Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Репутация
578
Читать: 16 мин.

Глобальные тренды — 2021. Филантропия в новом мире

Центр развития филантропии БФ Потанина опубликовал исследование, которое вошло в декабрьский дайджест.

Основные темы исследования: 

  • Разнообразие, равенство, инклюзия.
  • Филантропия глобальных систем.
  • Переосмысление роли крупных доноров в филантропии.
  • Трансформация фандрайзинга и другие.

Наибольший интерес для нашего издания представляют практикумы коллабораций бизнеса и НКО, «экологического мышления» фандрайзера, примеры предложений для крупных доноров, а также что нужно знать при планировании работы с молодым поколением крупных доноров.

Филантропия глобальных систем

Пандемия COVID-19 наглядно продемонстрировала взаимосвязанность проблем в мире. Ведутся дискуссии об участии филантропии в решении глобальных проблем — в борьбе с изменениями климата (Climate  / Climate change mitigation philanthropy), защите океанов и окружающей среды (Ocean philanthropy), изменении глобальной системы здравоохранения (Global health philanthropy) и продовольственных систем (Food systems philanthropy), сельского хозяйства и пр.

Основные идеи

Для решения глобальных проблем нужны масштабные инвестиции, причем речь должна идти не о латании дыр, а о серьезных изменениях систем в целом. У филантропии уникальная роль в этих процессах как идеолога и лоббиста изменений. Этот сектор объединяет игроков для коллективных инициатив, а также обеспечивает соответствующие ресурсы. «Каталитический подход» как ключевая стратегия филантропии в изменении глобальных систем — благотворительные фонды и доноры выступают катализаторами изменений за счет использования собственных ресурсов и привлечения дополнительных. Кроме того, в отличие от государства и бизнеса, фонды могут поддерживать инновационные решения, поскольку их вложения более терпимы к риску и финансовым показателям инвестиций. Дискуссии об изменении глобальных систем тесно связаны с вопросами о роли и ответственности «большой филантропии», мегадоноров.

Климатическая филантропия

Согласно исследованию Climate Works, в 2020 году объемы пожертвований на борьбу с изменениями климата составляли менее 2 % от всех пожертвований (около $730 млрд), что недостаточно для решения масштабных климатических проблем. При этом в последние годы объемы пожертвований «на климат» постоянно увеличиваются (примерно на 15 % в год).

Ожидается, что следующие годы станут переломными, «решающим десятилетием» по преодолению климатического кризиса. На это, с одной стороны, повлияли разрушительные природные катаклизмы по всему миру (ураганы и пожары в Австралии и Америке, наводнения и засуха в Европе и пр.), а также пандемия. С другой стороны — осознание необходимости инвестиций в подготовку к чрезвычайным ситуациям и их предотвращение.

Главные тренды в климатической филантропии

Растут пожертвования «на климат» со стороны состоятельных людей. Так, Фонд Джеффа Безоса планирует выделить $10 млрд в течение 10 лет; пожертвование Маккензи Скотт в размере $125 млн является одним из крупнейших пожертвований частных лиц; Илон Маск выделяет $100 млн на снижение углеродного следа.

Крупные благотворительные фонды также берут на себя серьезные обязательства по борьбе с изменениями климата, появляются примеры сотрудничества между крупнейшими игроками. Так, Фонд ИКЕА и Фонд Рокфеллера учредили фонд чистой энергии в размере $1  млрд. В 2021 году в Великобритании запущена инициатива Donors for Climate (The Individual Philanthropy Commitment on Climate Change). Борьба с изменениями климата становится национальным приоритетом ряда стран. В странах Азии это автоматически влечет пересмотр КСО-бюджетов, рост корпоративных и частных пожертвований в пользу приоритетов государственной повестки.

Растет интерес к ответственному (зеленому) инвестированию. Например, в Австралии ¾ компаний по управлению благосостоянием (private banking), распоряжающиеся средствами на сумму более $3,3 трлн, отмечают растущий интерес своих клиентов к инвестициям, направленным на борьбу с изменениями климата, 2/3 стремятся увеличить свои благотворительные пожертвования на эти цели. Защита океанов. Вопросы защиты океанов не находятся в топе приоритетов доноров, но доля пожертвований на сохранение океанов постоянно увеличивается (в США сумма удвоилась за последние 10 лет). Постепенно значимую долю средств на сохранение океанов составляют именно благотворительные пожертвования, а не государственные инвестиции. Всего в 2019 году на сохранение океанов было пожертвовано $3,1 млрд, и этих средств также недостаточно. Сельское хозяйство, продовольственные системы. На протяжении многих лет эта отрасль считалась «бедным родственником климатической филантропии», но в последние годы ситуация меняется. На производство продуктов питания и сельское хозяйство приходится от 10 до 30 % глобальных выбросов парниковых газов антропогенного происхождения — доля зависит от способа расчетов (в частности, включать ли сопутствующие выбросы от производства удобрений, транспортировки сельскохозяйственных товаров или относить их к другим секторам).

Само сельское хозяйство весьма подвержено воздействию изменений климата; при этом оно же является и частью решения. Например, сокращение производства мяса и молочных продуктов (14,5 % выбросов CO2), продвижение культуры потребления белков неживотного происхождения и внедрения современных методов животноводства, переход к более экологичной системе ведения сельского хозяйства (сокращение затрат энергии, пестицидов и удобрений) не только будут содействовать сокращению CO2, но и помогут восстановлению природы. Именно филантропии отводится важная роль в создании более устойчивой продовольственной системы и сельского хозяйства. В частности, за счет изменения текущих подходов и ценностей с преобладающего фокуса на продовольственную безопасность (как следствие — интенсивные методы ведения хозяйства, выращивание монокультур и ориентация на экспорт) на более системный подход, когда производство продуктов питания рассматривается лишь как одна из целей, наряду с обеспечением здорового питания, развитием сельских районов, социальной справедливостью и защитой окружающей среды. С учетом прогнозируемого роста населения на 2 миллиарда в последующие 30 лет ожидается рост внимания филантропии к теме продовольствия, голода и утилизации избытков еды. В 2021 году ООН запустила масштабную инициативу.

С целью выработки решений, направленных на преобразование продовольственных систем, были проведены независимые диалоги с более чем 40 000 человек со всего мира. Здравоохранение. Эта сфера традиционно находится в числе приоритетов филантропии. В период пандемии COVID-19 еще больше доноров и НКО включились в поддержку данного направления, осознали необходимость системных изменений, требующих масштабных инвестиций и коллективных усилий. Среди ключевых игроков в сфере глобальной системы здравоохранения — Фонд Билла и Мелинды Гейтс (Bill and Melinda Gates Foundation), который в полной мере применяет «каталитический подход». Фонд сотрудничает с государственными и профильными игроками (ВОЗ, Всемирный банк, ЮНИСЕФ и пр.); обеспечивает масштабные инвестиции в те области, в которых его вмешательство может в корне решить проблему (малярия, СПИД, туберкулез и полиомиелит). После вспышки COVID-19 фигура Билла Гейтса и его роль в здравоохранении стала особенно заметной. Его обвиняют в причастности к распространению вируса, и наоборот, рассматривают как давнего сторонника повышения готовности к пандемиям, вкладывающего миллиарды долларов в борьбу с болезнями. Фигура Гейтса и деятельность его фонда активизировала дискуссии о роли «большой филантропии» в обществе, о влиянии и ответственности состоятельных людей за глобальные проблемы.

Практикум: коллаборация бизнеса и НКО

Vitruta — мультибрендовый магазин в Стамбуле, который взял курс на поддержку и внедрение экологичной моды. Он предлагает покупателям возможность узнать больше о брендах, ориентированных на природу и жизнь. «Мы хотим делать все, что в наших силах, справедливо и этично, чтобы минимизировать воздействие на окружающую среду», — говорится на сайте Vitruta.

В частности, в магазинах представлен WWF Market — результат сотрудничества WWF Турции и Reflect Studio. Вся одежда имеет сертификат B-Corp и фокусируется на принципах устойчивого развития. На всех этапах производства используются экологически чистые сертифицированные материалы, соблюдаются условия справедливой торговли. Коллекция включает носки, худи, футболки, шарфы, полотенца, шорты. Символами коллекции стали животные, которые находятся в программах защиты Всемирного фонда дикой природы. А прибыль от продажи идет на проекты по их сохранению. Стоит отметить, что данная продукция занимает центральное место в магазинах, мимо нее сложно пройти. Дизайн и качество привлекают внимание покупателей.

Практикум: «экологическое мышление» фандрайзера

Вклад в сохранение природы могут внести своими действиями и фандрайзеры. Здесь речь идет не про сам сбор средств на экологические проекты, а про инструменты, товары и технологии, используемые фандрайзерами. Они должны смотреть на все, что они делают, через призму окружающей среды, видя, где могут быть внесены положительные изменения. Например, можно отказаться от покупки воздушных шаров для мероприятий, от печати рекламной продукции, сократить объем печати. Слишком часто благотворительные товары бывают одноразовые, и их трудно перерабатывать, что приводит к значительным отходам. В современном мире фандрайзерам необходимо искать альтернативы.

Можно использовать электронные билеты, медали и футболки, сделанные из материалов, полученных из экологически чистых источников. Организаторы конференции «Белые ночи фандрайзинга» предложили участникам конференции следующие эко-принципы: экономить бумагу, использовать вместо бумажной версии программы электронную, снизить количество пластика, добавить в рацион питания больше овощей и фруктов, посадить деревья в качестве возмещения экоследа от авиаперелетов.

В своем Комплекте материалов по изменению окружающей среды Chartered Institute of Fundraising (UK) призывает фандрайзеров рассмотреть возможность предоставления рекомендаций участникам о том, как они могут попасть на мероприятие с наименьшим воздействием на окружающую среду. Здесь же описаны рекомендуемые меры по включению «экологического мышления» в культуру организации. К ним относятся начало разговора на уровне правления, создание зеленой команды или рабочей группы для внедрения изменений, достижение понимания, что такое углеродный след организации, и постановка целей по сокращению выбросов. Документ также подчеркивает важность включения «экологического мышления» в соответствующую политику организации в таких областях, как выбросы углерода, этические инвестиции, принятие или отказ от пожертвований, печать и закупки.

(Де)политизация филантропии 

«У филантропии и государства все больше совпадает роль в общественной жизни» — так сформулирован один из ключевых трендов 2021 года в докладе Dorothy A. Johnson Center for Philanthropy (США). Взаимоотношения государства и филантропии никогда не были простыми, но сейчас стали особенно сложными; каждая из сторон начинает диктовать условия или заходить на прежнюю территорию другой. Среди примеров — влияние благотворительных инициатив Билла Гейтса и, наоборот, повсеместные попытки ограничения деятельности иностранных доноров (например, Индия) и гражданских активистов; пополнение благотворительными фондами пенсионных фондов (Детройт, США) или, наоборот, благотворительного фонда — налогами «с богатых» (Круг добра, РФ).

Пандемия только усилила совпадение ролей филантропии и государства. Во многих странах в условиях отсутствия скоординированных действий правительств или даже отрицания инфекции доноры и НКО брали на себя функции государства — искали финансы, СИЗ и ИВЛ, организовывали поставки медицинского оборудования и строили больницы, проводили информационные кампании для населения и продумывали планы дальнейших действий (яркий пример — Бразилия).

В других странах, наоборот, лидеров сектора критиковали за создание «секретных самопровозглашенных» групп, пытавшихся повлиять на правительство и добиться преференций вместо более активного и непосредственного участия в преодолении последствий пандемии.

Например, британская НКО covid: aid прекратила кампанию COVID Heroes после получения тысяч оскорбительных комментариев от противников вакцинации. Попытки филантропии добиться масштабных перемен, изменить сами системы (systems change) логичным образом приближает ее к политическому полю, к пониманию невозможности добиться глобальных целей только силами филантропии, необходимости взаимодействия и совместных усилий с государством. В связи с этим ожидается расширение практик государственно-частного партнерства, рост стремления грантодающих фондов влиять на социальную политику государства.

Другой фактор, усиливающий тренд, — ограниченность ресурсов у государства, что стимулирует привлечение дополнительных источников, стремление переложить часть социальных расходов на негосударственных игроков. Кроме того, во всем мире фиксируется падение доверия к большинству социальных институтов, а во время пандемии — особенно к властям (Edelman Trust Barometer).

Представления о том, как на это должна реагировать филантропия, противоречивы. Одни ждут от филантропии отказа от прежней удобной позиции «оставаться над схваткой» и быть «вне политики», проявлять большую гражданскую активность и давление.

Например, поддерживать журналистские расследования и общественные движения (согласно докладу Candid, на них приходится не более 0,5 % всех благотворительных пожертвований), даже если они выражают взгляды конкретных политических деятелей или групп; поддерживать защитников природы, отказываясь от «лицемерных денег» добывающих компаний и пр.

Другие обращают внимание на риски политизации, в том числе потерю остатков доверия к филантропии («утрату ею человечности»), ее использование в политических целях. Так, большинство опрошенных британцев уверены, что благотворительные организации не должны занимать политическую позицию — «это не их роль».

Переосмысление роли крупных доноров в филантропии 

В Фонде Билла и Мелинды Гейтс, крупнейшем частном фонде мира, который оказывает значимое влияние на целые отрасли (в частности, систему здравоохранения), все решения принимают всего три человека. Несколько иной подход у другого крупного филантропа Маккензи Скотт, которая делегирует принятие программных решений поддерживаемым организациям (при этом решение о том, какие организации и направления будут финансироваться, остается полностью под ее контролем). Параллельно с этим во всем мире сокращаются более мелкие пожертвования частных доноров, пересматривается модель участия в филантропии: вместо пожертвований в «бездонную яму» — покупка продукции социально ответственных предприятий и социальное инвестирование. Такие тренды меняют баланс сил в филантропии, делая ее сферой, «подконтрольной богатым».

В частности, активизируются дискуссии о негативной зависимости НКО от одного крупного донора, поскольку это означает подчинение его прихотям, часто далеким от потребностей благополучателей, потерю независимости действий, меньшую подотчетность людям в широком смысле. Этичность отложенных инвестиций в решение социальных проблем при наличии достаточных ресурсов в мире, в частности, у крупных доноров и состоятельных людей. Например, справедливо ли не накормить голодных прямо сейчас?

Или такие жертвы обоснованы, если средства сначала выгодно вложить, а через некоторое время получить возможность накормить большее число людей? В 2020 году в США запущена Инициатива по стимулированию благотворительных пожертвований (Accelerate Charitable Giving), направленная на реформирование налогового законодательства, чтобы стимулировать фонды (в первую очередь, частные фонды и фонды, рекомендованные донорами (donor-advised funds, DAF) к более быстрому распределению имеющихся в их распоряжении пожертвований. Фонд Форда и ряд других американских фондов в 2020 году заявили о выпуске долговых обязательств, чтобы оперативно увеличить объем грантов на борьбу с COVID.

Социальная справедливость и ответственность. В период пандемии число долларовых миллионеров и миллиардеров увеличилось, тогда как значительная часть населения пострадала. В 2020 году совокупное состояние только американских участников списка Forbes-400 возросло на 40 % по сравнению с прошлым годом, однако их участие в филантропии пропорционально не увеличилось. Это усиливает и так острые вопросы о справедливости и ответственности доноров, в том числе в странах, для которых характерны традиционно низкие показатели вовлечения состоятельных людей в филантропию и низкий уровень доверия к их пожертвованиям (страны Азии, Франция). Вопросы, как увеличить вовлечение состоятельных людей в благотворительность, обсуждались в секторе постоянно, сколь бы тревожными ни казались последствия значительного увеличения пожертвований и, соответственно, их влияния. Тем не менее дискуссии об оторванности миллиардеров от проблем «простых людей» и «горящего мира» (иногда в буквальном смысле) становятся особенно острыми.

Ответственность филантропии за воспроизводство статус-кво. Все чаще обсуждается вопрос: в какой мере филантропия действительно заинтересована в решении социальных проблем (в том числе неравенства), отстаивании общественных интересов, а не крупных доноров и филантропов? Или все же частные лица, каким бы ни был их капитал, не в состоянии решить социальные проблемы и нести ответственность за них, а могут только улучшить жизнь сообществ и отдельных людей, тогда как системные решения — зона ответственности другого сектора, а именно властей и их внутренней политики?

Перераспределение богатств, выход на сцену филантропов нового поколения. По прогнозам к 2023 году более 1/3 миллиардеров мира будет проживать в Азии. Отсюда — рост интереса к филантропии Азии и Востока, пожертвованиям диаспор и на религиозной основе (faith-based philanthropy). Кроме того, в последние годы происходит «величайший в истории трансфер» благосостояний от одного поколения состоятельных людей (ultra-high-net-worth individuals, UHNW, HNWI) к другому, что напрямую затрагивает сферу филантропии. Ожидается, что в течение следующих десятилетий будет передано до $140 триллионов от одного поколения к другому, причем около трети этих состояний будет передано в управление НКО. При этом новое поколение филантропов:

Жертвует на филантропию раньше, при жизни, будучи 20-, 30-, 40-летними, а не на смертном одре. Соответственно, и результаты своих инвестиций они хотят увидеть при жизни; большее значение придают достижению изменений в конкретных сферах (issue-based philanthropy) — например, бездомность, изменения климата и пр.; что влечет запрос на внедрение системных решений, работу с первопричинами проблемы — в частности, важна переориентация на формирование практик, помогающих сообществам и уязвимым группам быть жизнестойкими, быстрее восстанавливаться после кризисов и травмирующих событий. Имеет иные ценности, приоритеты и подходы в сфере филантропии.

Например, больше фокус на принципах DEI, изменениях климата, технологиях и данных.

Чаще участвует в филантропии вне традиционных форм (вместо создания собственного фонда и пожертвований в НКО — участие в фондах DAF и кругах благотворителей), с использованием коммерческих структур и механизмов (например, управление благотворительными средствами через коммерческую компанию, импакт-инвестирование), встраивая филантропию в свой бизнес, делая ее сутью бизнеса, что повышает запрос на оценку таких инвестиций.

Например, в докладе Deloitte донорам предлагается пересмотреть распространенные допущения: 1) доноры должны поддерживать только те усилия, которые оказались успешными, а не идеи с более высоким риском и потенциальным результатом; 2) выдача грантов НКО — единственный способ добиться социальных изменений; 3) благотворительные фонды — лучший способ управления средствами, пожертвованными на конкретные цели.

Стремятся к личному вовлечению в процессы принятия решений, в разработку благотворительных программ и пр.; больше рассказывают о своем участии в филантропии, вдохновляя других.

В последние годы в корпоративной благотворительности все больше набирает обороты «Модель филантропии 1-1-1» (1-1-1 Philanthropic Model, Salesforce) или ее аналог — «Клятва 1 %» (Pledge 1 %), подразумевающая публичные добровольные обязательства компании жертвовать 1 % своих ценных ресурсов (в любой комбинации — будь то капитал, время сотрудников, продукция или прибыль) на благотворительные цели. За 5 лет в более чем 100 странах мира такую клятву дали 12 тысяч компаний. Аналогичная инициатива есть и в среде молодых основателей технологических стартапов (Founders Pledge, 2015).

Практикум: примеры предложений для крупных доноров

Учитывая ожидания, что в ближайшие десятилетия некоммерческим организациям будут выделены триллионы долларов, сейчас самое время для НКО инвестировать в программы по работе с крупными донорами. Например, WWF UK предлагает состоятельным людям три варианта участия: 1. Стать опекуном (стражем) и финансировать конкретную работу фонда с минимальным пожертвованием в размере 1000 фунтов стерлингов.

Донор в течение года получает эксклюзивные новости о том, как продвигается работа, которую он поддерживает, и приглашения на специальные мероприятия и встречи по всей стране. Присоединяясь к программе в 2021 году, донор поддерживает проект по защите диких тигров.

Присоединиться к долгосрочной программе PHILANTHROPY & 2030 CIRCLE с амбициозной целью: остановить гибель природы к 2030 году и начать строить будущее, в котором процветают люди и природа. Благотворительный взнос начинается от 5000 фунтов стерлингов с обязательством ежегодных пожертвований.

Донор может выбрать один из трех проектов. Если размер пожертвования составляет более 25000 фунтов стерлингов, донор присоединяется к эксклюзивной сети доноров и выбирает по своему усмотрению, какую природоохранную зону он хочет поддерживать. Каждый донор получает регулярный и индивидуальный отчет, как расходуются средства, какие изменения происходят в рамках проекта. А также возможность участвовать в мероприятиях: от ужинов до лекций, от панельных дискуссий до аукционов.

Оставить завещание в поддержку благотворительной организации. Можно оставить процент от своего имущества, фиксированную сумму или конкретный подарок (дом, ювелирное изделие, произведение искусства). Завещания составляют примерно пятую часть всех пожертвований. Благодаря им увеличилось количество тигров в Непале на 60 % с 2010 года, снизилась скорость вырубки лесов в Бразилии на 75 % с 2000 года.

Практикум: что нужно знать при планировании работы с молодым поколением крупных доноров

Краткие выводы сделаны по результатам обзора исследования The Beacon Collaborative, посвященного крупным донорам-миллениалам.

Они знают о сложностях и принципах работы благотворительной экосистемы меньше, чем мы ожидаем. Пожертвования часто происходят импульсивно, и в настоящее время доноры не стремятся к долгосрочному сотрудничеству.

Богатые миллениалы часто используют слово «влияние» для описания собственного опыта и профессиональных целей, а не в контексте благотворительной деятельности.  Желание и готовность жертвовать не являются характерными чертами их личности, хотя некоторые считают, что это играет определенную роль в их жизни. В то же время факт пожертвования является для них предметом внутренней гордости, хотя они редко рассказывают об этом публично.

Миллениалы взаимодействуют с благотворительными организациями по трем основным сценариям: благодаря работе, в силу образа жизни или если сталкиваются с серьезным жизненным событием.

Время для богатых молодых миллениалов — деньги. Они считают волонтерство более ценным, чем финансовый вклад, но это не означает, что они понимают финансовую ценность своего волонтерского участия.

Богатые миллениалы используют технологии, чтобы сделать свою жизнь проще, удобнее и веселее; они не стремятся внедрять технологии ради технологий. Значительный вклад в развитие филантропии вносят звезды кино, телевидения, эстрады, а также блогеры.

Например, они открывают сборы на свой день рождения или становятся амбассадорами фондов и призывают в социальных сетях присоединиться к событию или поддержать организацию. Звезды не только сами активно участвуют в благотворительности, но и вовлекают своих фанатов. Так, поклонники корейских групп по всему миру призывают в честь дня рождения айдолов (артистов, создающих себе по-детски чистый имидж) поддержать ту или иную социальную инициативу. Например, поклонники звезды Red Velvet Ирен собрали более 2000 долларов США на поддержку незамужних матерей Кореи.

С полным текстом исследования можно ознакомиться по ссылке.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: