Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению

Информационная открытость компаний за редким исключением крайне низка

Алексей Костин, исполнительный директор НП «КСО – Русский Центр», к.э.н.

Какими должны быть основные направления государственной политики стимулирования и поддержки социально-экологической ответственности и устойчивого развития в Российской Федерации – вопрос открытый?

Приглашение к дискуссии

 Вопросы и проблемы развития корпоративной социальной ответственности (КСО) и стратегии устойчивого развития (УР) в России и в российском бизнесе постоянно обсуждаются в треугольнике власть – бизнес – общество. При этом КСО можно считать инструментарием реализации концепции и стратегий устойчивого развития на корпоративном уровне. На уровне компаний ситуация выглядит достаточно ясной и понятной. Другими словами, концепция УР определяет цели и процессы развития компаний, а КСО выбирает наиболее эффективные формы и методы реализации и достижения этих целей. Чего нельзя сказать об УР на национальном, региональном и местном уровнях.

На правительственном уровне и уровне Администрации Президента РФ пока нет официально оформленной политики (стратегии) в области УР, как и стимулирования и поддержки КСО российских компаний. Проект государственной стратегии устойчивого развития России в последний раз рассматривался Правительством РФ в далеком 1997 году. Не разработан также официальный правительственный документ по реализации 17 целей устойчивого развития ООН, принятых в 2015 году. Петербургский международный экономический форум (ПМЭФ 2019) под красивым названием «Формируя повестку устойчивого развития» ее, эту национальную повестку, так и не сформировал, не предложив перейти к формированию российских целей УР в соответствии с ЦУР. Фактически российские ЦУР де-факто подменяются целями национальных проектов, которые лишь частично пересекаются с ними. Пока что все остается на уровне популистского лозунга на протяжении последних двадцати лет: «Российский бизнес должен быть социально ответственным!»

Ничего похожего на национальную стратегию (рамочную политику) в областях КСО и УР, которые уже приняты во многих развитых и развивающихся странах, как, например, Политики КСО в ЕС, в России нет.

Пока что фактический подход государства – главное экономический рост, а его качество и социально-экологическая цена – вопрос, который на государственном уровне не анализируется и даже не обсуждается.

Справедливости ради, следует отметить достаточно последовательную работу Минэкономразвития в области развития благотворительности. 15 ноября 2019 г. Правительство утвердило Концепцию содействия развитию благотворительной деятельности в Российской Федерации на период до 2025 года. В частности, она содержит давно запрашиваемые корпоративными и частными благотворителями меры по налоговому стимулированию этой важнейшей сферы:

«Содействие развитию институтов благотворительности включает в себя установление специального статуса для благотворительных организаций, отвечающих требованиям к уровню прозрачности их деятельности и квалификации сотрудников, и предусматривает в том числе:

– предоставление дополнительных налоговых льгот в отношении пожертвований юридических и физических лиц;

– исключение из обложения налогом на прибыль организаций доходов от размещения на банковских депозитах полученного целевого финансирования при размещении средств в коммерческих банках Российской Федерации, отвечающих установленным требованиям;

– предоставление в приоритетном порядке имущественной поддержки;

включение в перечень российских организаций, гранты (безвозмездная помощь) которых физическим лицам для поддержки науки, образования, культуры и искусства в Российской Федерации не подлежат обложению налогом на доходы физических лиц».

Правда, для реализации этих концептуальных мер еще предстоит принять новую серию законов и поправок, а также административно-налоговых распоряжений. Реализация настоящей Концепции может сыграть очень важную роль в поднятии престижа и моральной поддержки корпоративных и частных доноров, в чем они очень нуждаются. Ведь их щедрая благотворительность помогает решать важнейшие социальные задачи помощи нуждающимся, детям, проблемным слоям населения, развития культуры, на что у государства зачастую не хватает средств.

Разработанная в 2017 году в Минэкономразвития Концепция развития публичной нефинансовой отчетности продолжает свои согласования в Правительстве РФ. В ноябре 2019 года опубликован важный проект Федерального закона «О публичной нефинансовой отчетности», распространяющийся:

1) на государственные корпорации;

2) на государственные компании;

3) на публично-правовые компании;

4) на государственные унитарные предприятия.

Административно эффективно и полезно было бы прямое привлечение Росимущества, особенно для определения перечня вышеперечисленных организаций с соблюдением принципа включения всех без исключения, кроме оборонных предприятий.

Какова реалистичная картина состояния дел в области КСО и УР на сегодня? Системно вопросами КСО и УР занимаются не более 50 – 100 крупных российских компаний, и это те компании, которые находятся в поле международной конкуренции, испытывающие сейчас существенные трудности в результате международных санкций, в первую очередь финансовых, что снижает их мотивацию структурно заниматься этими вопросами.

Средний и малый бизнес практически не охвачен движением в области КСО и УР (за редкими исключениями), нефинансовая отчетность не используется. При этом КСО обычно сводится к разовой благотворительности.

Введенный в действие в 2013 году рекомендательный ГОСТ Р 26000: 2012 «Руководство по социальной ответственности», полностью основанный на ISO 26000: 2010, пока что фактически не используется.

Зачем нужны системные стратегии и практики КСО и УР на корпоративном уровне? Большинство компаний не знают ответа на этот вопрос. А они приносят очень серьезные результаты: рост имиджа и укрепление репутации на международном и российском рынках, сокращение и минимизация влияния нефинансовых рисков, взаимодействие и сотрудничество со стейкхолдерами, положительное влияние на рост капитализации, потенциальная возможность займа крупных финансовых средств у социально и экологически ответственных международных финансовых кредитных и инвестиционных учреждений, соответствие международным стандартам и лучшим практикам во взаимодействии с международными компаниями при реализации совместных крупных проектов в РФ и за рубежом.

В чем же главная проблема, оказывающая прямое влияние на уровень КСО и УР российских компаний в сегодняшней реальной ситуации в России? Что является приоритетом №1, чтобы добиться реальных сдвигов в данной области в российском государственном и частном бизнесе?

Представляется, что это

информационная открытость компаний, которая крайне низка (за исключением максимум сотни упомянутых «передовиков»), особенно в среде государственных акционерных и унитарных предприятий.

Два ярких примера государственных компаний, обслуживающих миллионы россиян, – ФГУП «Почта России» и ГУП «Московский метрополитен». Эти компании информационно для всех, кроме соответствующих министров, фактически закрыты, их отчетность носит ограниченный производственно-финансовый характер, а в отчетности игнорируются нефинансовые составляющие развития. Спрашивается, как на них влиять в условиях, когда нас не удовлетворяют или возникают вопросы к их услугам, безопасности и экологичности?

Поручения Президента от 2011 года Правительству РФ, инициированные российскими НКО, в области повышения экологической прозрачности и отчетности, а также присоединения РФ к Орхусской конвенции Европейской Экономической Комиссии ООН «О доступе к информации, участию общественности  в принятии решений и доступе к правосудию по вопросам, касающимся окружающей среды» (из стран СНГ только Россия и Узбекистан до сих пор к ней не присоединились) так и остаются не выполненными, затерявшись в «болоте» межведомственных согласований.

В стране, как заявлено, уже более года идет подготовка Добровольного национального обзора достижений целей устойчивого развития ООН при участии Аналитического центра при Правительстве РФ, который координирует эту работу в России. Работа идет во взаимодействии с МИД России, Росстатом, другими заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и организациями в рамках 17 тематических рабочих групп. Аналитический центр также станет площадкой для обсуждения готовящихся материалов. Обзор предполагается представить на Политическом форуме по устойчивому развитию ООН в 2020 году.

Конечно, по всем ЦУР в России проводится определенная работа и именно об этом собирается информация. Только непонятно, как можно собирать эту информацию по достижению ЦУР, если цели по ним на национальном уровне так и не сформулированы и целевые показатели не объявлены? Тогда, получается, что это информация не по достижению ЦУР, а просто о состоянии дел в России по 17 направлениям устойчивого развития. Классическая картина, когда «лошадь ставится впереди телеги». Выход только один – по результатам данной работы перейти наконец-то к разработке российских национальных ЦУР до 2030 года (в цифрах).

На данном этапе развития КСО и УР в РФ нам представляются актуальными и необходимыми следующие экспертные предложения и рекомендации (минимальный перечень):

  1. Разработать и внести проект Постановления Правительства РФ «Об основных направлениях государственной политики стимулирования и поддержки КСО и устойчивого развития бизнеса». С этой целью образовать межведомственную рабочую группу из представителей Минэкономразвития, Минприроды и Росимущества с участием представителей Общественной палаты, ведущих объединений российского бизнеса, бизнес – университетов и профильных НКО.
  2. Ввести для всех государственных компаний со 100% госучастием, а также федеральных и региональных ГУПов обязательную публикацию в рамках своей ежегодной открытой отчетности и на корпоративных сайтах важнейших социальных (не более 10-ти) и экологических (не более 15-ти) показателей. С этой целью утвердить перечень обязательных для раскрытия социально и экологических показателей и их паспортов – описаний, а также согласованный перечень подпадающих под обязательную отчетность по этим показателям госкомпаний, ФГУПов и МУПов. (В случае принятия Федерального закона «О публичной нефинансовой отчетности» и дополнительных законодательных мер по его реализации данное предложение утратит свое значение.)
  3. Внести в Государственную Думу проект законодательных поправок для введения обязательной публикации в рамках своей ежегодной открытой отчетности и на корпоративных сайтах важнейших социальных (не более 10-ти) и экологических (не более 15-ти) показателей частными и со смешанной государственной и частной собственностью компаниями, имеющими более 500 человек занятых (крупный и средний бизнес) – именно так, по численности работников, а не в зависимости от оборота, который может сильно меняться год от года. (В случае принятия Федерального закона «О публичной нефинансовой отчетности» и дополнительных законодательных мер по его реализации данное предложение также утратит свое значение.)
  4. Предусмотреть не менее 50% использования бюджетных средств в рамках государственной программы поддержки социально ориентированных некоммерческих организаций (Фонд президентских грантов) через систему конкурсных отборов социально и экологически ориентированных НКО на цели реализации проектов в области КСО и устойчивого развития бизнеса: методических разработок, конференций и форумов, исследований и прикладных проектов частно-государственных партнерств и других.
  5. Соответствующим министерствам и ведомствам, а также Администрации Президента РФ, обязать все государственные компании со 100% госучастием, а также федеральные и региональные ГУПы, привести свои корпоративные политики и положения в соответствие со стандартом ГОСТ Р 26000: 2012 «Руководство по социальной ответственности», вступившим в силу в марте 2013 года. То же самое рекомендовать частным и со смешанной государственной и частной собственностью компаниям, имеющим более 500 человек занятых (крупный и средний бизнес).
  6. Для популяризации и развития государственной политики стимулирования и поддержки КСО и устойчивого развития бизнеса провести Общероссийский Форум КСО и устойчивого развития бизнеса с широким участием представителей бизнеса, государственных федеральных и региональных ведомств, а также Общественной палаты и НКО.
  7. В целях развития государственной политики стимулирования и поддержки КСО и устойчивого развития бизнеса, а также международного сотрудничества в данной приоритетной области ввести должности Национального координатора по КСО и устойчивому развитию бизнеса в Минэкономразвития и должность Посла по КСО и устойчивому развитию в МИД РФ.

Это только небольшая часть необходимых мер и мероприятий в области развития государственной политики стимулирования КСО и устойчивого развития. На правительственном уровне данное важнейшее направление экономического, социального и экологического развития до сих пор никак не оформлено и, по-существу, остается «бесхозным». Межведомственная комиссия Российской Федерации по проблемам изменения климата при Администрации Президента РФ остается фактически единственным центром по координации работы в области КСО и устойчивого развития, не имеющим фактически никаких распорядительных полномочий по отношению к органам исполнительной власти.

И последнее. Конечно, инициатива Минэконоразвития при поддержке РСПП и профильных НКО по введению обязательной нефинансовой отчетности важная и правильная. Такая отчетность – это «зеркало» КСО и УР. Она отражает результаты политики и мероприятий в данных областях, а именно таких государственных стратегий и планов в России сегодня и не хватает.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: