Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Экономика
Репутация

Почему бизнесу выгодно разрабатывать сервисы, доступные для людей с особенными потребностями

Компания digital-консалтинга AIC при поддержке портала для старшего поколения «Баба-Деда» и TIBURON Research в период самоизоляции провели исследование цифрового поведения людей с особенными потребностями и выяснили, почему бизнесу выгодно разрабатывать доступные онлайн-сервисы.

Существует стереотип, что люди с инвалидностью — малочисленная и неплатежеспособная аудитория. Поэтому может показаться, что доступность продукта (accessibility) — не приоритетная задача для разработчиков цифровых продуктов и сервисов. Однако это не так.

Скринридеры, джойстики, брайлевские дисплеи — помощники в цифровизации

«Доступный продукт — это продукт, в котором отсутствуют барьеры, препятствующие взаимодействию с ним. Это важно всем пользователям: и тем, у кого есть инвалидность, и тем, кто испытывает временные трудности, — говорит Валерия Курмак, руководитель практики Human Experience в компании AIC. — Например, молодые мамы, которые составляют большую долю мобильной аудитории, часто используют телефон одной рукой, потому что другой держат ребенка. В этот момент для них, как и для человека, у которого нет одной руки, важно без труда оформить онлайн-заказ, найти нужный товар в приложении или оплатить счета. Или, например, при прямом падении солнечных лучей на экран телефона любому человеку, так же как и слабовидящему, будет трудно что-то разглядеть, если шрифт неконтрастный. То же относится и к людям старшего возраста. Несмотря на то, что образ жизни и в целом потребности  людей с инвалидностью и людей старшего возраста различны, требования к доступности цифровых продуктов у них одинаковые. Например, и для тех и для других важна адаптивная верстка сайта, которая адаптируется под любой экран при масштабировании. Кстати, если говорить о размере аудитории для которой важна доступность, это 48 млн человек, из которых 37 млн (по данным Росстата за 2018 год)  — люди пенсионного возраста и 11 млн — люди с инвалидностью, некоторые из которых одновременно относятся и к категории людей пенсионного возраста».

В своем исследовании AIC выдвинула гипотезы:

  • занятость людей с инвалидностью зависит от их цифрового поведения;
  • цифровое поведение людей с инвалидностью и старшего поколения не отличается от поведения остальных. Если это так, то бизнес должен быть в равной мере заинтересован в этой аудитории.

Для того, чтобы их проверить, с 20 мая по 10 июля 2020 года в AIC провели исследование. Команда обработала более 480 анкет (295 женщин и 192 мужчины от 18 до 83 лет) среди которых — люди с инвалидностью и люди пенсионного возраста. Более 350 респондентов указали, что ежедневно применяют ассистивные технологии для работы с ПК и мобильными устройствами: увеличители текста, скринридеры (программы экранного доступа), брайлевские дисплеи, джойстики, выносные кнопки, роллеры, субтитры. Важно, что ассистивные технологии работают с основными версиями сайтов и приложений и не требуют разработки специальных версий.

Для людей 60+, в том числе использующих ассистивные технологии, AIC получила цифры, очень близкие к официальной статистике — работает 31%, не работает 69%.

По данным Федеральной службы государственной статистики, занятость среди людей с инвалидностью трудоспособного возраста (18–59 лет) составляет 18,7%. Среди участников опроса AIC занятость респондентов трудоспособного возраста оказалась в 3 раза выше — 62%.

Такая разница объясняется тем, что в исследовании приняли участие люди с сенсорной и двигательной инвалидностью, и не участвовали люди с нарушениями функций кровообращения, дыхания, пищеварения и другими нарушениями, которые рассматривает официальная статистика. Кроме того, в отличие от официальной статистики исследование AIC учитывало все виды занятости — и постоянную работу, и временную, и не официальный заработок. И наконец, в отличие от официальной статистики, в исследование AIC вошли респонденты, обладающие по крайней мере базовыми навыками работы с ПК и мобильными девайсами.

Полученные в ходе исследования показатели занятости свидетельствуют о явной корреляции: чем больше человек диджитализирован (пользуется ПК и мобильными технологиями, использует онлайн-сервисы для бытовых и профессиональных потребностей, знает и использует ассистивные технологии), тем больше у него возможностей найти работу и даже в условиях пандемии оставаться включенным в трудовую деятельность.

В AIC также изучили сервисы, которыми пользуются респонденты исследования.

Топ-3 онлайн-сервисов: Яндекс, Вконтакте и Google

Под сервисами какой-либо компании здесь и далее подразумеваются сервисы, в названиях которых фигурирует бренд компании (например, в сервисы «Яндекса» включаем «Яндекс.Маркет», но не «Беру»).

Несмотря на популярность Яндекса и ВКонтакте, следует отметить: они некорректно адаптируются при масштабировании.

Также, несмотря на то, что респонденты часто упоминали Авито и Ozon как удобные онлайн-сервисы, они не оказались популярны среди пользователей увеличителей текста и скринридеров. Это может быть связано с тем, что текст в этих приложениях не масштабируется.

Из графика видно, что цифровое поведение людей с инвалидностью и старшего возраста не отличается от цифрового поведения всех остальных пользователей интернета.

К примеру, трудоустроенные люди в период самоизоляции заказывали онлайн в основном готовую еду, а нетрудоустроенные — доставку из магазинов, в частности, из «Перекрестка». Легко объяснить, почему: у работающих в обеденный перерыв чаще всего не хватает времени, чтобы приготовить еду самостоятельно. Поэтому им легче заказать доставку готовой еды. То есть наличие инвалидности в данном случае не является определяющим фактором диджитал-поведения, цифровизации и платежеспособности.

В период пандемии на удаленку пришлось выйти даже тем, кто практически никогда не сталкивался с онлайн-сервисами ранее. Так, встречи с близкими, образовательные занятия и деловые переговоры перешли в формат онлайн-конференций. Помог в этом Zoom — платформа для бесплатных видео-созвонов. Аудитория AIC также отметила этот сервис самым востребованным среди всех, которыми они начали пользоваться во время карантина. Особое внимание Zoom уделили пользователи субтитров. Видеосвязь удобна для общения на языке жестов, а также в этом сервисе есть возможность текстового сопровождения трансляции в чате конференции.

На втором месте оказались Госуслуги. И не удивительно: в апреле и мае для того, чтобы передвигаться по Москве, нужно было получить цифровой пропуск через портал Госуслуг. Кроме того, многие организации вынуждены были перевести свои бизнес-процессы в онлайн и работать с обращениями граждан также через сайт Госуслуг.

Результаты в очередной раз говорят о том, что наличие инвалидности не влияет на поведение людей в цифровой среде. Поведение в цифровой среде определяется образом жизни. Так, среди работающих респондентов чаще упоминались сервисы доставки готовой еды, а среди неработающих – продуктов. Легко объяснить, почему: у работающих в обеденный перерыв чаще всего не хватает времени, чтобы приготовить еду самостоятельно. Поэтому им легче заказать доставку готовой еды. То есть наличие инвалидности в данном случае не является определяющим фактором диджитал-поведения, цифровизации и платежеспособности.

Однако диджитализация людей с особенными потребностями говорит лишь об их вовлеченности в онлайн, стремлении зарабатывать и состояться в выбранной профессии, а не о доступности самих онлайн-сервисов для реализации этих потребностей.

Большинство онлайн-сервисов все еще остаются недоступными, и AIC выделила ТОП-3 критичных интерфейсных проблем, на которые стоит обратить внимание разработчикам онлайн-сервисов:

  • Сложная навигация

Например, незрячие люди воспринимают интерфейс на слух, и если навигация по сайту запутанная, то пользователю приходится либо запоминать все ходы по памяти, либо уходить с сайта.

  • Маленький размер шрифта / неконтрастный шрифт

Например, жёлтые буквы на белом фоне воспринимать сложно даже людям с обычным зрением. А вот жёлтый на чёрном фоне — очень хорошее сочетание. Оно широко используется в аэропортах для легкого считывания на удаленном расстоянии.

  • Некорректно с точки зрения доступности написанный код

Если разработчики не прописали в коде сайта слова «получить выписку» или «заказать продукты», то незрячий человек, используя скринридер, услышит только слово «кнопка», и не поймёт, для чего она.

Поэтому основная рекомендация состоит в том, чтобы закладывать доступность на этапе разработки продукта. «Простая нецифровая аналогия — пандус. Если вы в самом начале не подумали о том, что вход у вас должен находиться на одном уровне с улицей, то вам потом придется строить пандус. Если же вы заложили эту возможность в самом начале, то она фактически ничего не будет вам стоить. Так что, версия сайта или мобильного приложения может и даже должна быть одна, главное учесть базовые элементы доступности вроде контрастных шрифтов и цветов, интуитивно понятной навигации», — говорит Валерия Курмак.

«Миф о том, что аудитория старшего возраста покупает все самое дешевое и покупает мало, повсеместный. Однако, согласно исследованию Gfk Russia в марте 2020, порядка 21% всего рынка FMCG, а это 2 триллиона рублей, пришлось только на те домохозяйства, которые полностью состоят из людей старшего возраста. А ведь есть еще и смешанные семьи, где старшие родственники также вносят свою долю в потребительский рынок России. При этом у старшего поколения нет значимого перекоса в сторону более дешёвых брендов, как ожидали бы многие», — говорит Анастасия Лазибная, основатель портала «Баба-Деда». — Таким образом, уже сейчас старшее поколение является одной из ключевых покупательских групп. Но до сих пор эта ниша пока не занята большим количеством брендов и крупных производителей. Ни офлайн, ни онлайн». 

Запрос на доступность у бизнеса постепенно появляется. «Да, не так быстро как хотелось бы, но он имеется. Accessibility — направление не всегда понятное для бизнеса, — поясняет Алексей Любимов, специалист по невизуальной доступности в ВТБ Банке. — В перспективе доступность, как элемент разработки сервисов и сайтов, будет становиться популярнее. Это обусловлено рядом факторов, одним из которых является вступление в силу 01.04.2020 Национального стандарта ГОСТ Р 52872 [требования доступности для инвалидов по зрению]».

Компаниям не стоит закрывать глаза на важные изменения в диджитал-среде: обеспечивая доступность сегодня, бизнес получит лояльную платежеспособную аудиторию завтра.

Полная версия исследования

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: