Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.

Татьяна Бачинская: «воспитанникам детских домов нужно рассказывать, что люди — это возможности, а не источники опасностей и бед»

Татьяна Бачинская в благотворительной сфере человек известный, главный редактор журнала «Бизнес и общество», исполнительный директор Центра развития филантропии «Сопричастность». Но даже тем, кто знает ее лично, трудно поверить в то, что все детство она провела в интернате, а свою взрослую, самостоятельную жизнь строила и определяла без чьей-либо помощи и советов. Мы поговорили с Татьяной о том, как у нее получилось состояться в самом полном смысле этого слова, о том, почему она не обижена на весь мир, а очень добра и открыта ему, и как нужно общаться с детьми в детских домах, чтобы они вышли оттуда с желанием жить.

Мне было 5 лет, когда мои родители развелись, сначала мама отдала меня в детский сад на пятидневку, а потом в интернат на восемь лет. Вспоминать об этом времени тяжело и страшно. Многие детки, которые учились там со мной, уже умерли. Например, Павлик, которого часто обижали, одним из первых ушел.  В интернате был не только недостаток любви, хорошие педагоги часто уходили в «благополучные» школы. Я была хорошисткой, и поэтому мне очень тяжело далось осознание, что уровень подготовки в других школах намного выше. Мне не с чем было сравнивать, это выяснилось, когда решила продолжить учебу после десятилетки. Мама сказала, что теперь я сама должна определяться куда идти. Я поехала в Киев, поступать в Институт народного хозяйства, просто за компанию с подругой, не поступила. На следующий год — в Петербург, такая же история. Потом в Москву, историко-архивный институт, опять не получилось. Что делать? Чем я хочу заниматься? Я была в растерянности.

Вернувшись в родной город – Феодосию, устроилась почтальоном. Мне дали самый сложный, гористый район с частными домами. Помню в один из дней надела новые красные вельветовые туфли, которыми сильно стерла ноги, по дороге увидела станцию скорой помощи, еле до нее дошла, попросила бинт, врач в белом халате ответила мне очень грубо, что бинт стоит в аптеке девять копеек. Со слезами понесла почту по ближайшему адресу и во дворе дома мою хромающую походку заметила совершенно незнакомая женщина, назвала доченькой, тут же принесла бинт, вату, перевязала. Меня так поразила эта простая история, что я написала о ней в местную газету «Победа», к моему удивлению текст с заголовком «Обида» опубликовали, а мне предложили поработать внештатным автором. Работа в журналистике понравилось, пришло осознание, куда мне надо идти. На факультет журналистики МГУ поступила с первой попытки, училась на вечернем отделении и работала. К концу первого курса поняла, что, что сил совмещать качественную учебу с 8-часовой работой не хватает, перевелась на дневное, работала в двух местах уборщицей, а в третьем – сторожем. После МГУ было еще много учебы, курсы пиара, обучение в Центре изучения филантропии Нью-Йоркского городского университета, которое так вдохновило меня, что я решила делать свой собственный журнал «Бизнес и общество». К тому моменту у меня был опыт работы в Ассоциации Российских банков и опыт работы Центре развития филантропии «Сопричастность», который в тот момент помогал очень многим: от малоимущих — до освободившихся заключенных. Сейчас я руковожу и им.

Хоть детство и юность были непростыми, но вспоминаю их с благодарностью, «суровая школа жизни» закалила, подготовила к переменам, сделала внутренне сильной, но не озлобила, потому что вовремя поняла простую истину зеркального отражения: «Что мы даем, то и получаем». Если быть к миру злым, он ответит тем же. Если носить свои обиды и жалеть себя, то притянутся такие же обиженные и жалкие люди, а если хочешь быть успешным, ярким, созидающим, будь таким, ведь все препятствия – внутри тебя, никто не способен помешать, если ты чего-то искренне и сильно хочешь, главное – понять ценность жизни и найти в ней свое место.

Этой философии в детских домах не хватает. Маленьким воспитанникам надо рассказывать, что люди – это возможности, а не источники опасностей и бед, что жизнь, это не только сказка, беззаботность и праздники, но и собственный труд, энергия, сила. Ребятам важно знать, что сложности неизбежны, но преодолимы, они бывают у всех. Главное, что нужно изолированным детям  — практические навыки для самостоятельной жизни, профессии, обучение быту, а главное, много-много любви. Им, лишенным счастья быть безусловно любимыми, нужно дать понять, что любовь существует! Лучше всего они осознают это в новой семье.  Детей совершенно точно не нужно превращать в иждивенцев, формировать у них привычку, что на них все сыпется с неба. Такой ребенок вышел из детского дома, а ему больше никто ничего не дал, а он уже привык к тому, что все достается бесплатно и без труда, пошел и просто так это отобрал у кого-то, или озлобился на весь мир за его несправедливость. Гражданское общество в России постепенно взрослеет, и появляется много профессионалов, которые правильно помогают сиротам, социализируют их, ищут для них семьи. Такие фонды, компании, инициативные группы, и просто активные, неравнодушные люди, нуждаются в поддержке, поощрении. И нужно распространять их успешные практики.

Меня 15 лет назад в Америке поразило то, что я увидела в обычной школе, куда меня привел восьмидесятилетний волонтер. Я вошла в класс, где примерно 15 взрослых людей занимались с трудными подростками в свой обеденный перерыв. Это произошло потому, что на самом высоком уровне был сделан соответствующий «запрос», власть попросила людей прийти и помочь. Наше общество оживет, когда у нас произойдет что-то подобное, ведь помогая нуждающимся, люди качественно становятся другими.

Автор: Екатерина Баяндина. Источник: фонд «Арифметика добра»

08 декабря 2014, Арифметика добра

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: