Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экономика
Репутация
Социальные инвестиции
1436
Читать: 15 мин.

О значимости создания структуры финансирования КСО-программ

Олег Чудинов,
кандидат экономических наук, доцент

Введение

Одним из современных и наиболее перспективных направлений менеджмента является корпоративная социальная ответственность (КСО). Под такой концепцией управления подразумевается целая система различных механизмов и инструментов, учитывающих не только законодательно закрепленные формы ведения бизнеса, но и различные по направлениям добровольные обязательства. При этом под последним ошибочно понимать такие формы как благотворительность, рекламные акции, личные предпочтения руководителей и т. п. Рассматривать КСО необходимо как детально выстроенную и направленную на долгосрочные результаты систему. В настоящее время под долгосрочными результатами КСО чаще всего понимают устойчивое развитие, включающее в себя три основных направления:

  • экономическое развитие (получение прибыли, рост капитализации компании, сокращение издержек, социально ответственное инвестирование, прозрачное ведение бизнеса, развитие честной конкуренции, противодействие коррупции, соблюдение прав собственности и др.);
  • социальный прогресс (соблюдение международных норм и этичное ведение бизнеса, повышение уровня качества и квалификации персонала, сохранение и повышение его трудового долголетия, обеспечение охраны труда на производстве, соблюдение прав человека, отсутствие дискриминации при найме на работу и развитии карьеры, качественный рост уровня жизни населения в целом, доступность здравоохранения и образования, поддержание культуры и традиций местного населения);
  • сохранение окружающей среды (снижение рисков или предотвращение загрязнения окружающей среды, развитие энерго- и ресурсосберегающих технологий, отказ от вредных технологий при производстве пищевых и продовольственных продуктов, снижение отходов при производстве, решение проблем потребления, сохранение природного и биологического разнообразия и пр.)[1].

Безусловно, каждое из данных направлений не воплощается в реальной жизни само по себе, а нуждается в систематическом и выверенном ресурсном обеспечении, в т. ч. финансовом. В таком случае, реализация социально ответственных практик объективно нуждается в формировании структуры их финансирования, учитывающей ресурсы, возможности и приоритетные направления деятельности компании.

Под финансовыми ресурсами в рамках изучаемого вопроса предлагаем понимать денежные доходы корпорации, ее накопления и имеющиеся поступления, которые в дальнейшем используются для уплаты обязательных платежей, материального стимулирования персонала с целью наращивания темпов расширенного воспроизводства, социального и технологического развития и др. [1].

Структура финансирования социально ответственных программ определяется следующими элементами:

  • финансовым планом корпорации, который в форме определенного документа отражает поступления и расходования денежных средств предприятия в рамках выбранного периода;
  • финансовым механизмом, включающим в себя инструменты организации финансовых отношений, способы формирования и расходования финансовых ресурсов, а также секторально разделенным на страховой механизм, бюджетный механизм и т. п.;
  • финансовым менеджментом, необходимым как для осуществления управления денежным оборотом, так и для эффективного использования находящихся в распоряжении организации финансовых ресурсов[2].

Обзор литературы

В целом вопросы содержания и реализации социальной ответственности бизнеса достаточно часто рассматриваются в отечественной и зарубежной научной литературе, им посвящены учебные пособия и методические материалы, они обсуждаются на тематических конференциях и широко представлены в нефинансовых отчетах корпораций.

Вместе с тем, в настоящее время крайне мало исследований посвящено рассмотрению механизмов финансирования практик социальной ответственности. По этой причине исследование КСО уходит все больше в теоретическую плоскость с рассмотрением либо отдельных примеров воплощения корпоративной ответственности в жизнь, либо ее отдельных инструментов (например, развитие корпоративных университетов для повышения уровня образования и компетенций персонала, раскисление почв агрокорпорациями для сохранения земель сельскохозяйственного назначения с дальнейшим отказом от химически вредных удобрений, внедрение новых стандартов качества производимой продукции с сохранением ее стоимости и возможностью переработки после использования и др.). О том, как должна выглядеть структура финансирования, необходимая для обслуживания указанных процессов и учитывающая важность сохранения экономической выгоды для предприятий, чаще всего не говорится.

Зависимость практик КСО от их финансирования рассматривается в работах Е. В. Поповой [2], посвященных финансовым инструментам развития социальной ответственности, Т. Н. Савиной [3; 4], рассматривающей ответственное финансирование как ключевой элемент практик социальной ответственности, К. А. Карсаковича [5], в исследовании которого уже сама ответственность бизнеса выступает в роли инструмента финансового обеспечения социальных проектов, Е. Е. Демидова и М. И. Николаевой[3], раскрывающих значение финансовых отчетов и финансовой прозрачности корпораций в реализации экологических и социальных программ, а также в опубликованной Внешэкономбанком работе «Корпоративная социальная ответственность. Новая философия бизнеса»[4]. Однако конкретные методики, схемы или механизмы финансовых потоков, которые могут быть взяты организациями в качестве руководства к практической деятельности, не рассматриваются.

Методы и материалы

В работе представлена структура финансирования практик социальной ответственности. За основу взяты не только финансовые и управленческие инструменты, но также системный и диалектические методы исследования. Кроме того, с учетом зарубежных исследований и мировых практик использован сравнительный метод.

Финансирование любых бизнес-процессов предполагает четко выраженную структуру определения финансовых источников, целевое использование которых должно быть направлено на получение различных выгод, главной из которых является прибыль.

К источникам финансирования в данном случае можно отнести:

  1. Собственные средства: уставный капитал, добавочный капитал, резервный фонд, чистая прибыль, нераспределенная прибыль, амортизация, фонд накопления.
  2. Заемные средства: кредиты банков, займы юридических и физических лиц, лизинг, факторинг.
  3. Привлеченные средства: эмиссия акций, выпуск облигаций.
  4. Поступления в порядке распределения: бюджетные субсидии, поступления от отраслевых структур [6].

Любая коммерческая компания стремится минимизировать оттоки финансовых средств, однако если предприятие решит придерживаться принципов КСО, то такие «традиции» финансового менеджмента должны измениться. Ответственный бизнес предполагает проведение работ, на первый взгляд, снижающих максимальную прибыль и увеличивающих финансовые оттоки корпорации, включающие множество дополнительных расходов на социальные и экологические программы, персонал, повышение себестоимости выпускаемой продукции за счет роста ее качества и безопасности, помощь местному сообществу и пр. Тем не менее в долгосрочной перспективе при условии распределения расходов в соответствии со стратегическими целями это приносит компаниям существенную прибыль. Происходит это за счет повышения деловой репутации предприятия; разработок новых уникальных технологий, позволяющих снижать себестоимость выпускаемой продукции и расходы за использование энергоресурсов, повышать ресурсосбережение и продавать патенты и новые способы производства другим корпорациям; сохранения лояльности персонала и клиентов; роста капитализации компании посредством снижения различного рода техногенных и репутационных рисков; увеличения стоимости акций; привлечения новых инвесторов [7][5].

В качестве одного из примеров, подкрепляющих такие выводы, можно привести исследование, проведенное в 1997 г. организацией Waddock & Graves (США) на базе 22 компаний. Впоследствии его авторы С. Ваддок и С. Грейвз стали лауреатами премии Milton Moskovitz Prize «за подтверждение влияния корпоративной социальной ответственности на финансовые показатели предприятия» [8]. В результате было выявлено, что в течение 10 лет у организаций, работающих по принципам КСО, показатели экономической эффективности были выше, чем у предприятий, не реализующих практики социально ответственного ведения бизнеса. Например, ROI (доходность от инвестирования капитала) была выше на 9,8 %, а прибыль – на 63,5 % [9; 10].

В 1999 г. некоммерческая организация Conference Board подтвердила изложенные результаты, но уже своим собственным исследованием, заключавшееся в выявлении положительной связи между социальной активностью и доходами как капитала (ROC), так и акций (ROE) [11]. Кроме того, также в 1999 г. консалтинговой фирмой Towers Perrin (США) были предоставлены результаты похожих исследований, которые шли в течение 15 лет. Для эксперимента были выбраны 25 корпораций, а при анализе результатов от социально ответственного инвестирования консалтинговая компания использовала официальную информацию индекса репутации и социальной ответственности крупнейшего журнала Fortune (Fortune Reputational and Social Responsibility Index), неофициальные сведения от различных инстайдеров и данные компании Standart & Poors, проводящей аналитические исследованиями финансовых рынков. Установлено, что доходы от акций ответственных корпорации были почти в 2 раза выше в среднем по рынку [12]. В работе 2003 г. М. Орлицкого, Ф. Л. Шмидта и С. Л. Райнс приведены результаты 33878 наблюдений за 30 лет, также подтвердившие финансовую эффективность социально ответственной коммерческой деятельности [13].

С 1993 по 2010 гг. Гарвардская бизнес школа изучала социальные проекты 675 компаний, сопоставляя их с финансовыми отчетами. Результат: компании, вставшие на путь КСО, опережали другие коммерческие предприятия по всем значимым показателям. Выявлено, что показатели рабочей силы у ответственных компаний были выше на 37,9 %, а 1 доллар США, вложенный в 1993 г., принес в 2010 г. 7,1 доллара против 4 долларов у других корпораций, не использующих в своей деятельности социальные и экологические программы [14, с. 52–55].

Следовательно, четко выстроенная система финансирования практик КСО не только необходима, но и при эффективном использовании способствует значимым положительным результатам. При этом если такая работа не проводится, то вложенные в социальные или экологические программы средства будут расходоваться неэффективно и бессистемно, порождая новые управленческие проблемы или выстраивая тупики развития.

Результаты

Поскольку формирование структуры финансирования практик социальной ответственности подразумевает внедрение в общую финансовую систему корпорации, и предполагает существование в единстве устойчивых взаимосвязей между ее элементами, то структура фондов финансирования программ КСО должна быть легко интегрирована в уже существующую финансовую систему корпорации.

Для обеспечения указанных интеграционных процессов мы возьмем за основу классическую структуру финансовых оттоков коммерческой компании и основные модели фондов, которые могут действовать на предприятии, дополнив их вышеизложенными основными направлениями КСО. Итак, структура финансирования практик социальной ответственности может выглядеть следующим образом (рис.).

Возможные финансовые оттоки корпорации в рамках КСО
Основные затраты:

  • выплата заработной платы;
  • платежи в бюджетные и внебюджетные фонды, выплаты процентов по кредитам и займам, платежи поставщикам, выплаты дивидендов.
Технологический и экологический блоки

Дополнительные производственные затраты:

  • финансирования НИР и НИОКР, разработка и внедрение ресурсосберегающих технологий, экологические и природоохранные мероприятия в рамках производства, выделение средств фондам реконструкции и развития;
  • снижение экологического следа (стремление к «нулевым» отходам, рекультивация земель), сохранение природного и биологического разнообразия на территории ведения бизнеса.
Социальный блок
Фонды социальной сферы:

  • содержание объектов внепроизводственной инфраструктуры: дошкольных учреждений, жилищного фонда, медицинских, культурных, и спортивных сооружений, баз отдыха;
  • ипотечные программы для молодых смей, молодых специалистов, ветеранов компании;
  • антикризисные траты: обучение и развитие персонала, содержание и развитие корпоративного университета, улучшение условий труда с целью сохранения здоровья и продления трудового долголетия персонала, профессиональный отбор и профессиональная ориентация на ранних стадиях (в школе, техникуме, университете);
  • материальная помощь членам трудового коллектива (например, в связи с рождением ребенка), выплата премий, оказание нематериальной помощи (например, юридические консультации), выделение средств фондам экстренной помощи (стихийные бедствия, чрезвычайные ситуации, сложные жизненные ситуации персонала);
  • оплата услуг сторонних организаций: путевки в санатории и на курорты, оформление полисов ДМС, оплата обучения персонала, аренда спортивных и культурно-просветительских учреждений, проведение корпоративных мероприятий, направленных на сплочение коллектива и формирование корпоративной культуры.
Работа с внешними стейкхолдерами:

  • мониторинг мнения клиентов и партнеров по бизнесу;
  • PR;
  • поддержка культуры, спорта, образования, медицины;
  • поддержка местного сообщества (коренных народов, жителей сел и моногородов, общественных организаций);
  • развитие гражданского общества.
Создание благотворительного фонда (по решению трудового коллектива возможно его пополнение за счет определенной доли средств от заработка персонала).

Рис. Направления и структура фондов финансирования практик социальной ответственности

Fig. Direction and structure of funds that finance social responsibility practices

В дополнение к схеме уточним, что для отечественных предприятий, только встающих на путь КСО, реализация финансирования подобных программ возможна не только со стороны бизнеса единолично, но и при частичном софинансировании государства. Однако это должно происходить при выполнении ряда условий, таких как важность социальных и экологических программ для региона, возможность создания новых рабочих мест, развитие инфраструктуры населенных пунктов и т. п. В таком случае выделение средств из муниципального, регионального и федерального бюджетов необходимо в первую очередь тем предприятиям, которые решают наиболее существенные проблемы социального (поддержка пенсионеров – бывшего персонала компании, повышение заработной платы и социальных гарантий для действующих сотрудников, ремонт и реконструкция медицинских, образовательных и социальных объектов и пр.) и экологического (снижение выбросов отравляющих веществ в атмосферу и водные объекты, защита лесных насаждений и ликвидация последствий пожаров, восстановление водных ресурсов) толка. Такая мера имеет место быть, поскольку в настоящий момент по объективным причинам ни бизнес, ни государство без совместной взаимопомощи не могут решить указанные проблемы, тем более в короткие сроки.

Рассматривая вопросы реализации КСО в России, отметим, что действующее законодательство не позволяет активно стимулировать корпорации к деятельности по развитию социальных и экологических практик, например, путем принуждения, и не имеет стимулирующих инструментов, позволяющих бизнесу привлекать в рамках механизма финансового обеспечения дополнительные ресурсы на системной основе.

Вместе с тем в развитых странах такая деятельность уже активно ведется. Например, в Великобритании была учреждена должность министра по корпоративной социальной ответственности (Minister for corporate social responsibility), в задачи которого входит разрешение обозначенных в статье вопросов и развитие способов стимулирования социальных и экологических практик при совместной деятельности государства и бизнеса [15, с. 6.]. В Китае с 2008 г. действует Руководство по КСО, согласно которому все госпредприятия должны публиковать нефинансовую отчетность. Все компании Бразилии в том же 2008 г. начали получать государственную поддержку при условии, что будут раскрывать в своих отчетах информацию о экологических проектах и направлениях инвестирования [16, с. 329–330]. В Нидерландах премьер-министром Я. П. Балкененде совместно с Правительством страны был учрежден первый в стране национальный центр знаний в области корпоративной социальной ответственности «КСО. Нидерланды» (CSR Netherlands). Центр был создан с целью помощи голландским корпорациям по интеграции в свою основную деятельность принципов устойчивого развития. Интересно и то, что в этой стране темы устойчивого развития входят в школьную программу начальных классов[6]. Можно также отметить, что 2005 г. в Европейском Союзе был объявлен годом социальной ответственности [16].

Возвращаясь к вопросу финансирования программ КСО важно отметить, что необходимым в обозначенных процессах является своевременное финансирование указанных направлений, которое не зависело бы от настроений или личных предпочтений ряда отдельных руководителей. В противном случае социальные и экологические практики из долгосрочных программ, направленных на экономический, технологический, репутационный или иной положительный эффект, ведущий к поступательному развитию корпораций, превратятся в несистемные траты или разовые PR-акции, не способные дать предприятию новых проектных и управленческих решений.

В таком случае одной из эффективных функций управления финансовыми потоками, в т. ч. направленных на программы КСО, могут стать современные способы контроля, среди которых выделим социальный аудит. Социальный аудит представляет собой способ оценки качества работы менеджеров компании и систему измерения уровня воздействия корпорации на общество. Такая работа необходима для достижения основной цели социального аудита – выявления путей повышения эффективности функционирования и улучшения стиля работы предприятия, а также измерения степени реализации КСО [17].

Механизм социального аудита устроен так, что с помощью его инструментов можно оценить формальные и неформальные правила поведения внутри предприятия, мнения стейкхолдеров, а также предложить условия функционирования, которые были бы благоприятны для усиления менеджмента качества и развития человеческих ресурсов. Кроме того, социальный аудит также, как и внутренний финансовый, требует понятной, строго определенной и ясной постановки критериев обследования, сведений о том, каких результатов стремится достичь организация, а также информации о мнении различных групп заинтересованных сторон, влияющих на работу и результаты деятельности бизнес-структуры [18, с. 116].

В общем виде технология проведения такого аудита включает в себя три основных стадии:

  • теоретическая – установление цели и объекта проверки, выявление внутренних и внешних связей в управлении предприятием;
  • методологическая – определение методов и средств получения информации, а также способов ее обработки и анализа;
  • процедурная – формирование плана устранения недостатков, включающего ряд определенных мероприятий с их делением на фазы, этапы и периоды реализации [19].

Таким образом, основной задачей проведения социального аудита является выявление несоответствий поведения корпорации (поведения ключевых наемных менеджеров корпорации или принятых ими управленческих решений) интересам основных участников корпоративных отношений (стейкхолдеров, к которым относятся владельцы предприятия, его работники, клиенты, бизнес-партнеры, контролирующие органы, представители будущего поколения и др.) [20]. Кроме того, при проведении социального аудита должна быть выявлена связь социально ответственного поведения с финансовыми результатами предприятия, которая показала бы, насколько эффективны те или иные решения.

Социальный аудит, как и обычный, направлен на повышение эффективности функционирования предприятия. Проведение такой независимой проверки может дать следующие положительные результаты:

  1. Сократить операционные расходы.
  2. Улучшить имидж и репутацию корпорации, которая по средним оценкам экспертов только на треть определяется рыночной стоимость копании, а в остальном зависит от общественного мнения, популярности, безопасности производства, имеющихся технологий и похожих позиций;
  3. Повысить лояльность клиентов и объемы сбыта.
  4. Добиться лояльности сотрудников организации.
  5. Увеличить мотивацию персонала.
  6. Позволить быть более подготовленными к осуществлению контроля со стороны уполномоченных проверяющих органов.
  7. Эффективнее использовать финансовые потоки, как следствие увеличить финансовые показатели корпорации [21].

Выступая одним из инструментов оценки практик реализации КСО, социальный аудит все же только частично дает представление о том, как организовывать и поддерживать эффективную систему корпоративной ответственности. Обусловливается это тем, что на практике не всегда понятно, какое из решений даст наибольший эффект. Отсюда только совмещение реальной практики, способов оценки, механизмов функционирования и финансирования социальных программ в совокупности с системой контроля и предложенной в работе схемой интеграции финансирования программ ответственного бизнеса может дать наиболее прогнозируемые и эффективные результаты.

Заключение

Представленная в работе схематичная модель по интеграции финансирования программ КСО в общую финансовую систему коммерческих предприятий может стать способом не только понятного и предсказуемого регулирования финансовых потоков компании, но эффективной мерой снижения нагрузки по системному введению на предприятии социально ответственных и экологических практик. Важность управления финансовыми процессами в области социальной ответственности не вызывает сомнений. Однако такая работа должна проводиться на системной основе и включать в себя три базовых компонента:

  • наличие общей стратегии управления КСО с учетом специфики ведения бизнеса компании;
  • формирование и корректировка структуры фондов финансирования практик социальной ответственности с учетом параллельного проведения социального аудита;
  • взаимосвязь всех процессов обеспечения с системой мониторинга и прогнозирования экономических, социальных и экологических показателей, а также оценкой эффективности такой работы, в т. ч. с учетом оценки мнения не только внутренних (акционеры компании, персонал), но внешних (потребителей, партнеров по бизнесу, местных жителей, органов власти и др.) сторон.

Предложенные в статье положения в части интеграции и управления финансовыми процессами, включающими в себя социальные и экологические компоненты, позволят максимально снизить нагрузку на введение в систему менеджмента предприятия программ КСО. Более того, процессы финансирования социально ответственных и экологических практик могут быть внедрены в стратегию развития не только отдельных корпораций, но и быть использованы в рамках государственно-частного партнерства с целью развития отдельных районов или даже целого региона, где ведут свою деятельность корпорации. На муниципальном и государственном уровнях многие территории в России используют социальные паспорта, которые уже стали привычным элементом аналитического материала органов власти. Их интеграция с программами финансирования КСО, осуществляющимися со стороны коммерческих предприятий, может стать еще одним способом развития территорий посредством государственно-частного партнерства.

[1] ГОСТ Р ИСО 26000-2012. Руководство по социальной ответственности. Утв. и введен в действие Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 29.11.2012 г. № 1611-ст // Кодекс. Режим доступа: https://docs.cntd.ru/document/1200097847 (дата обращения: 15.07.2021).

[2] Словарь терминов по курсу «Финансы, деньги и кредит» / сост. В. В. Блекус. Электроизолятор: ГГХПИ, 2011. 52 с.

[3] Демидов Е. Е., Николаева М. И. Корпоративная социальная ответственность: сообразим на троих // Корпоративный менеджмент. 28.09.2009. Режим доступа: http://www.cfin.ru/anticrisis/macroeconomics/government_program/csr.shtml (дата обращения: 16.08.2021).

[4] Корпоративная социальная ответственность. Новая философия бизнеса. М.: Внешэкономбанк, 2011. 56 с.

[5] Балкененде Я. П. Бизнес и социальные ценности // Социальная ответственность бизнеса. 15.01.2016. Режим доступа: https://soc-otvet.ru/biznes-i-sotsialnye-tsennosti/ (дата обращения: 21.08.2021).

[6] Там же.

Источник — Вестник Кемеровского государственного университета. Серия: Политические, социологические и экономические науки. 2021. №. 3. С. 427-434. DOI: https://doi.org/10.21603/2500-3372-2021-6-3-427-434.

Статья  полном виде

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: