Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экономика
Репутация

Татьяна Бачинская: «У социально ответственных компаний и прибыль выше»

Светлана Разумова

Центр развития филантропии «Сопричастность» — одна из старейших некоммерческих организаций, которая меняет к лучшему отношение к бизнесу в нашей стране. Начав работу в начале 1990-х, руководитель центра Татьяна Бачинская объясняла бизнесу, почему нужно не только получать прибыль, но и тратить деньги на благополучие своих работников. А когда такая практика прижилась в России, стала рассказывать людям о том, что компании тоже умеют делать по-настоящему важные социальные проекты.

 Как рассказывать о корпоративной социальной ответственности, чтобы не было скучно?

— Как раз этому мы учим в своей Школе журналистики. Она открыта для всех, кто хочет разобраться в этой сложной теме. Сейчас мы создаем еще курс для студентов медиафакультетов. Хотелось бы, чтобы молодые журналисты увидели: корпоративная социальная ответственность — это не PR и реклама, а хорошее дело, которое важно для общества. Но если отношение к благотворительности постепенно меняется в лучшую сторону, то с корпоративной социальной ответственностью все обстоит хуже.

— Почему люди не доверяют бизнесу и рассказам о его добрых делах?

— Это достаточно новое явление. Революция прервала культуру благотворительности, ушло уважение к филантропам. Все это время отношение к предпринимателям было негативное, их терпели как вынужденное явление. В 1990-е, когда условий игры еще не было, а бизнес уже появился, он порой не разбирался в средствах и дал много поводов, чтобы о предпринимателях говорили: «Все они жулики и воры!» С тех пор прошло больше двадцати лет, все изменилось. Но плохие новости по-прежнему распространяются быстрее хороших. И государству выгодно поддерживать эту иллюзию. Конечно, важно бороться с нечестными дельцами, но не менее важно рассказывать о достойных представителях бизнеса.

— А зачем компаниям кому-то помогать?

— Во-первых, это улучшает имидж, повышает репутацию. Современному поколению важно, чтобы компания разделяла их ценности. И таким компаниям достаются лучшие кадры. Вовлекая сотрудников в волонтерство, компания получает их лояльность: люди чувствуют себя счастливее, и работа приобретает дополнительный смысл. Я участвовала в нескольких экологических и социальных акциях Nestle — сотрудники компании учили детей с особенностями здоровья готовить, красили и убирали мусор в парке. Я заметила, как важно людям, что вместе с ними в акции участвует один из руководителей компании, с какой готовностью и радостью они проводили выходной с пользой. Во-вторых, есть и экономическая выгода. По данным американской Conference Board, у социально ответственных компаний прибыль выше на 63,5%. Кстати, и потребители уже делают выбор в пользу товаров ответственных компаний.

— Корпорации могут повлиять на решение какой-либо социальной проблемы?

— Есть хороший пример. Основное предприятие компании «Северсталь» находится в Череповце. Алексей Мордашов, первое лицо компании, столкнулся с проблемой высокого уровня преступности в городе. Оказалось, в городе много сирот и беспризорников. Тогда «Северсталь» создала благотворительный фонд «Дорога к дому», который сумел включить в работу органы власти, бизнес, НКО, СМИ и городских активистов. Теперь в городе вместо девяти детских домов с 600 сиротами всего один центр «Наши дети», в котором 139 ребят. Чтобы прийти к таким внушительным результатам, компания проделала огромную работу: провела исследования, выяснила причину, помогла найти сиротам семьи, наладила работу со школами, предоставила жилье молодым матерям, находящимся в трудной жизненной ситуации, помогла им трудоустроиться.

Другой пример — компания «Сахалин Энерджи», которой удалось расположить к себе жителей и местную власть тем, что, прежде чем начать производство, компания занялась социальным инвестированием. Был создан Корсаковский партнерский совет по устойчивому развитию, куда вошли разные заинтересованные стороны: местные власти, представители бизнеса, НКО, медиа и активисты. Теперь не власть единолично решает, что нужно сделать в регионе и на что запросить деньги у компании, а Совет, где решение принимается большинством голосов. И если власть просит, скажем, отремонтировать дороги, а представители общественности голосуют за закупку оборудования для детской клиники, то именно закупка оборудования станет задачей номер один.

Компании часто жалуются: они приходят в регион, а их на социалку «прогибает» местная власть, заставляя поддерживать то, что именно она считает важным и первостепенным. Корсаковский совет решил эту проблему на Сахалине, и сейчас эту технологию перенимают другие компании.

— Удалось ли вам за двадцать лет привить бизнесу идею социальной ответственности?

— Мы стараемся восстановить справедливость, рассказывая о лучших практиках. Но этого мало. Поощрять компании вкладывать деньги в социальные и экологические проекты должно и государство. А государство никак не мотивирует компании заниматься благотворительностью. Когда власть в очередной раз говорит: «Бизнес должен быть социально ответственным», компании сразу прячут головы в плечи, потому что, скорее всего, имеется в виду, что нужны деньги на строительство храма или дворца. А если ты сам выбрал объект для благотворительности, власть смотрит на это так: ага, значит, у тебя есть лишние средства — посмотрим, как там у тебя с налогами! Хорошо, когда государство само подает пример. Вот в Швеции уже более двадцати лет существует должность посла по корпоративной социальной ответственности, в Великобритании этим занимается министр. У нас в стране пока нет сопоставимого института, откуда бы не командовали и раздавали приказы, а поощряли и мотивировали.

Совместный проект журнала «Русский репортер», «Бизнес и Общество» и Центра развития филантропии «Сопричастность» при поддержке Фонда президентских грантов. 

Источник — «Русский репортер» №2 (490), Москва, 10.02.2020

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: