Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Интервью
Филантропия/благотворительность

Главная задача современности – научить людей вновь доверять благотворительности!

Бизнес и Общество

Ольга Монахова, директор Международного фонда Шодиева, о благотворительности, своей работе и об основателе фонда

– В этом году Международному фонду имени Шодиева исполняется 23 года. Это серьезная дата, говорящая о профессионализме и качественной работе. Вы активно помогаете студентам МГИМО, вносите вклад в развитие российско-японских отношений, а также помогаете детям. Каких достижений в этих областях достиг ваш фонд почти за четверть века существования?

– Когда говоришь о благотворительности, лучше не мерить ее какими-то крупными достижениями. Это планомерная, кропотливая, трудоёмкая работа. Еще несколько лет назад наш основатель, Фаттах Каюмович Шодиев, отказывался говорить с журналистами и давать интервью. Он утверждал, что если ты занимаешься благотворительностью, то это надо делать молча и от души.

Впервые о деятельности нашего фонда Шодиев заговорил, когда я ему сказала, что необходимо студентов МГИМО учить на его примере, как нужно относиться к своему учебному заведению, альма-матер. После создания эндаумента (Шодиев вложил в него около 7 млн долларов), мы начали выступать на конференциях и рассказывать о фонде.

– Что отличает Фонд Шодиева? Есть ли похожие организации в нашей стране?

– Сегодня в нашей стране очень много благотворительных организаций. Однако такого срока деятельности, как у нас, нет, наверное, ни у кого. Мы созданы в 1996 году, когда о благотворительных фондах никто даже не говорил, для людей это было ново. Другое отличие в том, что мы не привлекаем деньги третьих сторон. Фонд существует и действует лишь на собственные средства нашего основателя.

– Что сподвигло господина Шодиева на создание собственного благотворительного фонда?

– Год нашего основания, 1996-й, был временем, когда многим организациям из разных сфер приходилось элементарно выживать. Фаттах Каюмович задумал создать фонд для помощи МГИМО, своей альма-матер. Институт переживал не самые лучшие времена. Таял на глазах знаменитый и профессиональный преподавательский состав, зарплаты были мизерные. А наш институт всегда славился именно своими преподавателями. Поэтому Шодиев принял решение создать фонд. С этого всё и началось. Мы покупали квартиры преподавателям, платили зарплаты, начали выделять гранты на обучение и именные стипендии.

Позже добавилось еще одно направление поддержки – развитие российско-японских отношений, ведь Шодиев сам японист. Он долгое время работал в Торгпредстве СССР в Японии, поэтому хотел укрепить отношения между нашими странами. Мы начали проводить в России Дни современной культуры Японии для привлечения внимания молодежи. И у нас это получилось – за 2 дня приходило более сотни тысяч посетителей! Затем мы начали поддерживать Дни России в Японии. Множество знаменитых музыкантов и балерин побывали в Стране восходящего солнца благодаря нашему фонду.

Мы создали 2 документальных фильма – «Япония многоликая» и «На пути к доверию: русские в Японии». Первый фильм рассказывает о культуре, истории, политике, религии настоящей и реальной Японии. На показе картины присутствовал посол Японии, который признался, что узнал много нового о своей стране. Во втором фильме мы рассмотрели тему русских в Японии: от визита Николая II и до наших дней.

Также интересна история Музея кимоно Итику Куботы. Шодиев дружил с самим художником, однако после смерти мастера  музей стал испытывать финансовые трудности и находился на грани банкротства. Пришло сообщение, что все кимоно будут распродавать по частям на аукционе. Фаттах Каюмович решил не допустить этого любыми способами. Он принял решение выкупить всю коллекцию кимоно и оставить Японии, чтобы сохранить эти шедевры для потомков.

К помощи детям мы пришли из-за трогательной истории. Шодиева пригласили на день рождения в Одессу. Его друг предложил посмотреть детский реабилитационный центр Бориса Литвака, который помогает в лечении ДЦП. Когда Фаттах Каюмович увидел это, у него навернулись слёзы на глаза. Он решил помогать центру на ежегодной основе. С 2002 года мы перечисляем деньги регулярно. Благодаря нам, центр построил новый корпус, а также привез новую методику лечения из Европы. Подобное произошло и после визита Шодиева в Астану, когда он случайно попал в детский дом (малютки). С того момента основатель нашего фонда полностью содержит это учреждение.

– Зачастую компании выбирают благотворительные программы, которые схожи с основным профилем. Близка ли основная деятельность господина Шодиева профилю фонда?

– Нет, я бы так не сказала. Бизнес Шодиева в Казахстане – это добыча и переработка полезных ископаемых. Благотворительной деятельностью он занимается по велению своего сердца.

– Ни для кого не секрет, что в России сложно быть благотворителем. С какими трудностями он столкнулся в начале своего благотворительного пути? Как преодолевал их?

– Основная трудность – отсутствие знаний и навыков.  23 года назад не было никакого опыта создания фондов. Да и фондов-то самих не было!  Нам было не с кем что-то обсудить или посоветоваться. Также не было никаких государственных нормативных актов. Было сложно работать, быть первооткрывателем и искать свою стезю. Лишь метод проб и ошибок помог нам преодолеть все трудности.

– А сам фонд? С какими сложностями он сталкивается на протяжении своей работы?

– Явных сложностей нет. Есть пожелание о существовании нормативных актов, которые бы регулировали работу фондов в России. У нас, к сожалению, нет координации фондов. Все работают разрозненно. Нет взаимопомощи, общей базы и направления. Почему не объединиться смежным фондам? Человеку, который попал в сложную ситуацию, будет легче найти помощь через единую базу. Ему не надо бегать по всем фондам – стоит лишь зайти в Интернет и узнать, кто может помочь прямо сейчас.

– Какие личные качества позволяют основателю фонда быть успешным благотворителем?

– Думаю, что это его чистая душа, искренность, любовь к детям и к семье, он настоящий друг. Задатки благотворителя были заложены ещё в МГИМО. В институтские годы Шодиев был отличником (окончил МГИМО с красным дипломом!), он был окружен друзьями, с которыми поддерживает отношения до сих пор! Он был центром внимания и любимцем не только однокурсников, но и преподавателей. Фаттах Каюмович помогал всем: давал переписывать свои лекции однокурсникам, одалживал деньги до стипендии и занимался японским языком с отстающими студентами. К нему можно было обратиться всегда и по любому поводу!

– Ольга Алексеевна, Вы давно знакомы с Фаттахом Каюмовичем, ещё со студенческой скамьи. Как бы Вы охарактеризовали его?

– Он очень справедливый, умный, мудрый и прозорливый. У него потрясающая интуиция. Конечно, он относится к окружающим с большой заботой, несмотря на свой статус. Став бизнесменом он не утратил чувство сострадания, что говорит о его истинной интеллигентности.

– Чему Вы научились у него?

– Я всегда у него чему-то учусь! Пожалуй, самое главное – это навык глубокого изучения темы перед принятием решения и искреннее сострадание к тем, кто обращается к нам за помощью. Это моя большая жизненная удача, что он предложил мне возглавить свой фонд на одной из встреч в МГИМО. Я очень благодарна ему.

– В чём, помимо бизнеса и благотворительности, ещё занимается господин Шодиев?

– Он человек мира, у него мало свободного времени. Шодиев постоянно перемещается по миру. У меня иногда кружится голова от его графика! Однако наш основатель очень спортивный человек: каждый день занимается йогой, вне зависимости от загрузки. Он считает, что организованный человек может выделить на себя 15 минут в день. Также Фаттах Каюмович прекрасно играет в гольф и плавает.

– Сложно ли стать частью вашей команды? Какими навыками и качествами должен обладать сотрудник фонда Шодиева?

– Наша команда работает уже много-много лет вместе. Она полностью сформирована. Помощников у нас очень много. Часть из них – студенты МГИМО, которым мы помогали стипендиальной программой во время обучения в вузе.

А что касается личных качеств, то сотрудник нашего фонда должен любить людей и дело, которым он занимается.

– Вы планируете ограничиться тремя направлениями? Или хотите принимать участие в чём-то ещё?

– Я бы даже не назвала их «направлениями». В названии нашего фонда есть слово «международный». У нас есть представительство в России, которое я возглавляю. Совсем недавно мы открыли представительство в Узбекистане. Там своя программа и работа. Это не новый проект – это ещё одно подразделение с богатой будущей программой. Также у нас есть представительство в Японии.

– Вы упомянули, что поначалу господин Шодиев не хотел рассказывать о благотворительности. А вы как считаете?

– Я считаю, что надо рассказывать о своей работе. И не для похвальбы, а для примера молодежи, для вдохновения других. В ноябре 2018 года было ежегодное собрание наших стипендиатов в МГИМО. Там мы в частности говорили о том, чтобы они посмотрели на Шодиева, как на пример для подражания. Ведь он всего добился сам, своим трудом.

– За время существования вашего фонда какие были наиболее яркие, интересные, запоминающиеся случаи?

– Мне очень запомнился случай, который произошел после того, как Шодиев выкупил всю коллекцию кимоно Итику Куботы. Мы провели презентацию в Токио по этому поводу. Когда с высокой трибуны основатель фонда сказал, что всю коллекцию оставляет Японии, я видела, как плакали японки. Там же выступал и бывший премьер-министр страны. Он сказал, что им немного стыдно, что эту коллекцию выкупил русский, а не японец. Вся Япония была благодарна Шодиеву за такой красивый, благородный поступок.

– Что Вам больше всего нравится в Вашей работе?

– Нравится видеть радость на лицах людей, которым мы помогли.

– Откуда черпаете силы, энергию и вдохновение?

– От Шодиева! Минута разговора с ним способна зарядить энергией как от квазара! Он человек-вдохновитель. Потрясающая трудоспособность! Я не понимаю, как он всё успевает.

– Вы очень давно работаете в некоммерческом секторе. Как меняется благотворительность?

– В 1996 году, когда мы говорили о своей деятельности, люди смотрели на нас, как на ненормальных. Никто не понимал смысла нашей работы. Люди заботились о своей жизни, скорее даже о выживании. А в 2019 году благотворительность уже считается нормой.

– Какова роль государства в развитии благотворительности?

– Я не думаю, что государство должно напрямую помогать благотворительности. Может быть, оно должно совершенствовать законодательные акты, которые бы давали благотворителям какие-то преференции.

– Какие перспективы у благотворительности в России?

– Перспективы развития есть. Я сужу по Эндаумент-фонду МГИМО, который в самом начале пополнялся только личными средствами Шодиева, Усманова и Потанина. Позже присоединились и другие выпускники института. А сейчас счет Эндаумента пополняется регулярно – кто-то может положить туда тысячу рублей, кто-то десять тысяч, а кто-то миллион. Люди активнее принимают участие в благотворительных акциях. И стало привычным, что действует много фондов и благотворителей.

– Какие бы Вы дали советы начинающим благотворителям?

– Во-первых, надо понимать, что это тяжелая и кропотливая работа. Во-вторых, нужно чётко выбирать своё направление. Для этого необходимо созреть и понять, почему ты хочешь именно этим заниматься. И самое главное – осознание того, что благотворительность это очень большая ответственность. Нельзя сегодня придумать и зарегистрировать фонд, а через год его закрыть. К сожалению, таких случаев очень много. И это приводит к тому, что люди боятся фондов: они считают, что эти организации создаются лишь для «отмыва денег», для собственных выгод. Один дурной случай в сфере благотворительности портит целую картину восприятия. Главная задача на современном этапе – научить людей вновь доверять благотворительности!

Вопросы задавала Алёна Бузькевич

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: