Подписка на новости
* Поля, обязательные к заполнению

Бизнес на местах не умеет договариваться друг с другом

Большинство российского бизнеса, размещая головные офисы в столице, основную работу ведет в регионах. Потому тема развития территорий его присутствия весьма актуальна.

Как найти баланс между бизнес-стратегией, интересами местной власти и местных сообществ – об этом говорили на общероссийской конференции «Развитие территорий: роль и ответственность бизнеса», организованной журналом «Бизнес и общество».

Партнерство должно быть трехсторонним

Артем Шадрин

«Когда говорится об ответственности и роли бизнеса в развитии территорий, в первую очередь имеются в виду инвестиции – и это абсолютно оправдано: ничто не помогает так хорошо от бедности, как экономический рост, — подчеркнул Артем Шадрин, заместитель директора Департамента стратегического управления (программ) и бюджетирования Министерства экономического развития РФ. — Но, надо сказать, что все больше внимания привлекают и социальные аспекты деятельности компаний. Они с течением времени вносят все больший вклад в решение социальных задач. И здесь речь идет о трехстороннем партнерстве: бизнеса, региональных властей и некоммерческих организаций».

В обществе нет консенсуса по поводу социально справедливого разграничения функций и ответственности этих трех участников процесса, уверен Александр Бим, директор проекта по устойчивому развитию Глобального Договора ООН в России (ПРООН). Часто происходят «перекосы» — ущемление интересов одной из сторон, что, в конечном счете, снижает эффективность социальных инвестиций.

Чтобы сотрудничество было продуктивным, сторонам необходимо, как минимум, договариваться друг с другом. Это не легко, и большую роль здесь всегда играет личностный фактор. Особую сложность представляет общение с представителями властных структур. Так, по словам Татьяны Бачинской, главного редактора журнала «Бизнес и общество», связь с Минэкономразвития РФ существует благодаря заинтересованности Артема Шадрина, а представители Министерства регионального развития абсолютно не идут на контакт.

Ситуация «на местах» складывается по-разному. У партнерских взаимоотношений везде своя специфика. «Региональные элиты вносят много творчества во взаимодействие – и это хорошо, — говорит Александр Бим. — Возникают новый опыт, новые решения, новые формы взаимодействия власти, бизнеса и НКО». Он привел в пример Калужскую область, где активная позиция губернатора и администрации позволили справиться со многими экономическими сложностями и в то же время создать благоприятный социальный климат – и для бизнеса, и для решения проблем региона. «Естественная основа для взаимодействия – осознание общих интересов, — полагает Александр Бим. — НКО же может давать эффективные механизмы, привлекать компетентных специалистов, экспертов, «дополнительные» заинтересованные стороны, вести учет интересов населения».

Гражданское общество должно стать и арбитром в отношениях власти и бизнеса, и «третьей стороной», выявляющей наиболее насущные проблемы.

Зачем быть социально ответственным в России?

Вечный вопрос о том, зачем бизнесу инвестировать в социалку, звучал и на этой конференции. «В первую очередь, это снижение рисков», — сказал Артем Шадрин.

Олег Калинский, вице-президент АЛКОА Россия по корпоративным отношениям, пояснил позицию компании на примере.

Порядка 70% металлургических предприятий в России – градообразующие. Один из заводов АЛКОА в Ростовской области (в г. Белая Калитва) – тоже градообразующий. В городе проживает около 25 тыс. человек. «Можно понять, насколько твой бизнес устойчив, если ты знаешь, какие проблемы есть в сообществе, и не решаешь их — сказал Олег Калинский. – Если проблемы не решать, просто некому будет работать. Когда в городе нет нормальных школ, детских садов, больниц – люди оттуда уезжают».

Нужен ли кому-то передовой опыт?

На одной из секций активно обсуждалось частно-государственное партнерство. В связи с этим вспомнили программу комплексного развития территорий, проводимую компанией СУАЛ в партнерстве с USAID.

Несмотря на то, что программа проводилась несколько лет назад, она по-прежнему считается одной из лучших, и не потеряла актуальности.

«Опыт СУАЛа признан одним из самых эффективных в мире, — сказал Юрий Гусев, директор Экспертного центра управления. — Его изучают в некоторых западных университетах как передовой. Он входит (в числе первых) в сборник по методам ЧГП, рекомендованных к применению в мире».

«Целью программы было улучшить качество жизни в территориях присутствия», — рассказала Елена Малицкая, президент МОФ «Сибирский центр поддержки общественных инициатив» (один из активных участников реализации этой программы).

Елена подчеркнула, что тогда все партнеры работали на одно общее дело и получили очень хороший результат. Удалось всколыхнуть активность граждан. В некоторых местах создали инфраструктуру (Фонды Местных Сообществ). Кроме того, сформировали модель, которую теперь можно реализовывать в любом другом месте.

«Почему никто больше не хочет делать подобного? – задала вопрос Елена Малицкая. — Может быть, бизнесу интересно только быть первым? Бизнес на местах не умеет договариваться друг с другом, не умеет ставить приоритеты».

Отличительной особенностью этого проекта было то, что команда СУАЛа не боялась доверять партнерам и без лишней подозрительности отдавала разные части на аутсорсинг. Это, надо признать, большая редкость.

Денис Корепанов, старший советник отдел развития программ и проектов Агентства по международному развития США, подчеркнул, что главными факторами успеха была сильная команда СУАЛа и их открытость опыту USAID. Он также выразил недоумение по поводу того, почему не происходит активного освоения этих технологий другими компаниями — ведь по результатам оценки программа внесла серьезный вклад в рыночную стоимость и конкурентоспособность СУАЛа. «Чем больше опытных участников в альянсе, тем проект успешнее, — уверен Денис Корепанов. — Но понимание этого тоже приходит лишь с опытом…»

Роль команды в этом проекте трудно переоценить – стоило СУАЛу перейти в другое управление, все планы по распространению передового опыта на другие территории присутствия быстро свернулись.

«Жалко, что при слиянии компаний уровень развития СУАЛа оказался гораздо выше, чем той компании, которая сейчас управляет активами», — посетовала Татьяна Бачинская. Она грустно поведала собравшимся, что другие компании, которые на данный момент работают в формате ЧГП (в частности, РЖД), также получившие приглашения на конференцию, не проявили к ней интереса.

О роли ФМС

На конференции о фондах местных сообществ говорилось как об одной из самых перспективных технологий сотрудничества НКО с бизнесом и властью. Сегодня ФМС в России насчитывается более тридцати.

Лариса Аврорина

«За последние годы ФМС из сервисных организаций (для бизнеса), которые аккумулировали ресурсы, превратились в лидеров развития территорий, — утверждает Лариса Аврорина, руководитель программ CAF Россия. — ФМС – это платформа для сотрудничества, обеспечивающая доверие, переговорная площадка. Они, по сути, играют роль «социального моста»».

Лариса рассказала об интересной тенденции: когда возникали первые ФМС (с начала 2000-х гг.), они поддерживались, в основном, крупными компаниями, сегодня же активно развиваются инвестиции малого и среднего бизнеса. Новые ФМС создаются на очень удаленных территориях, где мало производственных ресурсов — сегодня таких фондов уже 15. 1-й ФМС создан в научном сообществе – в Академгородке под г. Новосибирском.

«Фактически, ФМС стали единственной институционально развитой моделью для привлечения социальных инвестиций на территории» — считает Лариса.

Подробнее.

Автор: Лидия Тихонович

15 декабря 2010, Филантроп

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: