Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.

«Вред всей сфере». Почему профессионалам не понравился рейтинг КСО

Агентство политических и экономических коммуникаций (АПЭК) составило рейтинг корпоративной социальной ответственности (КСО) российских компаний. Этот рейтинг, по-хорошему единственный в своём роде, вызвал много недоуменных вопросов у профессионалов в сфере КСО. Обозреватель «Филантропа» Андрей Сучилин — о том, что и почему пошло не так.

КСО — не только благотворительность

В России, да и вообще в мире любят рейтинги. Кто лучше всех? Например, кто передовик среди благотворителей, и, если несколько сузить тему, в среде корпораций, развивающих КСО.

Существует несколько ежегодных рейтингов благотворительности корпораций. Наиболее известный – рэнкинг корпоративной благотворительности, который составляет газета «Ведомости», Форум Доноров и PricewaterhouseCoopers. Других в этой сфере немного, но они есть, и даже составляются региональными организациями, например, Эксперт-Урал делает исследование «Благотворительность на Урале» (при поддержке CAF).

КСО – отдельная тема. Много копий было сломано в обсуждении самого понятия КСО. По этому поводу существуют разные мнения, но ясно одно – рейтинги корпоративной благотворительности и КСО – хоть близкие, но несколько разные вещи.

«Компания может быть социально ответственной даже и без благотворительности – качественные товары и услуги, белая заработная плата, уплата налогов, социальные инвестиции в развитие региона или НКО, вклад в экологию сверх необходимого по законодательству. Поэтому рейтинги по благотворительности – условно КСОшные, там не учитывается много параметров КСО», — считает Татьяна Бачинская, редактор журнала «Бизнес и общество».

Авторитетных рейтингов именно корпоративной социальной ответственности компаний у нас в стране нет. Я говорю о рейтингах КСО, которые пользовались бы доверием как в благотворительном сообществе, так и в бизнес-среде. В этой теме – очевидный дефицит.

Как составляют рейтинги

Как правило, для составления таких рейтингов приглашаются эксперты, более-менее известные в мире благотворительности и в тематике социальной ответственности корпораций. Разрабатывается определённая методология, которая часто бывает довольно сложной и не всегда понятной сразу, затем проводится исследование и опросы.

Так или иначе, у большинства существующих рейтингов корпоративной и отраслевой благотворительности методология прозрачна, хотя она бывает и сложной. Например, в исследовании банковской благотворительности, проведённом CAF в 2012 году, использовались количественные и качественные характеристики, то есть и объёмы средств, потраченных на благотворительность, и сумма прибыли банков за год, и степень развитости благотворительных программ, включая такие критерии, как стратегичность, наличие индикаторов успешности программ, степень сотрудничества с НКО и т. п. Эксперты могут оценивать качество и характер благотворительных программ или программ КСО, но это должно сочетаться с анализом многих других факторов.

Как нельзя составлять рейтинги

А теперь посмотрим, как составляется рейтинг КСО Агентства политических и экономических коммуникаций.

Проводится ежемесячный опрос, в нём участвует целых 40 экспертов. Круто ли это? Без сомнения.

В опросе всего один вопрос: «Как бы Вы оценили по шкале от 1 до 10 уровень социальной ответственности российских компаний»? А вот это – определённо не совсем круто.

Эксперты оценивают каждую из 100 выбранных компаний за конкретный месяц, например, июнь. А дальше — выводятся средние арифметические значения оценок. А это – уж совсем никак.

Представьте себе, что 40 экспертам по такой методе предложили бы оценить уровень экономического развития 100 стран или лидерские свойства 100 человек. Одним ответом со шкалой от 1 до 10, по разным месяцам и с дальнейшим усреднением. Что этот рейтинг показывал бы?

Это какой же ширины ума и осведомлённости нужно быть экспертом, чтобы оценивать такие вещи без дополнительных очень дорогих социологических, предметных, качественных и аналитических исследований?

Агентство политических и экономических коммуникаций вообще специализируется на рейтингах разного плана и почти любого рода. Каким образом АПЭК удаётся привлекать большое количество разных экспертов в самых разных областях, — сказать трудно. В распоряжении АПЭК, как следует предположить, эксперты и аналитические материалы, позволяющие не только оценивать КСО в России вообще, но и КСО строительных компаний Московского региона, а также — рейтинг влияния крупных предпринимателей и топ-менеджеров топливно-энергетического комплекса и рейтинг влияния глав субъектов Российской Федерации. И даже рейтинг 100 ведущих политиков России в июне 2015 года.

О методологии и хит-парадах

Между прочим, существуют люди и организации, которые профессионально занимаются тем, что разрабатывают методологию и методики, в том числе — экспертных опросов. Их даже в России немало. На эту тему написано множество книг, статей и отчётов. Тема эта давно известна и вовсе не являет собой непаханое поле.

Ну хорошо, мы трогаем вопросы методологии, которую можно критиковать или хвалить. И спорить. Однако и сам список экспертов в рейтинге, о котором идёт речь, вызывает сомнения у других экспертов и практиков этой сферы.

Это, в общем, тоже было бы почти нормально, поскольку табели о рангах здесь нет, хотя в благотворительном сообществе есть свои мнения, репутации и предпочтения на этот счёт. А дальше ещё интереснее: выясняется, к тому же, что некоторые эксперты заявлены на сайте проекта этого рейтинга, однако не участвовали в его составлении.

Я обычно сторонюсь споров коллег, но в этом случае не выдержал, написал. Дело в том, что подобная история дискредитирует саму идею рейтингов, которая, с моей точки зрения, и так уязвима. КСО, всё же, не чемпионат, потому рейтинг, как мне кажется – лишь повод собраться вместе всем заинтересованным и рассказать о своих успехах и проблемах.

Кстати, я помню времена, когда российские поп-музыканты, а точнее – их продюсеры, просто платили за составление рейтингов и хит-парадов в популярных тогда изданиях. И, бывало, увидишь там какую-то фамилию и долго думаешь: а кто это? «Фамилии», которые приводятся в обсуждаемом рейтинге АПЭК, напротив, многим хорошо известны. И от этого ситуация не становится лучше.

К примеру, я ничего не имею против программ КСО «Газпрома», но знаю, что не только у меня есть сомнения в том, что «наше достояние» – лучшая корпорация в смысле КСО.

Мнения профессионалов

Приведу несколько мнений коллег об этом рейтинге КСО, составленном АПЭК.

Татьяна Бачинская, редактор журнала «Бизнес и общество»: «При всей необходимости развивать и выводить на рынок КСО как конкурентную составляющую деловой активности, вынуждена признать, что непрозрачные рейтинги с непонятной системой оценки и сомнительной компетенцией наносят вред всей сфере. А вот настоящий, независимый рейтинг очень нужен. Особенно в нашей стране, где крупный российский бизнес политизирован, в том числе и в социальной области».

Валентина Яхнина, директор консалтингового агентства «ГринЛук»: «Среди привлечённых к составлению рейтинга экспертов я не увидела ни одного профильного эколога. Возможно, у кого-то есть экологическое образование, это я не проверяла. В связи с этим воздействие компаний на окружающую среду либо не входило в рассмотрение, либо оценено неадекватно».

Игорь Соболев, председатель Комитета по КСО Ассоциации менеджеров, член Координационного совета ТПП РФ по вопросам развития социального бизнеса и предпринимательства, член Комитета по корпоративной социальной ответственности и демографической политике РСПП: «Тут как раз всё довольно просто. Если ничего в рейтинге не менять, он так и останется никому не интересным, и публично озвученные его недостатки только расставят все точки над i: и для компаний, и для экспертов, и для СМИ. А если в дискуссии найдётся изящная идея, как сделать ежемесячный рейтинг на основе опросов экспертов добротным и правдивым (я лично считаю это нереальным), у рейтинга появится шанс трансформироваться и выжить».

Однако всё же обсуждение рейтинга в профессиональной среде, к моему сожалению, свелось почти и исключительно ко всеобщему осуждению: это плохой, очень плохой рейтинг. Многие коллеги обратили внимание на персону и резюме инициатора создания этого рейтинга, провластного политтехнолога Дмитрия Орлова. При этом, как мне представляется, конструктивных идей — а как нужно сделать? — так и не появилось. Конечно, определённого рода запреты и ограничения, указания на то, что делать нельзя, тоже продуктивны и полезны. Такие запреты выставляют профессиональные социологи, экономисты, бизнес-аналитики и просто люди, находящиеся в этой теме. Однако на одних запретах далеко не уедешь, тем более что необходимость прозрачного рейтинга КСО признают, кажется, все.

Подробнее

13 июля 2015, Филантроп

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: