Подписка на новости

* Поля, обязательные к заполнению
Нажимая на кнопку «Подписка на новости» Вы даёте свое согласие автономной некоммерческой организации «Центр развития филантропии ‘’Сопричастность’’» (127055, Москва, ул. Новослободская, 62, корпус 19) на обработку (сбор, хранение), в том числе автоматизированную, своих персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных». Указанные мною персональные данные предоставляются в целях полного доступа к функционалу сайта https://www.b-soc.ru и осуществления деятельности в соответствии с Уставом Центра развития филантропии «Сопричастность», а также в целях информирования о мероприятиях, программах и проектах, разрабатываемых и реализуемых некоммерческим негосударственным объединением «Бизнес и Общество» и Центром развития филантропии «Сопричастность». Персональные данные собираются, обрабатываются и хранятся до момента ликвидации АНО Центра развития филантропии «Сопричастность» либо до получения от Пользователя заявления об отзыве Согласия на обработку персональных данных. Заявление пользователя об отзыве согласия на обработку персональных данных направляется в письменном виде по адресу: info@b-soc.ru. С политикой обработки персональных данных ознакомлен.
Олег Базалеев,
руководитель департамента по социальным вопросам компании «Кресент Петролеум» (Ближний Восток), кандидат социологических наук

В прошлом посте я писал, почему не надо становиться ESG-пророком местного замеса.

Но ESG-деятельность без коммуникаций – это как свадьба без баяна, и начальнику этой функции всё равно не уйти от разговоров с сотрудниками компании.

Как из-за ошибок в коммуникации не наломать дров и не переломать себе ноги?

Глупо отрицать, что большинство мессиджей по климату и по ESG-повестке делались западным человеком для западного человека. И многое в них заточено именно под опыт, страхи и «болевые точки» этого самого западного человека.

Порой у этих коммуникаций настолько своеобразный tone-of-voice (тональность голоса), что они явно не «зайдут» среди многоэтажек рабочего района или рядом с частоколом дымящих заводских труб. И дело тут будет совсем не в невнимании российского человека к проблемам экологии или к теме изменения климата.

Идеалисты не согласятся. Мол, это же универсальные общечеловеческие проблемы, под которыми готов поставить свою подпись каждый из семи миллиардов землян – за исключением разве что тех из соседей по планете, кто по малолетству ещё не научился держать в руке шариковую ручку.

Но различия (в менталитете, уровне и условиях жизни) для ESG-повестки имеют значение.

Даже обычный здравый смысл нам подсказывает, что человеку с зарплатой в 35 тысяч рублей труднее болеть душой за мангровые леса Индонезии, чем такому же человеку, но с доходом в десять раз выше.

Вон и первые лозунги французских «жёлтых жилетов» (а эти акции начинались как социальный протест против экологических сборов) были про то, что пока элиту волнует «конец света», простых людей беспокоит «конец месяца» — сойдутся ли доходы с расходами и не придётся ли лезть в долговую петлю.

Итак, наша целевая аудитория – это коллективы промышленных предприятий. Люди скептические, острые на язык, много повидавшие, с техническим складом ума и солидным запасом житейского здравого смысла.

Что НЕ НАДО брать из западного формата коммуникаций?

Не надо брать пафос.

Многие знают, что на Западе климатическая тема давно уже стала чем-то сакральным (злопыхатели даже называют её новой религией) и перестала быть темой-для-дискуссий.

Не все представляют, насколько перестала.

Признавать эту повестку (или, по крайней мере, её публично не оспаривать) – это абсолютный императив для человека в западном мире.

Если проводить аналогию, то это такое же безусловное правило, как для россиянина – особое отношение к Великой Отечественной войне и уважение к Дню Победы.

Любой, кто в России позволил бы себе публично усомниться в героизме предков и значимости Победы, – независимо от должности и профессии, оказался бы в центре скандала, лишился бы репутации, и, возможно, работы. В каком-то смысле он «самовыпилился» бы из общества.

Любой, кто в западном обществе публично рискнул бы дать отповедь климатической повестке (или посмел бы усомниться в каких-то её деталях), заплатил бы самую высокую цену.

В результате из-за непробиваемой брони, в которую за границей облечен каждый выступающий на тему ESG, климата или устойчивого развития, порой ораторов, что называется, «заносит на поворотах».

У одного теряется чувство меры и правдоподобия – всё равно ж никто не рискнёт поправить. Второй не совсем связно выстраивает аргументы. Третий сбивается на пафос и начинает вещать там, где надо бы говорить.

В общем, когда такая вот западная аргументация в чистом виде спускается на российскую почву, то возникают неполадки.

Вы находитесь в разделе «Блоги». Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: