Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению

Устойчивое развитие – это структура ДНК нашего бизнеса

журнал Бизнес и общество 72-77 / 2012-2013

С момента запуска Плана устойчивого развития и повышения качества жизни дивидендная доходность акционеров Unilever выросла на 100%.

Сегодня многие компании выступают с инициативами по устойчивому развитию. Unilever – в числе тех, кто признает, что «глобальные вызовы, подобные проблеме изменения климата, касаются нас всех». Гейл Клинтворт (Gail Klintworth), старшее должностное лицо по устойчивому развитию Unilever, в интервью журналу «Бизнес и общество» рассказала о Плане  устойчивого развития и повышения качества жизни, принятом компанией в 2010 году.

– Расскажите о себе.

– Я родилась в Южной Африке. После конца режима апартеида в ЮАР решила, что буду стремиться вовлекать бизнес в процессы помощи одних людей другим.

В Unilever я пришла после окончания университета и на протяжении семи лет, управляя деятельностью компании в областях вокруг Сахары и в Южно-африканской республике, пыталась предметно доказать, что бизнес действительно может помогать людям вносить существенный вклад как в социальную, так и экологическую повестку дня.

– Т.е. изначально Вы занимались устойчивым развитием или бизнесом?

– Изначально работа, которую я выполняла в Unilever, была связана с регулированием индустриальных отношений на одной из фабрик, где мы  создавали эффективную коммуникационную платформу по устранению различий и достижению равных возможностей между работниками из неблагополучных социальных слоев и управленческим составом. Именно поэтому для меня не существует разницы между социальной ответственностью и бизнесом, и я верю, что социальная ответственность должна быть изначально ему присуща.

В те годы в Южной Африке мы пытались прививать нашим потребителям через нашу продукцию культуру гигиены, а также предлагали людям возможности для образования. Наша компания заговорила о проблеме СПИДа в регионе, пытаясь привлечь внимание к ее масштабу с помощью образовательных и обучающих программВ некоторой степени эти действия уже тогда являлись реализацией задач Плана устойчивого развития и повышения качества жизни Unilever, который мы приняли много позже, в 2010 году.

– Что для Вас «устойчивое развитие» и что «корпоративная ответственность»? Как они связаны?

– Концепция устойчивого развития и его стандартов – это формирование бизнес процессов таким образом, чтобы они позволяли решать социальные задачи и экологические проблемы, и одновременно были обоснованы экономически. Она поддерживает высокое качество жизни, не исчерпывая при этом запасов, которые есть на планете.

– Но это же является концепцией КСО?

– Традиционная концепция КСО – это ведение бизнеса без стратегических изменений. Отношения бизнесмена с сотрудниками, выстраивание им  бизнес-процессов при этом могут быть любыми. Порой он просто может покупать себе «индульгенцию» спонтанными приступами благотворительности. Но суть деятельности компании КСО не меняет.

Для нас же устойчивое развитие – это своего рода структура ДНК. Бизнес при этих процессах не превращается в благотворительный фонд, решая треугольник социальных, экономических и экологических задач.

– У нас в обществе компании очень часто обвиняют в неискренности – что они ведут социальные проекты в PR-целях. Это только в России или по всему миру? И всё-таки компании занимаются устойчивым развитием?

– Для того чтобы бизнес мог успешно работать ему необходимо доверие общества. Но в последнее время степень доверия населения бизнесу очень низкая. Достаточно часто в мире бизнес воспринимают как нечто плохое, и гораздо выше доверия проявляется к общественным организациям, хотя в России это может быть устроено и несколько иначе. Безусловно, чтобы бизнес мог успешно оперировать в обществе, он должен быть максимально прозрачным. PR для компании – это в первую очередь открытость в построении работы, которая в свою очередь ведет к доверию потребителей, и делает понятным положительный вклад бизнеса в жизнь общества.

Сегодня, когда народы и нации могут свергать правительства за несколько недель силами социальных сетей и средств массовой информации, только представьте, какой урон они могут нанести репутации бизнеса и самому бизнесу как таковому. Нам, безусловно, очень важно заручиться доверием наших потребителей во всем мире.

Ежедневно два миллиарда людей на планете используют нашу продукцию, которая не только решает повседневные потребительские задачи, но и играет роль в том, чтобы удовлетворять и более широкие человеческие нужды. Как раз таки стремление их удовлетворять и есть двигатель нашего бизнеса и нашего успеха. Приведу в пример такой большой сегмент бизнеса Unilever как производство туалетного мыла. По статистике, ежегодно в мире около 600 тысяч детей умирают от болезней, вызванных диареей и прочими инфекциями, просто потому, что у них не привита привычка мыть руки. Именно для решения этой проблемы в ряде стран мы разработали специальную программу, обучающую гигиене и направленную на изменение привычки людей всего за 21 день. В настоящий момент мы успешно реализуем ее совместно с некоммерческими организациями и правительствами ряда государств.

В рамках своего визита в Россию я бы хотела понять, каким наилучшим образом наша продукция может удовлетворить на этом рынке те или иные социальные запросы и нужды – как в плане гигиены и распространения здорового образа жизни так и, в конечном счёте, повышения самооценки и благополучия россиян, выбирающих нашу продукцию.

Мне кажется, необходимо думать о людях и принимать во внимание их нужды и потребности не только как у потребителей (consumers), но и как у пользователей профессионального уровня (prosumers). В этом случае продукт становится связующим звеном между потребителем и полезным вкладом в жизнь общества и планеты.

Зачем нам концепция устойчивого развития? На глобальном уровне компания является закупщиком миллионов тонн сельскохозяйственного сырья. Unilever закупает 3% всего мирового объема пальмового масла, 5% лука, 6% всех томатов в мире, 12% всего чая. И одним из важнейших наших обязательств является получение сырьё только из экологически устойчивых источников. Для нас критично важно закупать все эти продукты в надежных источниках, причем закупать их там и в дальнейшем. Во-вторых, влияние процесса изменения климата на доступность этого сырья очень значительна в долгосрочной перспективе. Из-за этих неотвратимых изменений мы осознаем риск  когда-нибудь лишиться своих поставщиков. В-третьих, во многих странах нехватка воды становится все более и более насущной проблемой. Даже в некоторых частях России, где, казалось бы, все благополучно, вода все равно поступает с перебоями. Да и качество воды порой тоже проблема. Поэтому для того, чтобы удержаться на разных рынках сбыта, где различается даже уровень наличия воды, нужно принимать во внимание все эти факторы.

То, что мы смотрим на бизнес с точки зрения устойчивого развития, очень помогает нам выводить из нашей деятельности неэффективные процессы. К примеру в прошлом году мы сэкономили 184 миллиона евро, просто исключив ненужные уровни упаковкиКроме этого мы стремимся снижать и количество производственных отходов. Уже на половине наших фабрик по всему миру (а это порядка 130 производств) все отходы  перерабатываются, ничто не идет на захоронение. Кстати, одно из таких предприятий это чайная фабрика Unilever, расположенная в Санкт-Петербурге. А если это сделает каждая компания?

– Экологические организации пугают общество, обещая, что скоро нас ждет экологическая катастрофа. В связи с этим многие компании проводят социальные исследования. Но уровень недоверия к компаниям со стороны населения очень высок, а все от того, что люди не знают, какие проекты ведутся в бизнесе.

– Наша цель – улучшить качество жизни более чем одного миллиарда жителей планеты благодаря нашим продуктам, при этом вдвое снизив экологическое воздействие от процесса производства нашей продукции в пересчете на одного потребителя. Включая, кстати, и то воздействие, которое оказывает сам потребитель при использовании нашей продукции. Мы абсолютно убеждены, что со временем экологические проблемы станут еще более масштабными. Поэтому мы хотим помочь простым потребителям делать осознанный и правильный выбор благодаря нашим продуктам. Поэтому нужно понимать, какие пункты Плана устойчивого развития и повышения качества жизни Unilever для какой страны наиболее важны. Где-то важнее повышать качество жизни, где-то делать упор на гигиену.

– Как вы контролируете выполнение плана?

– Это очень легко, потому что мы с самого начала установили для себя четкие и понятные цели. Например, возьмем три большие цели нашего Плана. Под каждой из них есть 50 более мелких, промежуточных. Они все привязаны к временным рамкам: каких-то из них мы должны достигнуть к 2015 году, каких-то – к 2020-му. Например, мы говорим: «Мы хотим вдвое снизить выбросы углекислого газа от наших производств». И как мы это измеряем? У нас есть данные по предыдущим годам, к примеру, за 2008 год. Мы сравниваем их с текущими, и получается, что мы снизили выбросы на 31% на каждую тонну производимой продукции. Если говорить об устойчивых источниках сырья, то сначала мы получали 12%, потом 24%, теперь это уже36%. 36% сырья для нашего производства поступает из устойчивых источников. Все эти данные проверяет PWC – ничто не попадает в отчет без внешнего аудита.

– Как вы обучаете своих работников на предмет Устойчивого развития? Насколько удачна ваша модель управления программой, а именно введение совета экспертов? Планируете ли вы создать такие же советы в регионах?

– Наше высшее руководство хорошо осведомлено о глобальных ключевых проблемах и о том, почему для нас они являются важными. Руководство среднего звена получает аналогичную информацию на различных тренингах, даже в тренингах по лидерству, в тренингах по маркетингу эта модель тоже упоминается. И кроме этого мы ведем постоянный диалог со всеми сотрудниками с целью повышения уровня их осведомленности о достижениях в реализации задач Плана.

С  2010 года, когда мы объявили о запуске нашего Плана устойчивого развития и повышения качества жизни, с точки зрения экономической эффективности наш бизнес вступил в один из лучших периодов за всю его историю. Дивидендная доходность акционеров Unilever выросла на 100%. Бренды, ставящие устойчивое развитие во главу угла, росли вдвое быстрее своих конкурентов. Наши сбережения от уменьшения отходов производства позволили нам сэкономить в прошлом году 312 миллионов евро.

Наши сотрудники гордятся компанией, в которой работают, их вера в успех нашей модели бизнеса также подтверждается сейчас многочисленными глобальными исследованиями. Более того, существенно повысилась наша привлекательность и для потенциальных сотрудников, о чем свидетельствует рейтинг лучших работодателей LinkedIn, в котором Unilever занимает 5 место!

Но конечно же, очень непросто менять саму бизнес-модель – заниматься не только PR-ом, а по-настоящему изменять сами принципы ведения бизнеса. У нас есть группа экспертов высокого уровня, проверяющая эффективность нашей работы в этом направлении. Кроме этого, мы стремимся перестраивать отношение к устойчивому развитию на рынке, в индустрии. Наши эксперты, приводя Unilever в пример другим компаниям, побуждают тех уже в свою очередь обращать внимание на проблематику устойчивого развития. Мы стремимся создавать подобные советы и на более локальных уровнях, в том числе, конечно же, и в России.

Подробнее с Планом устойчивого развития и повышения качества жизни Unilever можно познакомиться на сайте – http://www.unilever.ru/sustainable-living/uslp/

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: