Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экономика
Социальные инвестиции
347

Монтировкой по голове, и причём тут права человека в бизнесе

Олег Базалеев ,
руководитель департамента по социальным вопросам компании «Кресент Петролеум» (Ближний Восток), кандидат социологических наук

— То есть ты предлагаешь печатать в газете сумму компенсации, которую выплатят человеку за его дом?

 — Ну, да…

 — А вот, допустим, у нас человек живёт на опушке леса – за десять километров вокруг ни одной живой души. Мы выплатим ему компенсацию, напечатаем эту сумму в газете… К нему придут ночью, дадут по голове монтировкой – и заберут деньги… А мы что тогда скажем: получилось неудобно, но зато по международным стандартам?!

 — Упс…

В июне этого года весь мир праздновал десять лет с того момента, как всеми государствами были единогласно одобрены «Руководящие принципы предпринимательской деятельности в аспекте прав человека ООН».

Документ со столь длинным названием помогает сориентироваться, когда, кто (государство, бизнес или кто-то ещё), и за что отвечает, чтобы производственные процессы не прошлись катком по правам человека.

Мне посчастливилось в некоторой степени участвовать в разработке этого стандарта.

Летом 2008 года «Сахалин Энерджи», где я тогда руководил отделом по социальным вопросам, предложили стать одной из пяти компаний в мире, которые участвовали в тестировании «Руководящих принципов».

Если говорить точнее, создатели этого стандарта хотели «обкатать» на практике существовавший на тот момент промежуточный вариант этих самых «Принципов…» — чтобы «отловить» и поправить «баги» в готовящемся документе.

Мы согласились – хотя это было не таким уж простым решением.

Во-первых, это сильно увеличивало нагрузку на мой отдел — прежде всего на Группу социальной оценки.

Во-вторых, предстояло пустить на свою внутреннюю «кухню» внешних экспертов, раскрыть перед ними существовавшие на тот момент процедуры – и продемонстрировать, как в реальной жизни мы работаем с проблемными вопросами. В каком-то смысле рвануть рубаху на груди, показав как успешные кейсы, так и неудачи.

Совместная работа «Сахалин Энерджи» с разработчиками документа продолжалась много месяцев – там были и визиты экспертов на остров, и созвоны с международными группами, и встречи в разных городах и странах.

Тестирование «Руководящих принципов…» в «Сахалин Энерджи» — это, естественно, было лишь маленькой частью паззла, который собирался у нас на глазах, чтобы стать официально утверждённым регламентом в июне 2011 года.

Однако у меня сложилось впечатление, что как минимум в одном моменте мы смогли серьёзно повлиять на содержание документа, ставшего позднее мировым бестселлером.

Изначально – и это звучало в частных разговорах с экспертами – одна из идей была сделать «Принципы…» на основе подхода one-size-fits-all («один-размер-подойдёт-для-всех»).

То есть, невзирая на географические, культурные, лингвистические, исторические и какие угодно особенности, составить эдакий сборник готовых рецептов, как где угодно одинаково наводить порядок с правами человека. Хоть за Полярным кругом, хоть в жарких тропиках.

Если речь идёт о процедуре жалоб – то чтобы был конкретный образец, которому должно следовать. Если говорят о выплате компенсации за землю – то чтобы документ жёстко задавал рамки в стиле «шаг влево, шаг вправо – попытка побега».

Тут и возник разговор, который приведён в начале статьи.

Приехавший к нам на Сахалин эксперт-голландец до этого колесил по Латинской Америке, интересуясь мнением тамошних стейкхолдеров.

И опрошенные там поселяне были единодушны в том, что-де хорошо было бы, если про каждую копейку, цент или реал, уплаченный компанией в качестве компенсаций частному лицу, тут же появлялась детальная информация в местных газетах: сколько, кому конкретно и за что.

В тех латиноамериканских краях в этом была своя логика. Тогда горные деревни в Андах бились с горнодобытчиками – они там порой стенка на стенку друг на друга ходили. И крепко спаянные местные общины хотели выступать единым фронтом в переговорах с промышленниками – и старались не допустить никаких сепаратных переговоров и искоренить даже малейшую мысль о штрейкбрехерстве в своих рядах.

И консультант начал обсуждать эту идею с нами: мол, тема-то хорошая! И в тренде – открытость, транспарентность, все дела…

И наткнулся на наше непонимание и отторжение.

В России излишняя публичность в «денежных» делах могла бы не помочь людям, а наоборот, создать угрозу для их жизни и имущества. Да и компенсационные дела в наших краях – это частное дело человека и его семьи – наверное, никто не хотел бы обсуждать эти вопросы со всей деревней или с первым встречным.

Думаю, что эта и подобные истории наглядно показали группе разработчиков, что мир слишком многообразен, чтобы загонять его в единые для всех рамки.

 

Иллюстрация: Дарья Азолина

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: