нам человек, мы его спрашиваем: «Кто вам нужен для проекта?». Он отвечает: «Да кто угодно». Разве это серьезно? На этом этапе очень многое теряется. А ведь звезды хотят и уже поддерживают социальные инициативы, но для этого нужно выделить время, мы должны знать директора НКО, попечителей, волонтеров. Не надо звонить! Пришлите внятное письмо электронной почте, а не устав организации. Сделайте, наконец, классную мультимедийную презентацию!

Чувства и цифра

Как же их совместить, не утратив, к примеру, уникальное  субъективное мнение экспертов при оценке грантов?  IT-разработчики платформы для Фонда президентских грантов полагают — экспертное сообщество лучше искусственного интеллекта, в графе «комментарии» люди оставляют свое мнение, впрочем, по определенным критериям и стандартам. Кроме того, система обрабатывает оценки, выявляя слишком большие расхождения. Если разница велика, появляется повод задуматься — не ангажирован ли эксперт или попросту неряшлив? Есть и другие пункты повестки, волнующие мир благотворительности.

Дмитрий Поликанов, председатель Совета Форума Доноров о текущем моменте.
– Сегодня мы видим разрыв в сообществе НКО. Одни организации технологически продвинуты, используют big data [большие данные] для работы с аудиторией, storytelling для продвижения проектов. Субъекты благотворительности могут выступать в разных ролях: и донора, и клиента, и волонтера. Богатые помогают бедным, бедные помогают бедным, все помогают всем. Происходит смена поколений —приходят люди с новыми ценностями. Одновременно важно отказаться от стигматизации не бегущих за технологиями НКО.

Наталья Поппель, начальник управления по корпоративной социальной ответственности и бренду компании «Северсталь» о том, как важно смотреть в глаза.
– У нас есть проект «Музей Русского Севера», в котором участвуют 12 регионов. Индивидуальная работа необходима, нельзя переоценивать цифровые тенденции. Мы с участниками проекта собираемся вместе на очные творческие лаборатории, куда приезжают и люди от 20-ти до 30-ти лет. Им тоже нужно индивидуальное сопровождение! Offline эффективнее, а online расширяет географию и время, если еще смотреть прямо в глаза. Правда часто технологии не достигают целей, и не только из-за недостаточной подготовки людей. Скажем, в Вологде и Череповце просто слабый интернет.

Мария Морозова, директор благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко о digital в сундуках.
– Мы в процессе цифровизации. В online два наших проекта из четырех (“Культура”, “Семья и дети”) — от заявок до аналитики. Платформа открыта для всех участников и она облегчает нашу жизнь. Конечно, люди должны говорить с людьми, мы совершаем визиты к нашим получателям, они собираются у нас. Нам нужно чувствовать почву, на которой они живут. Сегодня происходит обескровливание малых городов, утрачивается культурная мозаика, и для молодых людей это тоже проблема. В рамках конкурса «Активное поколение» мы предложили пожилым создать свой цифровой альбом. Мы и так обучаем пенсионеров компьютеру, а тут они еще сдули пыль и перетряхнули свои сундуки. Внуки были потрясены их цифровыми альбомами: «Ага! Ого! Они могут больше, чем мы!».

Оксана Орачева, генеральный директор благотворительного фонда Владимира Потанина о рисках и цене победы.

– В начале нулевых мы всё получали по почте, потом приходилось это оцифровывать. Когда мы создали систему управления грантами, мы облегчили жизнь себе и грантополучателям.  Работая через личный кабинет, ты больше не удовлетворяешь грантодателей — меньше бумажек, больше времени на творчество. Снижаются административные барьеры, расширяются границы, все в равном доступе к финансированию, а раньше это были Москва и Санкт-Петербург. Сейчас и победить сложнее, и ценность победы возрастает. Упрощают человеческое общение вeбинары и телеконференции. Управлять проектами дорого, в нашей базе 8 тысяч документов, но мы не раздуваем штат и работаем быстрее. Если бы в России был развит инструмент электронной подписи все было бы еще лучше. Вопрос не в компьютерной грамотности — её можно быстро повысить — вопрос в рисках. Мы должны думать о технической безопасности, защите персональных данных и интеллектуальной собственности.

Креатив против копирования

Воровство интеллектуальной собственности, копирование чужих проектов не чуждо и бизнесу и НКО. Механизм защиты на сайте Фонда президентских грантов таков — система анализирует поступившую заявку, и если в ней меньше 50% дублирования, она проходит дальше. В Фонде получили 103 миллиона рублей клиенты социальных программ «Сибура». Может какое-то дублирование и было, но в компании рады, что выступили своего рода менторами, дали регионам хороший навык работы с проектами.

Однако не все так спокойны, многие по-настоящему встревожены кражей идей и их воплощений. В цифровую эпоху проекты стали доступными любому, но не у всех есть практика соблюдать этические нормы по отношению с к интеллектуальной собственности, четко прописанные в КСО. «В сети социальным инициативам приходится бороться с кошками и собаками — надо придумывать новое, не копировать! Используйте референсы на другие проекты, win-win решения, когда выгоду от проекта получают все партнеры, даже конкуренты. Только не копируйте!», – призывают защитники свежих идей.

Ольга Шаратута, руководитель агентства RedMe, об эмпатии через игру.
– Мы рассматриваем online-игру, как социальный инструмент, как территорию социальной ответственности. Наш интерактивный проект «Жизнь на ощупь» позволяет пережить опыт слепоглухих. В игре пять уровней, на каждом из которых за 30 секунд надо угадать что перед тобой находится. Изображение замутнено (врачи подсказали специальные зрительные и звуковые фильтры). Мы послали наших креэйторов к героям, чтобы они придумали, как вызвать у игрока эмпатию, сопереживание, ведь общество часто закрыто для проблем. Хотелось создать привлекательный, симпатичный контент. Мы продвигали игру через таргетированную рекламу, SMM, СМИ и т.д. В результате получили 130 бесплатных публикаций и сильный фандрайзиноговый эффект. Он не был запланирован, но в ходе продвижения игры фонд поддержки слепоглухих «Со-единение» получил в два раза больше пожертвований, чем ожидалось.

Спросим себя, если мы хотим сделать игру про то, как незрячие воспринимают визуальные образы, и воспользуемся тем же сценарием — узнайте картину через фильтры — будет ли это копированием? Этично ли это? Или стоит поискать новую идею, скажем, ориентируясь только на звук и слабый свет предложить пользователю сделать графику или фото? Надо подумать и поискать. Сбербанк нашел другой путь – в его проекте “Видеть невидимое” пощупать тактильные картины великих художников могут и зрячие, и незрячие.

Игорь Намаконов, исполнительный директор Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям. Приготовьтесь, будет резко!
– В фондах нет творческой лаборатории, все копируют друг друга. Всё перестает быть новым. Всё очень скучно, и тут в зале очень скучно, и мы разговариваем скучно, а вы все уткнулись в свои гаджеты. И я могу вас понять. Как же вы будете использовать эти новые технологии? Ведь надо иметь вкус к ним. Я хочу видеть лидеров, которые прорвутся через тлен. Современная аудитория хочет удивляться, хочет яркие вещи не важно из какого мира — бизнеса, благотворительности, развлечений. Новое прорастает из куража, а не из скуки. Я был в «Таких делах» на разборе: «Ребята, у вас красивые, эстетичные проекты. Но это не всегда нужно людям. Людям нужно и водой пообливаться». Меня, например, вдохновляет Джон Душински [автор многих социальных инноваций, один из команды #icebucketchallenge, в ходе которой знаменитости обливались водой со льдом, снимали это на видео, и бросали вызов другим. Цель – привлечь внимание к проблеме бокового амиотрофического склероза и средства на помощь людям с БАС]. Джон говорит — be sexy, будь привлекающим, ярким.
– Мы проводим благотворительный digital аукцион, где НКО представляют себя как картины. Аукцион платит агентствам часами за их работу с «продавшимися» НКО. Для меня важно взаимодействие с неудобными людьми, но с которыми интересно работать. Ищите там, где никто не искал, и тренируйте себя на ошибках — своих и чужих!

Так эмоционально закачивается ежегодная конференция Форума Доноров, а для людей с другим темпераментом может пригодиться цитата из песни плавного, но не скучного Бориса Гребенщикова – «Я возьму свое там, где увижу свое». Или, может, парадоксального Михаила Горбачева, уговаривающий Хонеккера разрушить Берлинскую стену – «Опоздавших наказывает время».

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: